Практикантка

Размер шрифта: - +

Глава 5

 Глава 5

  

  Кошкин проснулся очень поздно, вчера он почти всю ночь работал - рассылал по всему городу посыльных. Они поспешно расклеивали дурацкие объявления следующего содержания: "Просим всех, кто хорошо знаком с местностью по правому берегу реки Тилмон, между ручьями Сурчинского и Нагон, и далее к востоку, срочно сообщить следующую информацию - не встречали ли вы в данных краях старую, почти засыпанную выработку, предположительно небольшой шурф. Ее приметы - современная глубина не более полутора метров, в отвале множество белых, крупных камней с крупными блестками, предположительно слюды. Там же, на отвале, должен лежать длинный шестигранный лом старой ковки в очень ржавом состоянии. Растительность вокруг очень скудная, место довольно открытое - редкие маленькие кустики, скорее всего голубики и отдельные проплешины светлого мха, скорее всего чахлого ягеля. Всю информацию просим сообщать в городской аэропорт, по телефону 68-3-24 или лично. На входе спросить оперативного дежурного. В случае если предоставленные координаты подтвердятся, доставивший их получит денежное вознаграждение в размере пятидесяти тысяч рублей". Этот же текст с утра должны были давать бегущей строкой по программе НТВ. В газету давать объявление не стали, она была здесь всего одна, выходила раз в неделю, со свежей телепрограммой. Этот выпуск они уже пропустили, а следующий будет еще не скоро. Но и без газет все местное население уже с утра должно судачить только об одном - старых шурфах и ржавых ломах.

  Олег очень сильно подозревал, что сейчас на входе в аэропорт толпиться немалая очередь соискателей награды. Деньги для Нимгера были немалые, вопреки расхожему мнению, северный рубль не настолько уж и длинный. В городе было множество геологов, охотников и рыбаков, в той или иной степени знакомых с указанной местностью. Кошкин не сомневался, что старых шурфов там более чем достаточно и вряд ли кто помнит все живописные подробности о валяющихся инструментах и цвете породы в отвале. Информации будет просто море, но сомнительно, что там найдутся координаты нужного места. Искать в тайге отдельную старинную выработку, это задача даже потруднее стандартного поиска пресловутой иголки в стогу сена.

  Поднявшись с раскладушки, он удивленно замер. Четыре других ложа были пусты, но в палатке Кошкин был не один. За раскладным столиком на ядовито-оранжевом ящике, украшенным зловещим трилистником, обозначавшим, что его содержимое радиоактивно, сидел маленький человек классической еврейской внешности и проделывал довольно странные манипуляции. Указательным пальцем левой руки он водил по расстеленному квадрату топографической карты, в правой держал ржавую большую гайку, подвешенную на короткой веревочке, покачивая ею на манер маятника. При этом он то и дело закатывал глаза, и что-то тихо бормотал под нос.

  Оглянувшись на удивленного Кошкина, странный незнакомец язвительно, с ярко выраженным одесским выговором поинтересовался:

  - Молодой человек, ну что вы на меня так пристально уставились? Могу вас совершенно точно заверить - лично я вам ничего не должен. А, помимо всего прочего, сегодня все-таки суббота, порядочные люди даже не пытаются в подобные дни взыскивать свои жалкие деньги с несчастных должников. Я таки все понимаю - мы живем в бездуховные времена оголтелого отрицания всех религиозных норм, но хоть элементарное уважение к вере своих предков нужно проявлять!

  Отбросив в сторону свой самодельный маятник, он горестно вздохнул:

  - Ну ничего не выходит! Нет, не зря мой мудрый дед, Борис Соломонович, учил меня сопливого ребенка. Он таки хорошо знал жизнь и говорил мне четко - если ты нашел в святую субботу золотой, валяющийся на дороге, не вздумай его поднимать! Даже сам бог не работает по таким дням - так чем же ты лучше его? Если монета действительно из настоящего золота, а не того самоварного фуфла, что гонит Яков Фельдман под видом червонцев царской чеканки, то сядь на нее сверху и не вставай до самого воскресенья, как бы не смеялись над тобой проходящие мимо гои. Сегодня я вспоминаю его мудрые слова со слезами на глазах. Мне уже трижды пришлось пройтись пальцем по всей этой карте, но нет сегодня никакой удачи. У меня начинает слаживаться подозрительное ощущение, что она бродит в каком-нибудь другом лесу или эти глубоко безнравственные люди, сидящие в штабе, выдали мне для работы не тот планшет. Что с них можно взять, если даже здешний начальник является закоренелым антисемитом! Представьте себе, он мне недавно похвастался тем, что собственноручно написал книгу, где доказывает тесную связь таких несовместимых понятий, как сатанизм и сионизм! Если бы он не показал мне ее самолично, я бы никогда не поверил, что этот ограниченный питекантроп вообще владеет грамотой! Лексикон этого гоя на две трети состоит из синонимов слова задница! Вы хоть представляете себе, что мог написать подобный человек? Как только бумага смогла стерпеть этот бред!

  - Простите, пожалуйста, - смог, наконец, встрять в монолог Кошкин, - а вы собственно кто?

  Поправив воротник мятого пиджака, незнакомец степенно представился:

  - Я Граф.

  - Тот самый?! - потрясенно охнул Олег.

  Глядя на него взглядом микробиолога, изучающего колонию плесневых грибков, экстрасенс раздраженно заявил:

  - Молодой человек, мне кажется, вы чем-то сильно удивлены? Я даже догадываюсь о причине - вы наверняка ожидали увидеть двухметрового Бэтмена в черном бархатном плаще и мощными рентгеновскими аппаратами вместо глаз?

  - Да нет, что вы! - поспешил оправдаться Кошкин. - Я просто потрясен такой неожиданной встрече! Вы же здесь настоящая знаменитость, разве я мог надеяться, что мы когда-нибудь с вами познакомимся? Меня, кстати, зовут Олег.

  Покачав головой, Граф горестно вздохнул:



Артем Каменистый

Отредактировано: 07.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги