Проект "Защитники" (приквел к циклу)

Размер шрифта: - +

Проект "Защитники"

Примерно полтора века спустя после событий, описываемых в романе «Турнир» (летосчисление реальности «Земля-1»).

Примерно за четыреста лет до событий романа «Защитница» (летосчисление реальности «Земля-17»).

*Импрессий - вещество открытое в начале XXI века, позволило по новому взглянуть на реальность и объяснить с точки зрения науки многое, что во все времена назвали бы магией. Организм отдельных людей способен аккумулировать его из окружающего пространства и преобразовывать в энергию особого толка, что зависит от предрасположенности конкретного человека (персона Кварта, универсальный строитель -- Терминология «Турнира»)


 

Проект «Защитники»

Реальность Земля – 1.

– Взвод двадцать четвёртой роты Альтернативных межпространственных войск вмешательства к переходу готов! – отрапортовал старлей вытянувшись в струнку.

Пожилой седой генерал с квадратным, гладко выбритым подбородком и жутким шрамом – следом от ожога, пресекающим всю левую щеку от самого виска, окинул хмурым взглядом строй. Восемнадцать пар глаз, в глубине которых он чувствовал затаённый отблеск силы, устремили свой взор куда-то поверх его головы. Неожиданно тоскливо заныло сердце, вырвав непроизвольный глубокий вздох.

Генерал не мог понять, что было не так сегодня? Это уже семнадцатый отряд, который навсегда уходит в альтернативную реальность. Каждый из этих ребят – доброволец, им никто не приказывал, они сами выбрали участие в проекте «Защитник» и были вольны отказаться. Каждый обладает необходимыми для выживания качествами, знаниями и достаточным потенциалом, чтобы выполнить поставленную задачу.

Эти ребята появятся в нужном месте и в нужное время, чтобы переломить ход событий в нашу пользу, если можно так выразиться. До сих пор это удавалось, чем же отличается реальность Земля-17?

Великое Княжество Яррос подверглось серьёзному испытанию и было разорвано на кусочки, утратив суверенитет, вскорости после чего прекратило своё существование – это негативно отразилось на остальных реальностях. Аналитики просчитали прогнозы успешного вмешательства, и они были высоки, как никогда. Восемьдесят два процента – гарантированный успех исхода дела. Так почему же тогда на душе неспокойно? Или просто накатила какая-то ностальгия? Или ему с каждым годом все сложнее принять факт, что приходится собственными руками отправлять парней и девчат в неизвестность? А, может, это банальная зависть к молодости и жажда приключений, хоть в этом и было страшно себе признаваться?

– Кто-то желает отказаться от миссии? – задал он традиционный вопрос, пытливо вглядываясь в похожие друг на друга под нависающими касками лица.

Форма делала их всех одинаковыми, безликими фигурами, иногда это очень удобно, когда не хочешь видеть за субъектом личность… Различались только глаза.

Ответом послужила тишина. Впрочем, как и обычно. Ещё ни разу никто не отказался от участия непосредственно перед переходом. Но почему-то от этого безмолвия сильнее защемило сердце. Генерал спешно одёрнул руку, непроизвольно трущую в этом месте китель, и спустился с помоста. Медленно двинулся вдоль строя.

Бойцы стояли не шелохнувшись, по уставному глядя куда-то в район переносицы, и только опытный глаз примечал, как упрямо сжимаются зубы и вздёргиваются на микроны выше подбородки.

Все высокие, широкоплечие как на подбор, тренированные, что не в силах скрыть громоздкая экипировка и тяжёлые заплечные рюкзаки. Каждый Генерал и сам прошёл подобную подготовку одним из первых и успел многое повидать на своём веку, прежде чем получить заслуженное высокое звание. Он понимал, каково быть на их месте, и от этого почему-то хотелось плакать. Старый вояка усмехнулся, удивляясь самому себе и странным чувствам.

Внезапно в рядах голов образовался провал, вынуждая опустить взгляд чуть ниже. Из-под каски блеснули синие, нереального оттенка глаза. Они глядели так же уверенно, как и прочие. Совсем юное лицо, непокорная русая прядь путается в пышных ресницах, пухлые розовые губы упрямо сжаты.

«Сколько ей? Двадцать?» – это вряд ли. Ему ли не знать, что в альтернативные межпространственные берут только после двадцати пяти. Исключений здесь не бывает.

Генерал понял, он стоит уже некоторое время на одном месте, и открыл было рот, чтобы спросить, что она здесь забыла? Почему не выйдет замуж? Почему не встречает с работы любимого? Зачем стоит здесь сжимая в руках цевье автомата? Зачем её плечи оттягивает тяжеленный рюкзак, а на ногах вместо изящных туфелек на шпильке грубые армейские ботинки?

Он сдержался.

Не стоило обманываться. Раз эта девушка здесь, значит, на то есть веская причина. Значит, она пошла испытания и готова. Подавив новый вздох, генерал дошёл до конца строя и вернулся на прежнее место.

В переговорниках раздался голос оператора перехода:



Любовь Черникова

Отредактировано: 12.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги