Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава десятая

Где-то за два часа, перед тем как отправиться спать, я с упоением читала умную литературу. За окном буйствовал ветер, проскальзывал сквозь щели и приятно освежал. Синарин, поскрипывая ручкой, усердно выводила буквы, шелестела страницами и комментировала себе под нос. За стенкой творился бедлам. На крики: «Ты меня больше не любишь!» и «С чего ты это взяла?» мы перестали обращать внимание, как только поняли, что ничего интересного больше не услышим. В один из таких моментов в дверь негромко постучали.

Я тут же изобразила спящую, в мгновении положив учебник на лицо. Синарин, недовольно зыркнув в мою сторону, изящной походкой продефилировала к двери с намерением отпереть оную. Не считая мимо проходящих студентов, выворачивающих шеи, в стремлении заглянуть внутрь, в коридоре никого не было. Эльфийка посмотрела то в одну сторону, то в другую, и втащила в комнату большущую корзину с цветами.

- Это кому? – спросила я, рассматривая посеревшие скрюченные листья, шипы с палец и осыпающиеся багрово-красные бутоны засохших роз. Почти готовая икебана и учебники портить не надо и манку искать не придется.

- Мне подобное не дарят, – раздраженно изрекла соседка, сморщив изящный носик. «Как будто мне дарят», – чуть не сорвалось с языка, но я его вовремя прикусила. Тем временем Синарин вытащила бумажку, припрятанную в глубине корзины, и пробежалась глазами. По мере прочтения довольная ухмылка расцветала на почти идеальном лице. – Как я и говорила, мне подобное не дарят, да я бы со стыда умерла, прежде чем… ладно, все это не важно. Лиза, как налюбуешься, будь добра выкинуть сие гадость, она не вписывается в наш интерьер.

- Э-э-э, – я откровенно опешила, – ты хочешь сказать, что…

- Не хочу, а уже говорю, – эльфийка покрутила в руках записку. – Вкус у твоего поклонника, откровенно говоря, отвратительный. Он бы еще плиту надгробную в подарочную бумагу завернул и ленту бантиком подвязал.

Моя челюсть отвисла до пола. Нет, не верю, это явно какая-то ошибка. Может быть, в академии есть еще одна Лиза или на худой конец Лиса? Не зря же Фет в первую нашу встречу меня так обозвал. Все еще прибывая в растерянности, я выхватила записку и ознакомилась с ее содержимым.

«Очаровательной Лизе! Твои глаза забирают душу. Я пленен».

Прочитала во второй раз, в третий, да застыла, не понимая, что происходит. Чужое внимание, несомненно, льстит, но подарок уж очень своеобразный. Стыдно признаваться, но это мои первые цветы, даже на восьмое марта чести не удостаивали, когда как обычно всех подряд одаривают, а тут вот – и сразу. Неожиданно и тем подозрительно. Синарин вернулась к прежнему занятию, я же присела на корточки подле корзины. Вдохнула прелый запах и провела пальцем по сморщенному бутону. Часть лепестков спланировала на пол.

Неужели подарок от Фета? Он единственный кто проявлял ко мне внимание. Но... почему сухие то? Хотя и Дакакар недалече, чем вчера на свидание приглашал. Внезапно подол платья натянулся, и я невольно скосила взгляд. По ткани полз паук, жирный, что брюхо с перепелиное яйцо и тонкими лапками. Чудовище медленно поднималось вверх, сверкая тремя фиолетовыми глазами.

Заорала во всю глотку и принялась махать руками, в надежде, что паук отцепиться. Одно дело, когда членистоногое злобно поглядывает из темного угла, а совсем другое, когда нарушает зону твоего комфорта.

- Заткнись! – рявкнула Синка так, что тело мгновенно подчинилось, только из горла продолжало вырываться тоненькое попискивание. Страх напрочь отшиб мозги. Эльфийка метко прицелилась и запустила в паука серый сгусток магии. Тот рассыпался прахом, оставив после себя обугленною дырку. Вытерла набежавший с лица пот. Все обошлось и, слава богу. – Снимай с себя чулки и платье, на одежде мог остаться яд. Извини, но цветы придется выбросить, недаром они мне сразу не понравились.

- Тогда почему их не выбросила? Я бы прислушалась к твоему мнению, – возмущенно произнесла я, оголяясь до нижнего белья.

- С чего бы это вдруг, подарок-то твой, да и я хотела посмотреть, какой он в себе хранит секрет. Не прогадала.

Сволочи, все эльфы сволочи, а еще экспериментаторы недоделанные. Думаете, Синарин стушевалась под моим обвинительным взглядом? Как бы не так, и бровью не повела.

- Что это за мерзость была?

- Экига – паук, питающийся человеческой плотью. Он впрыскивает в незащищенные участки тела яд, десять-пятнадцать секунд и жертва падает замертво, далее … в общем, ты поняла. Противоядие бесполезно, ибо его попросту не успеют ввести, – тут девушка с силой сжала кулаки, – Некогда любимые питомцы нашей расы. Сейчас их уже редко где встретишь, разве что в террариумах коллекционеров-любителей. Беру свои слова обратно, у твоего поклонника не отвратительный вкус, у него отвратительное чувство юмора.

Не вижу никакого юмора. Вот совсем. И кому я так сильно насолила? Мирте? Маньке? Да эти гадины только на мелкие подлянки способны. Фету? Был один момент, я тогда не лестно выразилась, но это не стоило смертельной обиды. Даккару? Если бы всем девушкам после отказа сходить на свидание дарили нечто подобное, то и их бы в академии уже давно не осталось. Парень-то явный ловелас. Я передернулась, вспомнив его слюни на своем запястье и кончик горячего языка. Брр… какая мерзость! Больше кандидатов на звание убийца года нет. Пора копить себе на надгробную плиту с сердечками. Сколько ж можно? Ни одного спокойного дня, прямо-таки запирайся в сейфе. Шаг влево – безумный эльф, шаг вправо – больничная палата, остаешься на месте – подарки со смертельными сюрпризами. Чего еще ожидать?



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги