Право на доверие

Размер шрифта: - +

Глава третья

Жизнь шла своим чередом. Дни сменялись днями, складываясь в недели, недели превращались в месяцы. Остались позади трескучие морозы Просинца[1], отпели тоскливые песни вьюги Лютеня. К краю спешил Снегогон. Бесконечная зима, которая, казалось, никогда не завершится, начинала отступать перед входящей в свои права весной. Потемнели, подтаяли снега на полях. Кое-где уже виднелась черная, сохнущая земля. Радостно звенела капель, разбиваясь на тысячи сверкающих на солнце хрусталинок-искр. А само солнце умылось первым дождем и оттого сияло так ярко, что резало глаза. Небо затопило сочной синевой, какая бывает только в весенние ясные дни.

Я на минуту замерла, зажмурилась, полной грудью вдохнула воздух, напитанный запахом тающего снега, прошлогодней травы, земли. Обновления. Ароматом еще не пробудившейся жизни. Нет, кто бы что ни говорил, определенно есть какое-то волшебство в приходе весны.

Интересно, а каким бы чудесным образом мне попасть в тот темный лесок, чернеющий впереди. До деревьев было версты полторы — минут десять-пятнадцать ходом, всего ничего, если бы не одно «но». Укатанная дорога, по которой я до сих пор шла, сворачивала влево, уводя к небольшой деревне с простым названием Березовка (оно и понятно, со всех сторон поселок окружают березовые рощи).

Путь прямо лежал по полю, еще покрытому снегом. Оплывшие сугробы выглядели жалкими подобиями по сравнению с чудовищами, покоившимися тут зимой, но не становились более привлекательными. Влезть в них значило провалиться по уши и вымокнуть до нитки. Принудительное купание не входило сегодня в мои планы, заставляя выискивать иные, менее радикальные варианты решения задачи.

Попробовать дойти до Березовки, где, по слухам, деревья подступают к стенам домов? Я мотнула головой, отказываясь от спасительной идеи. Топать еще десять верст к наверняка разобранным тамошними жителями березам было, откровенно говоря, лень.

Расстроено посмотрела на лес, перевела взгляд на туесок в руке. Вот и попила сока, Ланка! Снова уставилась на недоступные деревья, чернеющие за заснеженным полем. Сугробы на мой жалобный взгляд никак не отреагировали и таять в срочном порядке не надумали. Поискать, что ли, охотничью тропу? Господин Хок упоминал о чем-то подобном. Сдается, вот и она — лед вперемешку с водой и грязью. Я смирилась, решив потерпеть пару недель, пока хоть немного подсохнет: перевал вряд ли будет проходим раньше Травня — куковать мне в Шахтах еще месяца два.

 — Тетя Лана!

Мне показалось, или я действительно слышала голос Диньки? Точно, она! От леса шла темная фигура, неестественно высокая, кривая и с двумя головами — меченый нес на плече девочку. И как я их раньше не заметила?

 — Тетя Лана! Подождите!

Динька приветливо замахала ручонкой. Меня охватило жгучее желание сбежать, пока они далеко. Так ведь неугомонная мелкая везде достанет. Явится снова в трактир, как в прошлый раз, и будет ныть: «Почему тетя Лана в гости не приходит?». И господин Хок туда же, в усы лукаво улыбаться: «Коль девка от парня лицо прячет, сватов засылать пора». Хаос! Ведь не объяснишь им, почему я от этого «парня» бегаю. Сам меченый, кстати, особо глаза мне не мозолил, но и скрываться не считал нужным.

Они приблизились. Дракон аккуратно поставил девочку на землю, потянулся, посмотрел на меня. А он даже симпатичный, по сравнению с деревенскими, конечно. Лицо светлое, не успевшее почернеть от пыли и работы в шахтах. Нос с легкой горбинкой. Чисто выбритый подбородок. Бледные, чуть темнее кожи губы, с которых не сходит легкая ироничная улыбка. Длинные волосы аккуратно забраны в хвост, чтобы не мешались. И глаза, пугающая темная бездна, от которой меня бросает в дрожь.

Изгой немного походил на Алика, но если при взгляде на друга мне вспоминался бурый мишка из сказок, неуклюжий, сильный, добрый, то меченый, скорее, смахивал на кота. Гибкого, быстрого и смертельно опасного. Неужели, кроме меня, никто в деревне этого не замечает?

Динька подбежала ко мне.

 — Тетя Лана! А знаешь, где мы были?

Я ласково потрепала ее по пушистым кудряшкам.

 — Шапку надень, мелкая. Заболеешь.

Она отчаянно замотала головой.

 — Не хочу. Тепло уже!

Какое тепло! Я два свитера натягиваю перед тем, как выйти из дома.

 — Заболеешь, снова придется в постели лежать и горькие травки пить.

 — А братик Рик тоже без шапки!

 — И его горькие травки пить заставлю.

Насмешливый темный взгляд предлагал попробовать. Да уж. Напоить чем-либо этого «пациента» я решусь только с условием, если предварительно кто-нибудь его крепко свяжет. И пару стражников рядом не помешало бы. Для страховки. Хорошо хоть меченый не стал вмешиваться в воспитательный процесс и воздержался от ехидных замечаний вслух.

Динька насупилась, но видя мою непреклонность, вздохнула и, достав из широкого кармана, все же натянула на макушку толстую вязаную шапку. Впрочем, девчонка злилась недолго, ей слишком не терпелось поделиться впечатлениями от прогулки.

 — Тетя Лана, а мы молочные цветы[2] ходили смотреть.



Алена Сказкина

#2151 в Фэнтези
#477 в Проза
#277 в Женский роман

В тексте есть: магия, романтика

Отредактировано: 15.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги