Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава седьмая

- И здесь гоблины! – не сумела я сдержать возглас, когда из-за библиотечной стойки выглянул собрат Нозлюбахса со стопкой книг в руках.

- Чем тебе не угодили гоблины? – злобно прокряхтел он, сваливая ношу к прочим талмудам, разбросанным подле стола. – Расистка, да?

«Нельзя так с книгами обращаться!» – чуть не вырвалось у меня, но вовремя прикушенный язык, уберег от еще больших неприятностей. Этого бы казуса без последствий избежать…

Тем временем эльфийка прикрыла глаза руками и поспешила скрыться. Ей было достаточно стычек с Нозлюбахсом.

- Нет, что вы! – замахала я руками в протестующем жесте. – Вы просто неправильно меня поняли, на самом деле я несказанно рада нашей встречи, – лучезарно улыбнулась и продолжила врать, ибо библиотекарь продолжал скептически взирать да кривить губы: – Моим научным изысканиям нужны достоверные сведения, а где их получить, как не у гоблинов.

Истину говорят, все беды от болтливого языка!

- Чего загнула? Получить? Чего получить-то? Мы бедная, несчастная, обделенная всеми раса, призванная пресмыкаться… неважно. И ж, заумностей понабрала где-то девка! Ни рожи, ни цацек, голень подзаборная.

Вот сволочь! Правильно, что обделенная. Кто же без причин обзывается? Вдох, выдох, спокойно, Лиза! Ты уже привычная.

- Я пишу научную работу: «Особенности трудовой и управленческой культуры гоблинов, сложившиеся на основе комплекса моральных ценностей и норм». Пообщаться с вами для меня великая честь!

Господи, что я несу?

- Ты головой не ударялась, случаем?

- Нет, – мило улыбнулась, продолжая играть представление. Но кого-то очень хочется и не только ударить, но и в землю закопать.

- Правда, что ли? – иронично крякнул гоблин, подняв нос от своего занятия: сортировки книг.

- Правда.

- И как далеко ты продвинулась в своих… изысканиях?

- Не так далеко как хотелось бы, но если вы мне поможете – сдвинусь с мертвой точки.

- А какой мне с этого прок? Катись уже отсюда или бери то, зачем пришла! Ходят тут, мозги засирают.

С радостью! Предательская улыбка сорвалась с губ, но гоблин ее не заметил, скрывшись за стойкой, иначе обложил бы благим матом. Прикусила себе язык – нечего играть с судьбой – и пошла исследовать библиотеку, мимоходом высматривая Деавин.

Стеллажи с книгами возносились прямо до потолка, а тот в свою очередь прятался в темноте. Магические светлячки парили над головой. То ли они экономили энергию, то ли скрывали монстров, украдкой подглядывающих за ни чем не подозревающей жертвой. Пахло пылью и доживающими свой век старинными книгами. Не берусь судить о размерах помещения, но уже сейчас ясно – заблудиться здесь проще простого. Лабиринт с узкими проходами и без указателей. Ад для человека, страдающего клаустрофобией или попросту нервный срыв для параноика.

- Ты действительно занимаешься научной работой? – прошептал кто-то над ухом, затем вцепился ледяными пальцами. В первую секунду я обмерла от страха, во вторую повернула голову назад и облегченно выдохнула, глядя в мерцающие возбуждением глаза Деавин. Светлячок парил на уровне ее груди, придавая ей сходство с призраком несчастной девы, утопившейся от неразделенной любви.

- Чертово освещение, я чуть со страху... – не получилось у меня сдержать эмоции. – Деавин, можешь больше так не делать?

- Как так? – девушка непонимающе похлопала ресницами.

Изображать из себя неупокоенных личностей, страждущих разрыва трусливого сердца.

- А-а-а не важно, – махнула я рукой, решив не выдавать своих истинных чувств. Вдруг она воспримет мои слова всерьез и обидится. Зачем мне ссоры на пустом месте? Вот разгребу завалы в ее душе, потом и буду болтать, о чем вздумается. – Поговорим о научной работе после, здесь не подходящее место для разговоров, – огляделась по сторонам, гоблина не было видно, – сейчас берем учебники и сваливаем отсюда, пока я в конец не преставилась.

Восемь из девяти учебников мы добыли без труда. Деавин уверенно ориентировалась в запутанных проходах между стеллажами. За последним предстояло взобраться под самый потолок. Задрав голову, я послала мысленный приказ светлячку, и он устремился вверх. Секунда, вторая, третья… одиннадцатая и я отчаянно всхлипываю, оценивая перспективы падения с ненадежной лестницы, скромненько стоявшей в углу.

«Эксгумация и особенности работы с неживой материей». Чтоб ее…! Не удивлюсь, если дисциплину, на коей пользуются этим учебником, преподает злобный мясник-патологоанатом. Сегодня вечером узнаю.

- Не бойся, я подержу, – сказала Деавин, подтаскивая с жутким скрипом лестницу, – ты главное не смотри вниз и не прыгай на ступеньках. Хрупкие они, тринадцатая и девятнадцатая особо опасны.

Издеваются, надо мной точно издеваются! Если переживу, сяду на диету… умеренную, на кардинальные изменения я пока еще не готова. Пришлось взять себя в руки и карабкаться наверх. Лестница под немалым весом жалобно скрипнула.



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги