Проклятая дочь

Размер шрифта: - +

Глава 18

Я не люблю свадьбы. Все считают, что девушка обязана приходить  щенячий восторг от одного упоминания о данном мероприятии. Я, видать, к ним не отношусь. Я бывала на огромном количестве всевозможных свадеб благодаря бесчисленной родне отчима. И каждый раз для меня был пыткой. В первую очередь из-за многочисленных взглядов и шепотков.

Мало кто из родственников отчима принял меня так же безоговорочно как он. Я бы сказала, что таких меньше одного процента. В основном меня… не одобряли. Это можно было игнорировать большую часть времени. Но временами, на больших праздниках, семья собиралась в полном объеме и начиналась потеха. Галенор – один из самых богатых купцов гильдии. В тройке богатейших людей Архипелага. И до его свадьбы с мамой наследниками были многочисленная родня. Поэтому нашему появлению никто особо не обрадовался. Особенно мне – маленькая оборванка, претендующая на все наследство! Отчим ведь удочерил меня, полностью признав своей дочерью. На тот момент – единственно наследницей. Даже мама получала лишь пожизненное содержание в случае смерти мужа и право на мою опеку. Естественно, меня все сразу невзлюбили. Именно тогда я впервые познакомилась с отравленной едой, так же как и моя мама. Отчим был в ярости. Тогда и проявилась жестокая сторона его в целом добродушной натуре. Семья несколько поредела, покушения прекратились. Проболев полгода после особо удачной попытки, я поняла, что верить никому нельзя. Не все вокруг враги, но их большинство. А близкие, порой, не в силах защитить меня. В первую очередь я сама должна о себе заботиться. Я стала проверять свою еду анализатором, научилась сама готовить, прочитала все о ядах, стала тренировать…

И только с одним я справиться не могла – злыми языками. Каждый раз, собираясь вместе, семейство начинало испытывать мои нервы. Эпитеты «замарашка», «мелка неприятность», «назойливая таракашка», «неблагодарная тварь» и мой любимый «ублюдок», звучали постоянно, заставляя возненавидеть все семейные праздники. Даже появление других наследников их не утихомирило, потому что я была не их крови изначально. Чужачка. Подкидыш. Ублюдок.

Я никогда не жаловалась, стараясь держать это в себе, но мама-то все замечала. Она пыталась меня успокоить, научить нравится, наладить контакт. Пару раз я честно попыталась. Один раз мне даже показалось что получилось, но все обернулось трагично. Поэтому я ненавижу свадьбы с обязательным сбором. Я ненавижу свою свадьбу за то, что мама пригласила всех родственников в порядке вежливости, а они взяли и приперлись. Все. Включая того подонка, моего двоюродного сводного брата. Он был моей первой любовью. Мне  казалось, что мы не просто смогли поладить, но и… Это все было ложью от начала и до конца. Он сделал вид, что между нами есть взаимное притяжение, а потом… Они все смеялись надо мной. Его хлопали по плечу и поздравляли с удачным розыгрышем наивной идиотки. Тогда я впервые почувствовала в себе желание убить.

Сегодня оно посетило меня вновь, когда я увидела толпу этих родственников, жадно рассматривающих меня и обсуждающих несчастную Раххель, которой наконец-то удалось избавиться от столь «некондиционного товара». Ирвингу активно сочувствовали, тайком просвещая на счет моей никчемности. Меня неискренне поздравляли с удачным замужеством и открыто декларировали свою надежду на то, что муж найдет на меня управу.

- Теперь я понимаю, почему у тебя такой характер, - подкрался ко мне Ирвинг, чудом миновав всех этих пираний. – Твои родственники еще хуже моих. Настоящий серпентарий с парочкой крокодилов и пираний.

- Ты же говорил, что я добрая, - устало помассировала виски я.

- Добрая, - рассмеялся он. – Глубоко внутри. А снаружи сплошные колючки и недоверие. И теперь я понимаю почему. Такой толпы моральных уродов в одном месте я еще никогда не видел.

Счастливчик.. С некоторыми из них я сталкивалась как минимум раз в неделю. Думала, что уехав в Университет избавлюсь хотя бы на десяток лет от них, но нет, и тут достали.

- О, Ришка, поздравляю тебя с тем, что кто-то на тебя все же польстился, - вальяжно поприветствовал меня Терриэн.

Голубоглазый двадцатитрехлетний шатен разбил множество сердец. В том числе и мое.

- Эрриха? – удивился моему молчанию Ирвинг.

- Напитки в другом конце зала, Терриэн, - максимально вежливо послала я родственника. – Постарайся не напиться как обычно.

Все-таки не сдержалась. Плохо. Очень плохо.

- Все еще обижаешься за невинный розыгрыш? – мерзко ухмыльнулся он. – Да брось, это было сто лет назад. Все посмеялись, а ты надулась…

- Не знаю в чем дело, но мне ужасно хочется врезать тебе, - оскалился Ирвинг, задвигая меня себе за спину. – Милая, он тебе обидел или мне показалось?

 И после этих странных, довольно грубых слов, холод отступил. Тот холод, который терзал меня долгие годы так, что я уже даже перестала его замечать. На душе сразу стало так легко и спокойно. Да, мама меня любит, но кроме меня у нее есть муж и другие дети. Отчим тоже меня любит, но у него так же есть другие привязанности, может даже более сильные. А Ирвинг… если он и не любит меня, то я у него единственная. И это именно то, что мне было нужно все это время – хоть для кого-то стать единственной. Центром мира. Купелью.

- Да нет, не обидел, - легко улыбнулась я, полностью отпуская прошлое. – Просто был дурацкий розыгрыш. Но если ты ему врежешь, то возражать не стану. Только не здесь, ладно? Не хватало еще испортить предсвадебный ужин.

- Ладно, уболтала, - немного удивился моему поведению оборотень. – Ты что, выпила?

- Почему если у меня вдруг поднялось настроение, то сразу выпила? – возмутилась я. – Потанцуешь со мной?

Ирвинг согласно кивнул и, взяв меня под руку, повел на небольшую танцевальную площадку. Тэрриэн лишь хмуро проводил нас взглядом – этому самодовольному хлыщу никогда не нравилось, когда его жертвы срывались с крючка.



Галина Краснова

Отредактировано: 26.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться