Принцесса песков. Испытание Стихии

Размер шрифта: - +

Принцесса

Принцесса песков. Испытание Стихии

Пролог

110 лет назад

Эрреай был в бешенстве.

Стихия, повинуясь хозяину, бесновалась вместе с ним, сдирая со стен полупрозрачные занавеси, разделявшие отдыхальню Повелителя на несколько частей, и разрывая в клочья. Звенела посуда, разбиваясь о стены и пол. Сладкие фрукты – большая ценность в последнее время – превращались в кашу под давлением Стихии. Некогда красивый с причудливой росписью столик был превращён в щепки. Вода в купальне давно смешалась с песком и расплескалась, залив пол, который напоминал теперь песчаный берег моря.

Многочисленная прислуга боялась проходить мимо крыла эрреайя, чтобы ненароком не попасть под горячую руку. Васэи, получив разрешение арсуна, с радостным облегчением покинули свои посты. Даже дражайшая супруга Повелителя не покидала своей половины, пережидая его буйство. Впрочем, за последние годы нрав эрреайя заметно испортился, и в приступе ярости он мог натворить таких дел, что разгребать их приходилось очень долго.

Раньше усмирить Камиля могли родители – эрреай Сакхр и его супруга Ламия. Однако это было так давно, что казалось уже вымыслом. Юная Мэйса, ставшая женой эрреайя не далее, как шахрин назад, ещё не научилась искусству укрощения гнева мужчины, потому смиренно ожидала, когда Камиль успокоится и позовёт её, или придёт сам. А это, без сомнений, произойдёт. Может, не скоро, но попадаться на глаза мужу Мэйса пока боялась.

Единственный, кто не бежал в страхе от эрреайя – немолодой демон, словно застывший статуей у самого входа в отдыхальню. Он был высок и худощав для своего роста. Волосы его уже начали седеть, что говорило о весьма почтенном возрасте: как правило, старение наступало медленно, но после восьмисот лет резко наращивало темп, через какие-то полтора десятка превращая самых крепких демонов в дряхлых стариков.

Ахсун стоял прямо, будто не было резких порывов ветра, несущих с собой пыль и песок, оседавших в его волосах, короткой бородке, складках одежды. Разве что щурил свои жуткие, слегка светящиеся, неестественно светлые глаза, на которых с трудом можно было рассмотреть зрачок. Он оставался невозмутимым, когда Камиль начал угрожать немедленной расправой, требуя забрать свои слова обратно и сказать правду. Но тот сказал, что от него не зависит, какой будет судьба, и твёрдо повторил: «Я лишь проводник богов, передаю то, что они мне откроют». Избранники богов, такие как ахсун, надёжно защищены от любого проявления Силы, кроме той, что обладают подобные ему, потому можно было не бояться Камиля и его гнева.

Эрреай презрительно фыркнул:

– И что же они тебе «открыли»?

Жуткие глаза ахсуна подёрнулись дымкой, Стихия, бесновавшаяся по приказу Камиля, внезапно затихла. И в этой пугающей тишине прозвучал леденящий кровь и душу голос:

– Семя твоё даст жизнь цветку, что распустится в пустыне. И через дитя бури свершится над тобой суд. Стихия мне свидетель и тебе судья.

Ахсун покачнулся, но устоял. Быть проводником для богов – дело нелёгкое, а иногда и вовсе опасное – чем тобой управляют, тем быстрее истощается тело.

– И что, – просипел неуверенный голос эрреайя, – это значит?

Ахсун, бросив взгляд на отошедшего от шока Камиля, мысленно скривился. Никакого почтения или чувства меры, в этом весь их Повелитель. И за что боги наказали их так?

– Вы просили предсказание, я его сделал. – Ровно отозвался ахсун, не горя желанием помогать тому, кто с завидной регулярностью вызывает недовольство богов.

– Варрагово гнездовье! – ругнулся Камиль, и на лице ахсуна на мгновение промелькнула гримаса отвращения. – Неужели это так сложно? – видя, что вопрос не возымел эффекта, эрреай решил зайти с другой стороны. – Насколько я помню, в твои прямые обязанности входит толкование предсказаний. Или хочешь навлечь на ардай гнев богов? – жёстко закончил он.

Ахсун, уже собиравшийся покинуть дворец Повелителя, замер. Уж кого-кого, а Камиля ему в этом не переплюнуть. Впрочем, раз эрреай так жаждет получить разъяснения, он предоставит их.

– «Цветок» – это дочь. «Распустится» – значит вырастет. – Как маленькому, объяснял ахсун, стараясь не язвить. Под конец сдержаться не удалось: – Мои поздравления, мой эрреай, у вас родится дочь, которая унаследует ваш дар и будет признана Стихией.

– Поздравления? Ты издеваешься?! – вновь озверел Камиль, причём настолько, что случилась частичная трансформация. – Дочь? Да ещё признанная Стихией? Я не допущу этого!

Ахсун пожал плечами и поспешил удалиться, пока Повелитель громил собственный дворец. Он своё дело сделал – передал волю богов и даже растолковал её. Частично. То, что эрреай не пожелал узнать расшифровку второй части, уже не его проблемы. Дальше всё зависит от Камиля. Но что-то ему подсказывало: предсказание сбудется.

 

* * * * *

Ардай Шха’рэль. Столица.

Эмра Калисса мин Тоэн бэн Камиль Шха’рэль

 

Эмра! Срочное донесение! – пробасили за дверью, выдернув из сна.

А снилось мне приятное: что я никому не нужна и нет необходимости куда-либо торопиться. Эх, мечты-мечты…



Ксения Мечтательная

Отредактировано: 21.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги