Привет, автор! В помощь начинающим писателям

Размер шрифта: - +

Увлекательность

Привет, автор!
 
Представь, что перед тобой лежат две книги и что у тебя есть два часа свободного времени и желание почитать.
 
 
Первая книга скучная, но в ней, судя по аннотации, много чего полезного. А если верить авторскому предисловию, написанному слогом, который говорит о богатом лексиконе, то книга - вообще клад. Но когда ты её открываешь и начинаешь читать, ловишь себя на мысли, что в который раз бегаешь взглядом по тем же самым строчкам и думаешь о своём. Книга ужасно скучная.
 
Вторая книга сразу тебя увлекает, но слог, конечно примитивный, да и ценного в ней ничего нет, кроме того, что тебе просто интересно, что там дальше-то будет по сюжету.
 
 
Выбери.
 
 
Если ты выбрал первую книгу, то мои поздравления - ты в абсолютном меньшинстве. Более того - за эти два часа чтения скучного чтива ты себя измотаешь, вместо того, чтобы отдохнуть, получить удовольствие от чтения и подумать над теми ценными или "ценными" авторскими мыслями, о которых написано и в аннотации и в предисловии.
 
 
 
 
Художественная литература может быть какой угодно. Но ей нельзя быть скучной, тем более, если книга нацелена на широкую аудиторию читателей.
Когда читателю не нужна увлекательная история, а нужны лишь философские размышления - он выберет не скучную историю, полную авторской философии, а учебник или трактат по философии.
Когда читателю не нужна увлекательная история, а нужны рекомендации по похудению или набора веса - он обратится к статьям в Интернете на эту тему и купит себе парочку-троечку книг, посвящённых тематике диет, но не беллетристику, в которой автор постоянно теряет историю и рассуждает на темы диет.
Когда читателю не нужна увлекательная история, а нужны пособия по устройству карбюратора - он обратится к технической литературе. Глупо доверять информации такого рода, вычитанной в книге, которая подразумевала совсем иное - увлекательную историю.
 
 
Однако увлекательность - не синоним бессодержательности, глупости или отсутствию полезных знаний.
 
Если вы с этим не согласны, дальше не читайте. Мы друг друга не поймём.
 
 
Одна из основных проблем романов начинающих авторов - они скучны. Авторы всерьёз считают, что все их рассуждения, авторские отступления и осмысление банальных вещей, поданных под соусом претенциозности и дидактизма - это весьма и весьма интересно.
 
Вовсе нет. Если все эти рассуждения не играют на сюжет, на раскрытие образов персонажей и, вдобавок, ломают схему построения сюжета - это то, что читателя от книги отпугнёт.
 
Потому что меньше всего читатель ждёт от художественной литературы того, чтобы она была скучна.
 
 
Если в книге некая "обычная девчонка" выполняет ряд действий, что выполняет множество других людей на планете Земля и вся ценность этой информации заключается в том, что "обычная девчонка" выполняет ряд действий, в романе проблема с сюжетом. А проблема с сюжетом базируется на непонимании автора одной из важнейших основ художественной литературы - конфликта.
 
 
Итак, что же такое конфликт?
 
Конфликт - это противостояние сторон, столкновение интересов в рамках художественного произведения. Иными словами, в начале романа конфликт начинается, затем продолжается, накаляя обстановку, а после - в конце произведения - разрешается. Конфликт является базой, на которой строится художественное произведение - нравится вам это или нет.
 
Без конфликта нет драматических ситуаций.
Без конфликта нет раскрытия характеров персонажей. Они без него останутся картонными фигурками без чувств и эмоций. Даже если автор наводнит их речи рассуждениями о том и о сём (читайте: утомительным пустословием).
Без конфликта нет внимания читателя.
 
Поэтому всё, что в вашем романе не играет на конфликт - мусор и место ему в мусорном ведре, даже если это практически весь объём вашего текста.
 
 
Умение писать художественную литературу базируется на умении автора выстраивать конфликт в художественном произведении. Даже если в вашем романе слабый стиль, куча орфографических и пунктуационных ошибок, так себе ритмика и масса клише, но при этом вы умеете строить повествование на конфликте - скорее всего ваш роман предпочтут другому, написанному красивым стилем, без орфографических и пунктуационных ошибок и с замечательной ритмикой, но по сути - бессюжетному произведению.
 
Больше скажу. Пока автор не поймёт, что такое конфликт и не научится строить сюжет - он сможет писать только графомань, которая будет интересна лишь автору и то, по прошествии времени, разве что, как ностальжи.
 
Современная литература без конфликта и вовсе не мыслима - у вашего романа просто будет слишком много конкурентов и каждый роман, выстроенный на конфликте - обойдёт ваш роман (если представить, что его вообще опубликуют), как велосипедист черепаху.
 
Конфликт является основой сюжета. Интересный конфликт и интересный способ его разрешения - основой увлекательного сюжета.
 
 
- Прости, но чё-то не пошло у меня... Скучно просто, не увлекает, - говорит читатель.
- Да там всё самое интересное начинается в третьей главе! - переубеждает автор.
 
 
Автор, выкиньте первые две главы, если интересное у вас начинается только в третьей главе. Начнете сразу с интересного. Вы не заставите людей читать скукотень, даже если вам кажется, что "всё это очень важно для сюжета".
 
 
Увлекательная история начинается с конфликта.
 
 
Если вы хотите написать про молодого человека, страдающего агорафобией ("АГОРАФОБИЯ – психическое состояние, характеризующееся боязнью открытых пространств и стремлением человека избегать их". (с) ), но всё, на что вы способны - долго и многословно рассказывать о том, как ему плохо на улице и как он боится выйти из дома - ваш роман читать не будут. В нём нет конфликта.
 
Читать про чьё-то нытьё, пусть и не беспочвенное - не интересно.
Представьте, что вы едете в поезде. В вашем купе кроме вас ещё один пассажир. Который всю дорогу ноет. О том, как вокруг него сплошные придурки, о том, что его достал геморрой, о том, какая стерва его жена, о том, что могли бы в этом поезде и чай почаще предлагать, о том, что современная музыка вся - дерьмо, о том, что он ненавидит ездить в поездах, о том, что нынче и поесть нечего, все продукты - отвратительны, о том, что раньше вот были купе, так купе, а нынче фигня какая-то, а не купе - неуютно в них.
 
Нравится?
Как скоро вы начнёте избегать этого человека? А может вы попросите его заткнуться наконец?
 
Так вот бесконфликтый роман про агорафоба - это вот такой вот пассажир в купе.
Вы захотите приобрести этот роман? Может порекомендуете его друзьям?
 
Тото Ионото (японская певица).
 
 
А теперь давайте создадим в этом романе простой конфликт. Столкнём лбами две стороны.
 
Итак, молодой человек, страдающий агорафобией влюблён в девушку, что живёт на другом конце города. У неё сегодня день рождения и молодой человек, превозмогая страх, выходит на улицу, чтобы купить цветы и подарок и собственноручно подарить их любимой девушке. Для него - это практически подвиг. Подвиг во имя любви.
 
Его трясёт от страха, когда он покупает цветы, а продавщица не понимает, что с ним происходит. В отличие от читателя. И так далее и тому подобное.
 
 
Усложним конфликт. День рождения девушки и День Города приходятся на один день и на улице множество людей, что орут, взрывают петарды и вообще - наводняют улицы, радуясь празднику.
 
А теперь сделаем конфликт ещё сложнее. У этого парня есть конкурент. Другой молодой человек, весьма привлекательный и не страдающий ни от какой агорафобии. И есть большая вероятность, что девушки дома не будет, она будет гулять вместе с друзьями, в том числе с тем молодым человеком на центральной площади города.
 
И ещё усложним конфликт. Привлекательный молодой человек несколькими днями раньше заявил главному герою, страдающему агорафобией, что если тут сунется на день рождения этой девушки - получит по морде.
 
И теперь мы имеем сложный конфликт с рядом вопросов:
- Сможет ли главный герой преодолеть свой страх и выйти из дома, чтобы поздравить любимую девушку?
- Как оценит она его поступок?
- Найдёт ли главный герой девушку на площади города?
- Как он поступит в ситуации, если там будет ещё и конкурент?
- Ответит ли девушка взаимностью главному герою?
И т.д.
 
Вот эти вопросы возникнут у читателя и заставят его продолжить чтение, чтобы узнать, как разрешится конфликт.
 
А теперь вернёмся к истории про парня, страдающего агорафобией, который просто страдает агорафобией. И на протяжении романа он ничегошеньки не делает, он просто сидит дома и страдает от агорафобии. Автор считает, что поднял очень важную проблему, считает, что рассматривает её под разными углами и считает, что всё это очень интересно читателю.
 
А читатель задаёт один-единственный вопрос:
- Это нытьё закончится когда-нибудь или нет?
 
 
Вот и вся разница, дамы и господа.
 
 
Если в первой главе вашего романа рассказывается об офисном клерке, что выполняет свою работу, ходит-бродит по офису, рассуждает о новых моделях кондиционеров, перекидывается парой-тройкой слов с сотрудниками, затем сидит до вечера за компьютером, изредка вставая для того, чтобы налить себе чаю или заварить лапшу, а потом уходит домой и это всё - вы слили первую главу, автор.
 
Если у вас весь роман такой - вы слили роман. Но об этом мало кто узнает, просто потому, что мало кто станет читать дальше первой главы.
 
 
Говоря о конфликте, нужно упомянуть о нескольких важных терминах, так или иначе с ним связанных.
 
Начнём с того, что конфликт подразделяется на два вида - внешний и внутренний.
 
Внешний конфликт - это противодействие разных объектов. Например хикки и социума. Или людей и природы. Или рабочих завода и начальства этого завода. Или сыщика и преступника (преступного мира). Или как минимум двух конкурентов (в любви, в бизнесе и т.д.).
 
 
"Эндрю Стюарт лихорадочно собрал карты; затем вдруг бросил-их на стол:
- Хорошо, мистер Фогг, я ставлю четыре тысячи фунтов!
- Дорогой Стюарт, - сказал Фаллентин, - успокойтесь. Ведь это не
всерьез!
- Когда я держу пари, то это всегда всерьез, - ответил Эндрю Стюарт.
- Идет! - сказал мистер Фогг. Затем, обернувшись к своим партнерам,
добавил: - У меня лежит двадцать тысяч фунтов стерлингов в банке братьев
Бэринг. Я охотно рискну этой суммой...
- Двадцать тысяч фунтов! - воскликнул Джон Сэлливан. - Двадцать тысяч
фунтов, которые вы можете потерять из-за непредвиденной задержки!
- Непредвиденного не существует, - спокойно ответил Филеас Фогг.
- Мистер Фогг, но ведь срок в восемьдесят дней - срок минимальный.
- Хорошо использованный минимум вполне достаточен.
- Но, чтобы не опоздать, вам придется с математической точностью
перескакивать с поезда на пакетбот и с пакетбота на поезд!
- Я и сделаю это с математической точностью.
- Это просто шутка!
- Настоящий англичанин никогда не шутит, когда дело идет о столь
серьезной вещи, как пари, - ответил Филеас Фогг. - Бьюсь об заклад на
двадцать тысяч фунтов против всякого желающего, что объеду вокруг земного
шара не больше чем в восемьдесят дней, то есть в тысячу девятьсот двадцать
часов, или в сто пятнадцать тысяч двести минут. Принимаете пари?
- Принимаем, - ответили Стюарт, Фаллентин, Сэлливан, Флэнаган и Ральф,
посовещавшись между собой.
- Хорошо, - заметил мистер Фогг. - Поезд в Дувр отходит в восемь сорок
пять. Я поеду этим поездом.
- Сегодня вечером? - переспросил Стюарт.
- Да, сегодня вечером, - ответил Филеас Фогг. - Итак, - добавил он,
взглянув на карманный календарь, - сегодня у нас среда, второе октября. Я
должен вернуться в Лондон, в этот самый зал Реформ-клуба, в субботу,
двадцать первого декабря в восемь часов сорок пять минут вечера; в
противном случае двадцать тысяч фунтов стерлингов, которые лежат в
настоящее время на моем текущем счете в банке братьев Бэринг, будут по
праву и справедливости принадлежать вам, господа. Вот чек на эту сумму.
Протокол пари был составлен и тут же подписан шестью заинтересованными
лицами. Филеас Фогг оставался невозмутимым". (с) "Вокруг света за 80 дней", Жюль Верн.
 
 
Внутренний конфликт - это противодействие двух сторон личности. Борьба, которая подразумевает выбор. Например борьба между тщеславием и жадностью. Или между гордостью и любовью. Или между позицией основанной на прежнем опыте и новыми взглядами.
 
 
"И знаю скрытность Алисон: то она обернется железной женщиной,
которой вроде бы все нипочем, то ломакой, какую ни за что не примешь
всерьез. Перед смертью два этих облика сложились в один мрачный узор: она
оказалась не из тех, кто угрожает самоубийством и глотает таблетки, зная,
что через час кто-нибудь появится. Нет, она положила себе двое суток, чтоб
умереть наверняка.
Я виноват не только в том, что бросил Алисон. С тайной непреложностью,
что иногда связывает близких, я понял, что ее удавшаяся попытка - прямое
следствие моего рассказа о собственной, неудавшейся; а рассказ я уснастил
ехидными литотами, дабы преуменьшить провал. Но и на эту, последнюю удочку
она не попалась. Ты знать не знаешь, что такое печаль.
Ее истерика в пирейской гостинице; "предсмертная записка", сочиненная
накануне моего отъезда, - как казалось тогда, чтоб насильно удержать меня в
Лондоне. Вот она на Парнасе; вот - на Рассел-сквер; говорит, движется,
живет. Черная туча окутала меня - виновность, сознание того, сколь
безжалостно мое самолюбье. Горькая домодельная правда, какой она потчевала
меня с первого дня знакомства... но все же любила, будто слепая, все же
любила. Раз призналась: Когда ты меня любишь (не "занимаешься со мной
любовью", а "любишь"!), это все равно как бог отпускает мои грехи; и я
подумал: снова софистика, снова духовный шантаж, - я-де ничто без тебя, ты
за меня отвечаешь. Впрочем, и гибель ее - тоже в некотором роде шантаж; но
тот, кого шантажируют, обычно верит, что чист, а моя совесть запятнана.
Именно теперь, когда я так стремился к чистоте, меня будто швырнули в самую
грязь; освобожденный от долгов, но повязанный собственными кредитами.
А Жюли - Жюли сделалась мне абсолютно необходима.
Не просто жениться, но исповедаться ей. Будь она сейчас рядом, я
выложил бы все, - и начал жизнь сызнова. Мне безумно хотелось вручить ей
свою судьбу, вымолить у нее прощение. Лишь ее прощение в силах меня обелить.
Я устал, устал, устал от лжи; устал от вранья чужого, от вранья
собственного; но куда больше устал врать сам себе, ежеминутно сверять свой
путь с биением чресел; их благо всякий раз оборачивалось пагубой для души.
И цветы - как вытерпеть эти цветы?" (с) "Волхв", Джон Фаулз.
 
 
Тут нужно понимать очень важную вещь. Внешний конфликт по сути без внутреннего существовать не может. Поэтому глупая беготня с пострельбушками - это слабая литература. Персонажами что-то движет, у них есть причины для того, чтобы носиться и стрелять. Причины внутреннего характера.
 
А сплошное описание внутренних конфликтов, без их разрешения - это жутко унылое повествование.
 
Если вы заявили в романе конфликт - вам нужно его разрешить. Иначе вы не оправдаете надежд читателя, ведь он ждёт внятной развязки, ему нужна поставленная точка. Даже если вы предлагаете несколько вариантов этих точек, то есть делаете открытую концовку - вы всё равно подразумеваете какие-то варианты. Но имейте в виду - открытые финалы мало кому нравятся.
 
 
Теперь внимание. Ошибка многих начинающих писателей в том, что они считают, что заявляют конфликт, когда по сути этого не делают. И начинают повествовать, навевая тоску и уныние на читателя. Ужасно скучно. Однако авторы говорят:
 
"Ну как же! У меня есть конфликт в романе!"
 
Ну... он есть. Но он настолько не значим для многих людей, что его всерьёз рассматривать как-то не получается.
Например шатенка Марина половину главы раздумывает, в какой цвет покрасить волосы.- в блонд или в рыжий.
Автор всерьёз уверена, что это внутренний конфликт героини. И потому читателю должно быть очень интересно. А если вам неинтересно, то вы просто мужчина и не понимаете, как важно для женщины определиться с цветом волос! Или же вы просто не ЦА. И т.д. и т.п.
 
Послушайте, это не тот конфликт. Это даже не конфликтик. Это мушка-конфликтушечка, раздутая до слона-конфликта.
И это не интересно, потому что автор уделяет очень много внимания такой ерунде.
И суть не в том, читатель мужчина или нет, а в том, что если вы хотите конфликт создать на этой основе, то предоставьте Марине выбрать цвет волос так, чтобы это влияло на её дальнейшую судьбу.
 
Например, Марину преследует какой-то аноним. Который прислал ей записку следующего содержания:
"Останешься с тем же цветом волос - словишь пулю. У тебя есть выбор - блонд или рыжий. Сделай верный выбор. Ошибёшься - опять же словишь пулю, выберешь правильно - сегодня же на твой счёт упадёт 500.000 евро".
 
Вот это конфликт в художественном произведении.
 
 
Тут надо понимать вот что:
 
На протяжении романа будет разрешаться основной конфликт.
В каждой главе романа будет один или несколько второстепенных конфликтов.
 
А выбор цвета волос Марины - это даже не второстепенный конфликт.
 
 
Едем дальше. С понятием конфликт тесто связан термин "антагонист".
 
Чтобы было удобнее его запомнить, вспомним другое название главного героя (или главной героини) художественного произведения -протагонист.
 
Протагонист - главный герой/главная героиня.
Антагонист - противник и/или соперник протагониста.
 
Антагонист - это персонаж, который противостоит главному герою.  Вот это противостояние - уже основа простого конфликта.
Почему простого?
Потому что внешний конфликт без внутреннего - это простой конфликт.
Сложный конфликт - это несколько внешних конфликтов вместе с одним или несколькими внутренними конфликтами - и всё это собрано воедино.
 
Нужно понимать вот что. Для того, чтобы читателя реально взволновали проблемы персонажа, а конкретнее разрешит он конфликт или нет - ему необходимо понимать, что в случае разрешения конфликта не в пользу персонажа - персонаж так или иначе пострадает.
Морально или физически.
 
Потому что если это не так, то какая по сути разница - как разрешится конфликт для персонажа? Ну, не выиграет он в рулетку деньги, как хотел, ну и что. Пойдёт в банк и ещё снимет. Мало ли дураков землю топчут.
 
А то, что если он не выиграет деньги в рулетку, то его любимого бобра заберёт бобральная юстиция, потому что либо персонаж соблюдает условия содержания бобров в городских условиях, либо нет, а для выполнения этих условий персонажу нужны деньги. А денег взять неоткуда. И никакого счёта в банке у него нет. У него есть только один золотой сольдо, который он может поставить на число, что утром нарисовал его умный бобёр на листе бумаги.
 
Выиграет - сможет оставить бобра у себя.
Проиграет - бобра заберут.
 
А бобёр в данном случае - вся семья этого персонажа. Отнимут бобра - персонаж останется один-одинёшенек. Тем более, что неизвестно, что будет с бобром, если его заберут.
 
 
А теперь давайте вернёмся к выбору Марины. В какой же цвет ей покрасить волосы?
"Да в любой покрась, дура! Хоть в серо-буро-малиновый!" - кричит читатель, разгневанный десятистраничным описанием метаний Марины.
 
Хотя, как правило, читатель просто не осиливает подобные описания метаний. Утомляется. Нудно потому что, скучно и не интересно.
 
И дабы было понятно - значимость конфликта вовсе не обозначает, что нужно начхать на представление персонажа/персонажей читателю.
 
 
 
Перейдём к другому фактору, который напрямую влияет на увлекательность повествования. К интриге.
 
Интрига в литературе - это запутывание читателя. Слово "интрига" так и переводится - "запутываю".
 
Интрига - это ряд сложных действий персонажей, которые образуют какой-то план, неизвестный читателю (а как правило и главному герою/главной героине). Это некая сложная, запутанная история, на которую подаются лишь намёки. Своеобразная игра автора с читателем, повышающая интерес последнего.
 
Иначе говоря, автор говорит "А", но не говорит "Б". Читатель понимает, что скажет, но чуть попозже и пытается сам дотумкать, что же там за "Б"-то такое.
 
Например автор рассказывает про завод, на котором каждый день, включая выходные дни, ровно в 17:35 отключают свет. И включают ровно в 18:12. Каждый день.
Почему так, никто из рабочих завода не знает, но поговаривают, что директор завода таким образом сообщает о своей лояльности некой группе лиц, возможно инопланетного происхождения. Хотя то, конечно, только слухи.
 
Вот и всё. Это и есть интрига. Будьте уверены - читателю интересно.
 
 
Отличный пример начала романа, целиком и полностью пропитанного интригой (с самого первого слова):
 
"Незнакомец появился в начале февраля; в тот морозный день бушевали ветер и вьюга — последняя вьюга в этом году; однако он пришел с железнодорожной станции Брэмблхерст пешком; в руке, обтянутой толстой перчаткой, он держал небольшой черный саквояж. Он был закутан с головы до пят, широкие поля фетровой шляпы скрывали все лицо, виднелся только блестящий кончик носа; плечи и грудь были в снегу, так же как и саквояж. Он вошел в трактир «Кучер и кони», еле передвигая ноги от холода и усталости, и бросил саквояж на пол.
— Огня! — крикнул он. — Во имя человеколюбия! Комнату и огня!
Стряхнув с себя снег, он последовал за миссис Холл в приемную, чтобы договориться об условиях. Разговор был короткий. Бросив ей два соверена, незнакомец поселился в трактире.
Миссис Холл затопила камин и покинула гостя, чтобы собственноручно приготовить ему поесть. Заполучить в Айпинге зимой постояльца, да еще такого, который не торгуется, — это была неслыханная удача, и миссис Холл решила показать себя достойной счастливого случая, выпавшего ей на долю.
Когда ветчина поджарилась, а Милли, вечно сонная служанка, выслушала несколько уничтожающих замечаний, что, видимо, должно было подстегнуть ее энергию, миссис Холл отнесла в комнату приезжего скатерть, посуду и стаканы, после чего стала с особым шиком сервировать стол. Огонь весело трещал в камине, но приезжий, к величайшему ее удивлению, до сих пор не снял шляпы и пальто; он стоял спиной к ней, глядя в окно на падающий снег. Руки его, все еще в перчатках, были заложены за спину, и он, казалось, о чем-то глубоко задумался. Хозяйка заметила, что снег у него на плечах растаял и вода капает на ковер.
— Позвольте, мистер, ваше пальто и шляпу, — обратилась она к нему, — я отнесу их на кухню и повешу сушить.
— Не надо, — ответил он, не оборачиваясь.
Она решила, что ослышалась, и уже готова была повторить свою просьбу.
Но тут незнакомец повернул голову и посмотрел на нес через плечо.
— Я предпочитаю не снимать их, — заявил он.
При этом хозяйка заметила, что на нем большие синие очки-консервы и что у него густые бакенбарды, скрывающие лицо". (с) "Человек-невидимка", Герберт Уэллс.
 
Интрига играет огромную роль в занимательности произведения, она напрямую воздействует на возникновение интереса у читателя к вашему роману.
 
Нередко случается так, что читатель поначалу очень увлечённый романом, в середине книги практически полностью теряет интерес к происходящим событиям. Зачастую это происходит именно из-за отсутствия интриги. Автор раскрыл одну интригу, вторую, а новых не создал. И читатель заскучал.
 
Интрига является элементом композиции, а значит провал автора здесь именно в выстраивании композиции.
 
Умение создавать интригу, да и вообще, работать с ней - ценное качество хорошего беллетриста.
 
Это можно делать по разному.
 
1. Можно держать основную интригу на протяжении всего повествования. Лишь в конце читатель поймёт, что к чему и почему.
2. Можно, практически сразу после раскрытия, заменять одну основную интригу другой.
3. Можно раскрывать интригу так, чтобы читатель ещё оставаясь в определённом состоянии обалдевания понимал, что интрига-то вовсе не раскрыта, ему просто дали ложный след, а правда - она где-то там дальше по тексту романа.
 
 
Раскрытие интриги должно быть впечатляющим. Иначе вы разочаруете читателя.
Если свет на заводе оказывается выключают лишь потому, что владелец завода дал такое указание только ради экономии электроэнергии, читатель вас по головке не погладит. Он, собственно, разочарованно скажет "фу-ты, ну-ты, я-то думал..." и закроет книгу.
 
 
 
Перейдём к следующему фактору, который напрямую влияет на увлекательность художественного (да и не только) произведения.
 
Актуальность.
 
Актуальность - это то, что важно человеку в данный момент жизни.
 
Актуальность поднятой в романе темы - это то, что определяет целевую аудиторию. Иначе говоря, читать про любовные переживания главной героини человеку, далёкому от романтики будет скучно. Научные открытия и возможности человеческого интеллекта - как правило неинтересны любителю почитать про драки и перестрелки. И тд. и т.п.
 
Но тут нужно понимать вот что. Так называемые вечные темы интересны практически всем людям. Если автор в состоянии подать историю так, что она затрагивает актуальные для большого количества людей вопросы - читать такой роман будет не только предполагаемая целевая аудитория.
 
Практически любому взрослому человеку интересна тематика любви, но если вы сведёте её лишь к поцелуям под луной и прочим красивым описаниям и диалогам (утрирую для лучшего понимания), то вы напишете текст только для ЦА - романтично настроенных людей или тех, кому актуальна эта тематика (влюблённым на момент прочтения книги).
 
Для того, чтобы роман стал интересен и тем людям, которые, так сказать, изначально на другой волне, вам придётся очень постараться - расширить возможности охвата аудитории, сделав роман более актуальным для самых разных людей.
 
Каким образом?
 
Ну, например, выставить декорации, интересные не только романтикам. Любовь в современном мире - это одно, любовь в Средневековье - совсем другое. Естественно, при таком раскладе ваши персонажи и вести себя будут иначе, а для того, чтобы передать дух эпохи - вам нужно будет изучить немало материалов. Если в вашем романе про любовь читатель найдёт красивый эпос и захватывающие воображение битвы, то уверяю вас - вы охватите куда больше аудитории, именно потому, что затронете темы актуальные не только для романтиков.
 
 
Однако тут надо понимать очень важный нюанс. Низкопробщина не подразумевает вариаций.
 
Возьмём к примеру, низкопробное любовное чтиво.
 
Каковы его плюсы?
 
Их, строго говоря, два.
 
1. Конкретная аудитория, пусть и узкая. Эта аудитория изначально на той же волне, ей актуальны поднятые в романе проблемы, даже если автор сыплет штампами и не говорит ничего нового. Они словно перечитывают одну и ту же книгу, что когда-то сочли интересной - меняются лишь антураж и имена персонажей.
 
2. Плюс для автора - такое говно (пардон муа за мой франсэ) легко писать, плюс для читателей - такое говно (а нуву - пардон) читать можно даже в состоянии сильного алкогольного опьянения - оно не напрягает мозги ни на йоту, тем паче, что, в сущности, прекрасно понятно, что там дальше будет.
 
 
Каковы его минусы?
 
1. Уважающий себя читатель подобную графомань даже в качестве туалетной бумаги не факт, что станет использовать. Зачем это читать, если на свете много хороших книг?
 
2. Сделать подобный текст актуальным для широкой аудитории довольно затруднительно, ибо сама схема написания подобного... подобной низкосортной прозы не подразумевает сильного расхождения с шаблонами. Собственно говоря, если вы добавите в такой текст тевтонский орден или астрофизиков, что озабочены странным космическим явлением, то вы сильно уйдёте от шаблона, а учитывая то, что аудитория, читающая подобную прозу будет ждать от вас совсем другого - вы скорее сократите количество читателей вашего романа, чем увеличите его. Просто потому, что эти рыцари и эти учёные читателям таких книг нафиг не нужны, им нужна шаблонная история про то, как А полюбила Б, а тот долго противился, потом они потрахались (скорее всего несколько раз), поженились и всё, финал. А те люди, что интересуются историями про рыцарей или про космос - во-первых, ваш текст поднимут на смех, а во-вторых, вряд ли вообще его купят, потому что не будут искать романы про рыцарей или космос среди говна, что нынче так и зовут - "ЖП" (Вообще-то такого жанра нет и быть не может, ибо литература не гендерна, а "женский роман" - это не формулировка направления ни разу, ну да ладно, это отдельный разговор. Просто примите, как данность - издатели умеют продавать даже шлак). Впрочем, такой текст вряд ли вообще опубликуют, потому что редакторы обзовут его неформатом и выкинут в мусорную корзину.
 
3. Такая литература ничего читателю не даёт, кроме возможности выключить мозг на какое-то время.
 
4. Авторы этих текстов наиболее многочисленны, но где они все? Кому интересны фамилии на обложках одной и той же фигни, рассказанной много раз без малейшего желания осмыслить тему? Тысячи авторов пишут и пишут эту фигню, но читатели не думают искать книги конкретно этих авторов, так же, как и не интересуются тем, кто написал обыденную статью в газете или журнале. Иначе говоря - первая у вас книга или двадцатая - без разницы, ибо вы гоните шлак и никому из читателей ваше имя особо не интересно. А потому и искать ваши книги будут редко, чаще всего будут искать серии.
 
5. Как правило, кроме содержательной ценности, отсутствует и ценность художественная. Поэтому книгу вряд ли будут перечитывать.
 
 
Ну и так далее и тому подобное.
 
Так почему же это читают?
 
Да потому что актуально!
 
Мечтающие о любви домохозяйки с мозгом цыплёнка не осиливают книги посложнее, однако тематика любви и им очень важна - быт заел, муж- казлина цветы не дарит и вообще внимания никакого, а хочется сказки и любви. Актуально.
 
 
 
 
 
Характеры.
 
Интересные люди вызывают интерес, простите за тавтологию. Не надо писать про серость - такие романы сейчас наводнили рынок, а если ты, автор, пообщаешься с читателями, да и просто почитаешь отзывы людей, которые любят читать - им нужны личности, а не серость. Умные, чувствительные, чувствующие, думающие, совершающие поступки, вызывающие уважение.
Люди, с которыми приятно быть вместе. Люди, на которых можно равняться. Люди, которых приятно ассоциировать с собой.
 
Фразу "ГГ тогда классный, когда он близок и понятен" немало авторов понимают, имхо, превратно. Они думают, что нужно писать про эдакого среднего во всех отношениях человека - "обычного", как они говорят. И тогда, дескать, читатель легко будет ассоциировать его с собой.
Практика и мнения показывают, что это не так. Людям приятно ассоциировать себя с кем-то значимым, с личностями, даже если эти личности при стороннем сравнении куда более умнее, деятельнее и приятнее, чем они сами.
 
Мало кто желает ассоциировать себя с серой посредственностью.
 
Сильные чувства, сильные поступки - вот что вызывает интерес.
И да, диалоги, которые несут мысль и эмоции, а не только мысль или только эмоции, и тем паче не просто пустой трёп ни о чём.
 
Увлекательность повествования зависит во многом от того, что за действующие лица в нём представлены.
 
Нужно также понимать, что читателям интересны не только сильные характеры. Но и такие персонажи, за которыми просто интересно наблюдать со стороны. А также такие, которые напоминают читателям реальных людей, тех, кто вызвали те или иные яркие эмоции.
 
Два примера.
 
"Мёртвые души" Николая Гоголя и "Господа Головлёвы" Михаила Салтыкова-Щедрина - что останется от этих романов, если убрать характеры?
 
Но это ведь шедевры мировой литературы.
 
Так вот именно потому и шедевры, что читая про этих персонажей, постигаешь человеческую психологию и при этом чтение очень увлекательно.
 
 
Читать про "обычных", значит читать про того, кто не заслуживает внимания. Множество современных романов скучны не потому, что конфликта нет и не потому, что автор не держит интригу и не потому, что поднятые в романах проблемы неактуальны. В них просто нет интересных характеров.
 
Поймите, все эти шаблонные космические спецназовцы и гламурные сыщицы, все эти жеманные вампиры и набившие оскомину остроухие красавцы-эльфы - это шлак.
 
Если вы всерьёз думаете, что взяв серость и намазав её с ног до головы зелёнкой вы сделаете её интересной - вы заблуждаетесь. Ваш картонный "распрекрасный тёмный эльф" в сознании читателя останется просто шаблонным эльфом, если всё, чем он отличается от других таких же "распрекрасных тёмных эльфов" - его привычка есть мышей на завтрак и другая форма лука.
 
 
 
 
И да, вот ещё что. Не пишите о том, в чём мало смыслите. Такие тексты неинтересны априори.
 
 
Благодарю за внимание.



Дмитрий Вишневский

#411 в Разное

Отредактировано: 05.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться