Повраги, или Дружба в силу обстоятельств

Размер шрифта: - +

19 глава

19 глава

Первый раз Кай пришел в каждый месяц переезжающее убежище Германа неожиданно и застал у него гостей.

***

— Привет, Герман!

И врач, и его жертвы заорали в голос, шарахаясь на стену.

— Я не помешал? — включая свет. Иллюзия монстра, блестящего угольками глаз во тьме, сменилась на ехидно улыбающегося монстра. — Я проследовал за фургоном похитителей людей. И, боже, оказался здесь и вижу тебя. Представляешь?

Студентки замерли, обнявшись — по их щекам струились слезы.

— Что тебе надо? — подпольный доктор, оказавшийся еще и местным Потрошителем, лихорадочно забегал глазами в надежде придумать план и отделаться малой кровью. Он больше всех знал о Кае.

— Во-первых мир во всем мире. Во-вторых транспарант на стену «нет войне». В-третьих твое участие в митинге у белого дома. Шучу! Девушки, вы свободны, сегодня только кровь девственниц и плоть красавиц, а вы не проходите по обоим пунктам.

Жертвы возмутились, заскрипели зубами и удалились, гордо задрав носы. Будто не их похищали и собирались препарировать. На пути к выходу им ничего не угрожало, разве что схватившиеся за сердце охранники.

— А серьезно? — смирился с потерей человеческого материала Герман.

— А серьезно, убрал свидетелей и прошу у тебя помощи. Фиеста! Твоя мечта сбылась, ты можешь провести мое полное обследование!

Маньяк-монстрособиратель Виктор Франкенштейн не знал такой мании в глазах, как московский нелегальный врач. Да и на чудище Франкенштейна не смотрели с таким вожделенным безумием. 

— Ты это… коллег по цеху позови. Будет кому тебе руки скрутить, если че….

***

Герман позвонил около месяца назад. Взволнованным голосом доктор просил прийти Кая к нему немедленно. Говорил, дело серьезное и не для телефонного разговора.  Демон пришел тогда с точно такой же улыбкой, как и сейчас шел на крышу здания. Ничего нового доктор не сказал.

Адонис упражнялся, не замечая демона, подошедшего танцующей походкой. Меч лежал как продолжение его ладони и ждал момента окрасить лезвие в красный.

— Я чувствую себя девственницей на выданье, — усмехнулся Кай.

От его слов рыцарь запнулся, и последнее движение боевого танца вышло неуклюжим. Адонис зарычал:

— Паскуда, надо тебе все испортить. И я не только о мелочах. Зачем ты пытаешься злить меня? Только забываю, какая ты тварь, как «вот он я» напоминаешь! Словом или делом, ты просишь убить себя! Зачем!!?

— Я не знаю... — растерялся бес, не ожидающий разговора по душам. Он то думал они сразу вцепятся друг в друга. Подерут-порежут и успокоятся. — Такой уж у меня характер. — Кай подавил растерянность и более ехидно добавил. — Неужели ты ненавидишь только его? 

— А с ним твое дьявольское происхождение, демон!

— Какое уж есть. — пожал плечами Кай и поинтересовался. —Так мы до смертного конца деремся или пока один пощады не попросит?

— Посмотрим по ходу дела. Если продолжишь бесить, то я за себя не ручаюсь.

— Бесить я умею. Сейчас скажу кое-что. Оно обязательно тебя выведет из себя.

— Рискни, как раз на бой настроишь. — Росчерк меча едва не коснулся подавшегося вперед демона, прося держать дистанцию.

Сложив когти за спиной, черт улыбнулся и медленно двинулся по кругу, словно акула выбирающая кусочек повкуснее. Он говорил необычно торопливо и немного сбивчиво:

— Раз сегодня может оказаться мой последний день, сойду на откровенность. Задумайся вот о чем, ты – герой. Во всех смыслах – лик справедливости. Сила, свет, правильность и далее по списку. В нем я не шибко разбираюсь. Суть не в этом. Подумай. Ты убивал тысячи мне подобных. Я не грущу о них. Дело вообще не в этом, демоны редко за кого радеют, потому мне плевать. Просто хочу сделать акцент на взгляде со стороны.

— И что же там? С другой стороны? — Адонис следил за каждым движением противника. Ждал нападения, готовый принять бой.

— Например, тобой пугают непослушных бесенят. Будто сэр Адонис выскочит из-под кровати и укусит за пятку.

Адонис не удержался и прыснул. Так ярко представил себя в роли подкроватного монстра. Кай тоже усмехнулся, продолжая:

— Ты смеешься, а я говорю правду. Мне твоей гравюрой периодически в лицо тыкали. Ты на ней как Ктулху: весь цветной, с щупальцами и с ожерельем из зубов, еще и кость в нос вставлена. Поверх белый доспех, что бы на поле боя не перепутали. Глупая карикатура! Но должен признать, когда впервые увидел ту картинку, три ночи не мог спать и ждал твоего появления из темного угла.

— Ты серьезно? — не поверил рыцарь. Все пытаясь понять, куда ведет демон.

— Серьезно, — продолжил движение по кругу Кай. — Естественно, когда удалось посмотреть на тебя на том поле. Ну где я приказал убить твоих солдат, я глубоко разочаровался. Ты оказался самым обычным человеком. Недавно я узнал: ты где-то на четверть титан, но сути твое родство с горными гигантами не меняет. Возможно дело в возрасте, мне было всего тринадцать лет…

Адонис вздрогнул. Подозрения о юном возрасте повелителя демонов подтвердились. Он действительно был очень юн.

— Почему ты…

— Не перебивай. Я разочаровался, но только в начале. А когда подрос, ты вдруг стал моим кумиром. Я брал с тебя пример. Можно сказать, это ты дал мне стимул на некоторые дальнейшие поступки. И я благодарен.

— На какие такие поступки? — Адонис никак не мог поверить в оказания влияния на этого демона. Он вообще не мог понять зерна разговора. Зачем Кай все это ему рассказывает?



Елена Троицкая

Отредактировано: 26.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться