Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава пятая

Раненым зверем проревел звонок и магистр Эоссе отпустила всех с занятия. Решив не толкаться у выхода, я осталась сидеть за партой. Моему примеру последовала и Деавин. Когда аудитория опустела наполовину, к нам, грациозно лавируя между партами, подошла темная эльфийка с компанией припевал. О, какой надменный и возвышенный у нее был вид! Царица на прогулке со свитою снизошла до слуг. Если бы с нас писал картину художник, то так бы свой шедевр он и назвал.

- Новенькая, ты часом не перепутала академию с училищем для бедняков? – растягивая гласные, нависла эльфийка надо мной. Глаз невольно скосился в вырез рубашки, облепившей худенькую фигуру. Предел мечтаний большинства женщин являл собой два огромных арбуза.

От столь вопиющей наглости я потеряла дар речи и не сразу сообразила, что ответить. Деавин витала где-то в облаках и защиты от нее я не ждала, собственно, я вообще от нее ничего не ждала. Таис, возможно, и повела бы себя по-другому, но никак не эта хмурая девушка с челкой до подбородка.

Что бы такого обидного ответить-то? "В таком случае мы с тобой обе перепутали". Слишком просто. "Чья бы корова мычала". Как-то грубо и по-детски. Черт!

- Молчишь? И откуда же ты взялась такая упитанная? Норлок, Старикова случайно не из твоего захолустья, нет?

- Случайно, нет, – ответил парень грубо, в спешке запихал учебники в сумку и вылетел из аудитории.

Похоже, кто-то пытается за счет унижения повысить свой авторитет. Ведь дорогу я ей не переходила, а значит и повода издеваться не давала. Ненавижу подобных особ! Придется доказывать, что я чего-то стою, иначе спокойная жизнь мне будет только сниться. Но как это сделать?

- Жаль, я была на сто процентов уверена. Так больно ошибаться, – театрально поджав губки, опечалилась пышногрудая.

Раздались издевательские смешки.

- Мэниснира, когда я слышу твои умозаключения, то хочу воздвигнуть тебе памятник, – неожиданно изрек один из одногруппников, будучи одной ногой за дверью. От его слов девушка расплылась в улыбке и гордо выпрямилась, при этом ее грудь изящно колыхнулась. Оружие массового поражения, поражения мужчин в самое сердце. – Памятник непроходимой тупости, – добавил он после непродолжительной паузы.

- Ты, ты... – беспомощно закудахтала та, округлив глаза от возмущения.

Съела? Спасибо прекрасный незнакомец! Буду должна.

Деавин неожиданно дернула меня за руку и вытолкала из практически уже пустой аудитории. Немного погодя оттуда вышел и мой неожиданный защитник. Обогнав нас, он скрылся за углом.

- Извини, что за тебя не вступилась, – тихо пролепетала девушка. – Просто меня здесь тоже не особо жалуют. Боюсь, я бы сделала только хуже.

- Ты и не должна была, не бери в голову, – ответила разочарованно. Ну вот, даже спасибо сказать не успела. В следующий раз, точно не оплошаю. – Если не секрет, не расскажешь почему? Почему не жалуют? – Деавин поджала губы и отвернулась, явно не собираясь продолжать разговор, тогда я задала другой вопрос. Уж на него-то она должна ответить? – Знаешь как зовут того парня?

- Вилленаррель Ансулат. Но я бы советовала держаться от него подальше?

Вздернула брови.

- Почему?

- Эгоистичность и излишняя корысть порой затмевает разум. Такая душа живет только поведанным ей правилам.

- Это ты сейчас о Вилленарреле?

Не верится как-то... Разве стал бы он тогда мне помогать? Или все же следует ожидать счет за услуги?

Деавин пожала плечами и снова замкнулась. Я не стала ей досаждать, и без того был прогресс в нашем с ней общении: целых два предложения чуть меньше чем за минуту.

Следующими в расписании стояли лекции по проклятиям и основам некромагии. Первую дисциплину преподавала магистр Мариэлла Залинск. Представьте себе тетеньку средних лет, немного сгорбленную, с пучком на голове и в серой хламиде. Так вот, за преподавательским столом сидела именно такая тетенька. Магистр Залинск оказалась весьма болезненной особой. За все время лекции она чихнула порядка тридцати раз, и примерно столько же шмыгнула носом, притом она не забывала извиняться. Все бы ничего, но голос у нее был слишком тих и невнятен. Постоянно приходилось тянуться вперед, стараясь услышать хоть что-нибудь. В результате, парта, жутко скрипнув, отодвинулась и прижала сидевшего впереди эльфа. Тот не обладал любовью к ближнему своему и обматерил меня на своем эльфийском языке. Перевод не потребовался; покрасневшие уши Деавин сказали о многом.

Преподаватель, заметив нашу стычку, неподдельно огорчилась, и до конца занятия затянула лекцию о любви и всепрощении. Однако никто ее не слушал. В общем, мои знания о проклятиях остались на прежнем уровне, а вот одним недругом стало больше. Болезненный тычок в спину на выходе из аудитории стал тому подтверждением. Деавин, видя это, скорбно поджала губы и еле слышно прошептала на ухо:

- Не знаю, почему Мэниснира на тебя взъелась, но догадываюсь, что из-за моего с тобой общения.

Снова заладила. Надо поработать над ее самооценкой, хотя кто бы говорил, сама комплексую по поводу собственной внешности. Правда, внешность и внутренняя составляющая – разные вещи.



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги