Проклятая сила

Размер шрифта: - +

Глава 6(начало)

Когда Мэттью вернулся домой, Кэтрин уже спала. Тихо закрыв дверь ее комнаты, он прошел в свою спальню. Сел на кровать и сложил ладони домиком на переносице, размышляя.

На сердце было неспокойно за Анабель. Мэттью корил себя за слабость и эгоистичность. Сотню лет назад он сдержался, не позволил ей следовать за ним в неизвестность. Следовало и сейчас не раскрываться перед ней. Повременить. Объясниться, когда с Айрусом будет покончено, если конечно останется жив. В чем он совершенно не был уверен. Чаша весов больше склонялась к тому, что битву с демоном ему не пережить. Зависит от того насколько правильно он перевел ту часть, в которой говорилось об использовании кинжала против высшего демона.  Книга написана на давно забытом древнем языке, и даже Мэттью было трудно точно ее перевести. Малейшая ошибка может дорого стоить.

Если все сделает правильно и выживет, существует риск, что Анабель, устанет ждать и надеяться на чудо, найдет другого, который затопчет едва тлеющие угли чувств к Мэттью. Тогда он ее потеряет навсегда. Вот о чем думал Мэттью, когда Анабель и Кэтрин оставили его одного.  И не смог снова отпустить ее.

В ней его покорила не только красота вкупе с довольно экзотичной для Англии внешностью – смуглой кожей, темно-карими глазами, черными волосами, доставшимися от матери-испанки. А еще умение вести себя под стать леди, но не быть чопорной и холодной, словно прекрасная, но мертвая душой скульптура. Анабель могла заливисто смеяться, и в тоже время совершать вместе с Мэттью безумные авантюры. Например, в детстве они ночью тайком пробрались в конюшню и вывели из стойла Логоса – самого любимого коня Мэттью. К сожалению, выйти за ворота особняка и покататься на Логосе не вышло, заметила охрана клана. После отец с матерью строго отсчитали Мэттью, как зачинщика не допустимых действий.  С Анабель же отправили разбираться нянечку, понимая, что девочка пошла на поводу сына главы клана. Что по сути было правдой за одним исключением – Анабель тоже понравилась их вылазка. Конечно сейчас она, как и он, давно повзрослели. Но Анабель осталась во многом той же. Их секс в машине, когда в любую секунду мог приехать эвакуатор или прохожие заглянуть в лобовое стекло, которое не было тонировано, помимо физиологического наслаждения – доза адреналина от риска быть увиденной чужими людьми. Для Анабель неприемлемо, чтобы о ней ходили разговоры о ее недопустимом поведении, пусть даже среди незнакомцев. Но с Мэттью она готова была идти против своего воспитания. По сей день. Да и он сам видимо не «окаменел» окончательно.

Неожиданно вспомнилось другое женское лицо. Нежное, с длинными белокурыми волосами, молочно-белой кожей и голубыми почти прозрачными глазами, но не призрачными, как может показаться при описании, а наоборот наполненными до краев жизнью, пусть и не настолько яркой, как хотелось бы.

Двадцать лет назад, вечером возвращаясь с работы, Мэттью заметил бредущую по обочине девушку. Стеной лил дождь, и она вымокла до нитки. Он остановился, не глуша мотор, и спросил не требуется ли ей помощь. Она подняла на него глаза. Взгляд потерянного человека, не знающего как жить дальше, да и нужно ли. А еще незнакомка, как и Мэттью была вампиром. С первой секунды он понял, что она стала такой совсем недавно и не понимала, как мириться с новой сущностью. Его с детства учили помогать собрату, не проходить мимо чужой беды. Да и даже если бы не вбивали в голову слова, что все вампиры, населяющие планету едва ли не общая семья, мимо бы не смог проехать.

Мэттью усадил девушку в машину, накинул на плечи пиджак и врубив печку на полную, начал расспрашивать незнакомку о том, что с ней произошло.

Ее звали Элли. Она родилась в чистокровной семье ведьм, и сама унаследовала этот дар. Ее жизнь не была лишена трудностей, как и у любого другого человека, но в целом складывалась хорошо. Вплоть до того момента пока на нее в темной подворотне не напал вампир. Хотел осушить, пил кровь, но она вырвалась, заклинанием заставила арматуру из заброшенного завода, проткнуть вампира. Его кровь, брызнувшая во все стороны, попала ей в рот. Элли убежала, не став дожидаться, когда вампир придет в себя, а его крови хватило для обращения. Семья выгнала ее, не желая, чтобы с ними под одной крышей жила «проклятая кровопийца». Элли была в отчаянье, не знала, как существовать дальше, да и вообще стоит ли жить.

Мэттью успокоил ее, научил мириться с новой ипостасью. А главное контролю над жаждой крови. Элли полюбила его. Он тоже, но не так как Анабель. Эти чувства были не такие яркие и безудержные. Напоминали штиль, тихую гавань. Когда как с Анабель шторм и волны, бьющие о скалы.

Но они с Элли были семьей. У них родилась дочь и какое-то время Мэттью ощущал долгожданное спокойствие на душе, счастье. Но не смог уберечь Элли, хотя обещал себе с того самого момента, как она села к нему в машину, хранить и оберегать.

Стиснул челюсти, сжал руки в кулаки, проклиная демона и себя в придачу, потому что сам лично подвергает Анабель опасности. Успокоить себя мог только тем, что она права, в клан Айрус не сунется, иначе это будет означать объявление войны. Лишние враги, особенно целое вампирское сообщество, демону не нужны.

Но раз уж Мэттью пошел на поводу эгоизма, приблизил Анабель, вместо того, чтобы оттолкнуть, должен дать ей более надежную защиту.

Он подошел к комоду и, достав небольшую резную деревянную шкатулку, открыл и провел пальцами по, покоящемуся в алом бархате браслету. Изящному с латунной филигранью. Когда Мэттью исполнилось шестнадцать, мать отдала браслет, сказав, чтобы, когда придет время, подарил девушке, которая завладеет его сердцем.

Момент настал. Только браслет не будет просто подарком, говорившим о чувствах Мэттью к Анабель. Он станет талисманом, защитником, сделает неосязаемой для демона. Также как Мэттью и Кэтрин сейчас.

Для этого придется снова обратиться к ненавистной магии. Той проклятой книги, по которой он учился колдовать, не было с ним. Она осталась в особняке клана, но многие заклинания навсегда словно выжглись в мозгу, чтобы тенью следовать за ним и ждать, что желание занятия магией победит. Чем больше он ее использует, тем тяжелее бороться с голосом древней тьмы, заключенной в древнем колдовском фолианте, просившей покориться. Быть может в итоге его убьет не демон, а Эриме сожрет его душу и будет всецело владеть ей.



Светлана Смирнова

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги