Проклятие ундины

Размер шрифта: - +

Продолжение от 3.4

 Не знаю, что он со мной сделал, но от легкого толчка в лоб я вырубилась полностью. Когда пришла в себя, в комнате уже никого, кроме меня, не было. Я все еще лежала обнаженной на кровати. Ну, предположим, что это гостиничный номер, хотя пес их разберет, работорговцев хреновых!

 Прежде всего, я осмотрела себя, насколько это можно было сделать без зеркала. Вроде, никаких повреждений: ни синяков, ни следов от уколов, ни каких-то более крупных травм. Уже легче. Потом, не вставая с кровати, оглядела комнату: камер не видать, но это, конечно, не показатель. Может, они ловко запрятаны.

 Стены белые. Пол выкрашен коричневой краской. На вид – деревянный. В центре комнаты лежит небольшой коврик в бежево-коричневых тонах. Узкая кровать, на которой я сижу, задвинута в самый угол. Комната такая крошечная, что кровать тянется почти вдоль всей стены. Над изголовьем кровати висит большая фотография в рамке. На ней изображено волнующееся море. По левую руку от меня - низенький белый журнальный столик. Я похожие в «Икее» видела. На столике стоит крохотный светильничек. Левее столика – дверь. Других дверей в комнате нет. У противоположной стены притулился стол из светлого дерева, прикрытый белой скатеркой, а рядом с ним – ротанговое креслице. На столе - фиолетовое стеклянное блюдо и прозрачная ваза с какими-то растениями. На стене над столом еще одна фотография, вроде, с такими же растениями. В углу у окна – маленький белый комодик с двумя ящичками. На комодике стоят переносной  телевизор (где откопали-то такой анахронизм, даже у моей бабки уже нет лампового телека) и еще один светильник с бежевым абажуром. Окно большое, во всю стену. Занавесок нет. Батарей нет. На потолке ни люстры, ни вентилятора. Негусто.

 Я осторожно спустила ноги с кровати и, стараясь не шуметь, шагнула к двери. Потянула ручку. Заперто. Хотя ничего, похожего на замок, не видно. Судя по тому, что петли с моей стороны, открывается внутрь.

 Бесшумно ступая, двинулась к окну. Такое ощущение, что по минному полю иду! Бр-р-р! Из окна открывался вид на стоящее напротив здание футуристической архитектуры из стекла и бетона. Длинный фасад был выполнен в виде волны. Окно состояло из сплошного стекла безо всякой рамы. Похоже, оно даже не открывается. Ну, или я не сумела отыскать механизм. Осмотревшись, насколько это позволяла стеклянная преграда, я пришла к выводу, что нахожусь в доме, конструкцией повторяющем волнообразного соседа. В здании напротив насчитала семь этажей. Я, судя по всему, на уровне пятого нахожусь. Хотя, что мне это дает? Вряд ли сумею разбить стекляшку, а и разбив, спуститься не сумею. Я ж не Человек-паук.

 Отвернувшись от окна, еще раз внимательно оглядела комнатку с этого ракурса. Вроде, ничего нового не обнаружила. Тогда решилась изучить содержимое комода. Одно отделение было заполнено довольно длинными, но не широкими отрезами очень мягкой плотной ткани бирюзового оттенка. Для бинтов куски были, все же, широковаты, а на что еще могли пойти такие отрезы, я понять не смогла. Ну, может, для рукоделия какого. В качестве одежды точно не годятся. Хотя, конечно, можно в них забинтоваться целиком… буду мумией.

 А вот во втором ящике лежали полупрозрачные накидки. Мои давешние визитеры щеголяли в похожих, только бордового и синего цветов. А эти опять бирюзовые. Я торопливо натянула одну из накидок на себя: такое впечатление, что в отрезе кисеи прорезали дырку для головы, а с боков пришили пару шнурочков-завязочек. Без зеркала, конечно, сложно судить, но, по-моему, эта эрзац-одежка ничего не скрывала. От слова «совсем». Натянув сверху еще пару накидок, я пришла к выводу, что их десяток нужно напялить, чтоб добиться эффекта прикрытости. Пришлось воспользоваться самым длинным и широким куском ткани из первого ящика. Обмотав его вокруг бедер, я сочла наиболее стратегически важное место достаточно укрытым от посторонних взглядов, чтобы чувствовать себя гораздо комфортнее и защищеннее. Держалась, правда, вся эта конструкция на соплях, но ничего лучше я пока изобрести не сумела.

 Попыталась включить телевизор, но то ли он был неисправен, то ли я так и не нашла нужную кнопку. Зато лампочка включилась сразу же. Хотя… на лампочку-то этот странный шарик света, загоревшийся, как только я нажала на кнопку, был совсем не похож. Разглядывая светильничек, обнаружила, что он беспроводной. Опа! А ведь у телевизора тоже провода нет! Тщательно осмотрев стены, я поняла, что розеток здесь не предусмотрено. Может, конечно, это связано с содержанием тут рабов…

 Я еще раз потянула дверь. Никаких изменений. Попробовала толкнуть. На всякий случай. Ничего. Почесала затылок, но мыслей мне это действие не прибавило. Ну, не сидеть же, сложа руки, так и с ума сойти недолго. Пока меня не накрыла паника, и я еще могу хоть как-то соображать, надо бы попытаться выбраться из помещения. И я решительно уцепилась за дверную ручку. Я тянула изо всех сил, упираясь ногой в стену, но проклятая дверца даже не дрогнула. А на вид – обычная хлипкая фанерка!

 Тут за спиной раздался какой-то непонятный звук. От испуга я разжала пальцы, потеряла равновесие и грохнулась на пол. Быстро перевернувшись и поднявшись на четвереньки, я увидела, что это всего лишь включился телевизор.

 С экрана на меня взирал давешний бородач. Причем ощущение было такое, будто он меня прекрасно видит. Да быть такого не может, просто его изображение транслируют! Правда ведь?

 Будто насмехаясь над моими потугами, мужчина с явным неодобрением заявил:

 - Ты ведешь себя, как варвар!

 Я уже собиралась показать телевизору неприличный жест, когда бородач приказал:

 - Ложись в кровать и спи!

 И я послушно поднялась с пола, и легла, куда велено. И уснула, будто сурок, еще до того, как коснулась головой подушки.



Виктория Карелова

Отредактировано: 01.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги