Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая

Топать следом за магистром совершенно не хотелось. Просто так с занятий не срывают, а значит, следует ожидать подставу, причем подставу в стиле темных магистров. Как-то не верилось, что сейчас нам будут раздавать ценные призы, быстрее пыткам подвергнут, при этом садистки улыбаясь до ушей. В коем-то веке мысли оказались пророческими.

- Шо, опять!? – невольно воскликнула я, подражая волку из мультфильма «Жил был пес», когда нашу немногочисленную группку впустили в лабораторию. Запах, до боли знакомый запах ударил в нос, вызывая дурноту. Форменное издевательство! Преподаватель – садист! К горлу подкатил рвотный комок, и я прикрыла рот ладонью.

Рядом нелестно высказался Норлок и заторопился на выход, но дверь захлопнулась перед самым его носом, отрезая путь обратно. Мы какое-то время тоскливо пронаблюдали за тщетными попытками одногруппника отворить неподдающейся кусок дерева и обреченно перевели взгляд на холодно взирающего на трусливых недонекромантов декана.

- Вы позорите свой факультет! Барышни на выданье, а не специалисты своего дела – вот кого я вижу перед собой. Ваши предшественники перевернулись бы в гробу, если бы он у них был. Даю вам сорок минут ребятки, чтобы доделать неоконченное задание последней практической работы. Я даже буду милостив и снизойду до совета – не расшаркивайтесь, иначе Ийо устроит себе незабываемый ужин.

Что за Ийо, мы узнали довольно-таки сразу. Из-под стола магистра Фортрена показала голову облезлая тварюшка величиной с годовалого теленка и облизнулась, роняя слюну на пол. Массивная цепь противно зазвенела, вторя движениям оголодавшей нежити, стремившейся поскорее закусить остолбеневшими учениками. Вот это настоящий писец! Замораживающее до состояния ледышки создание мастера Вэсельттиэна, в свете предстоящего, и то кажется милым и безобидным, ручным хомячком.

- М-магистр Фортрен, – поднял руку Джолаф, – а это нормально, что на всем рабочем материале заклятье отсроченного действия? – побледневшее от страха лицо походило на пергамент. Ийо ощерилась в хищном оскале и принялась точить когти о ножку стола, тем самым подливая масло в огонь, то есть, доводя одногруппника до сердечного приступа. И это в столь нежном возрасте.

Декан издевательски похлопал, выдал улыбочку не хуже, чем у бывшего ректора и поинтересовался:

- Быть может, ты даже скажешь какое?

Легче мертвого разговорить, чем в сложившейся обстановке заставить нас понятливо излагать свои мысли. Джолаф яростно помотал головой, тем самым подтверждая мои умозаключения.

- Значит, через сорок минут это будет для вас сюрпризом, – заключил преподаватель и, не став вдаваться в дальнейшие объяснения, исчез в портале.

- Нам и одного достаточно, – пробурчала я себе под нос, подражая ворчливой старухе. Надела перчатки и принялась рассматривать конечности мертвого кролика, с которым работала на прошлом занятии. Затем отодвинула Зачет в сторону (не могла же я его одного оставить), ухватила тесак и рубанула. Носом землю вырою, но буду первая, поскольку никаких сюрпризов больше не желаю.

- Деавин, держи, сейчас убежит? – вскрикнула я спустя время, выронив из рук голову кролика, которая незамедлительно покатилась по столу, оставляя после себя грязный длинный след. Подруга брезгливо отшатнулась, и голова сверзилась вниз. Да что ж такое-то!

Ийо заходила из стороны в сторону, от нетерпения аж поскуливая. Глаза неотрывно следили за вожделенной целью. Однако голова не достигнув изнывающей от голода нежити, натолкнулась на невидимый барьер и покатилась обратно. Душераздирающий стон заставил закрыть уши, наплевав на замаранные перчатки.

Между тем Норлок подхватил строптивую голову и бросил мне, словно футбольный мяч. Страшно представить, как я хотела уклониться. Даже ноги напрягла, намериваясь присесть, но в самый последний момент одумалась, из-за чего получила облезлыми ушами по лицу. Поморщившись, поблагодарила одногруппника. Он не виноват, что у меня заторможенная реакция.

Спина ныла, рука, держащая нож, качалась как маятник, из стороны в сторону, когда на периферии зрения я заметила неладное. Свисающий с горшка черный корень, медленно полз к уже почти разделанной туше. Пока пребывала в недоумении, Зачет ухватил кость со шматком гниющего мяса и потащил. Рефлекторно уцепилась за останки кролика, прищуривая глаза. Не отдам! Днем сожрал целую крысу, а сейчас на падаль покушается. Ишь, какой наглый! Нет, мне не жалко, просто в комнате вонять будет. Меня тогда соседки на мелкие кусочки порвут.

- Отдай обратно, – зашипела рассерженной гадюкой. Зачет шевелил листьями, но добычу не отпускал. – Сейчас я вот этим самым ножиком чик – и все. Корень отфигачу тебе, понял?

Внезапно над головой кашлянули, привлекая внимания, и тихим, вкрадчивым голосом поинтересовались:

- Старикова, ты не прокомментируешь свои действия?

Первым порывом было сбежать, прихватив с собой горшок, вторым сделать вид, что не расслышала и продолжить перетягивать «канат». Но разум возымел верх над чувствами, заставив посмотреть страху в лицо. Зачем оттягивать неизбежное? Преступника застали на месте преступления, значит, расплата неминуемо грядет. Тем временем Зачет вырвал кость из ослабевших рук и, выбивая дробь о металлическую поверхность стола – звук моей казни – быстро поволок добычу. Мне же захотелось закрыть лицо руками, а еще лучше, сказать излюбленную фразочку, застигнутых на горячем любовников: «Это не то, о чем вы подумали. Я все сейчас объясню», – после же сгореть со стыда. Из-за своей невнимательности, а может и просто из-за увлеченности работой не заметила появления декана, решившего проконтролировать работу учеников.



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги