Проклятие ундины

Размер шрифта: - +

Продолжение от 18.5

 - Но ведь здесь люди тоже не умирают, как я поняла.

 - Здесь чистокровные люди могут жить только в качестве рабов. Ты бы хотела своему любимому такой участи?

 - Но ты же что-то говорил о жителях этого района… у меня выскочило из памяти слово…

 - Вольноотпущенники? – догадался тритон. – Статуса вольноотпущенника добиться тяжело, а в некоторых случаях – просто невозможно. Кроме того, есть и еще одна проблема: мы-то всегда можем вернуться обратно. Здесь нас ждут друзья и родные, а человеку отсюда выхода уже нет, и всех своих близких он покинет навсегда. Так что обычно это мы уходим жить на сушу.

 - То есть я тут тоже навсегда застряла? – у меня даже руки задрожали.

 - Ты не совсем человек. Ты – полукровка. Вот вы как раз можете спокойно жить в обоих мирах: и в подводном, и в наземном.

 Мне было страшно спрашивать, но Гэб производил впечатление очень доброго и понимающего… блин, не скажешь же: человека… Ладно, потом определюсь, как его называть. Сейчас надо успеть разрешить сомнения, пока у собеседника такой серьезный настрой.

 - А меня отсюда когда-нибудь отпустят к родне? У меня там бабушка осталась, - и вся сжалась в ожидании приговора. Самой удивительно, но сейчас, издалека, моя вечно недовольная бабка уже не казалась такой жесткой женщиной. Я по ней даже немножко скучала.

 - Тебя ограничили в передвижениях только потому, что тебе необходимо спокойно адаптироваться к нашим условиям. После завершения периода адаптации ты сама сможешь принять решение, где хочешь жить, - парнишка ласково улыбнулся. А потом перемахнул на мою кушетку и накрыл мой судорожно сжатый кулачок своей теплой ладонью. – Выше нос, красавица! Повелитель у нас суров, конечно, но не жесток. И, потом, у нас тебе может даже понравиться: здесь много интересного - поверь, я знаю, о чем говорю!

 - Другим же не нравилось, - буркнула я, стараясь удержать навернувшиеся на глаза слезы. Такая жалость к себе накатила, что хотелось просто уткнуться Гэбу в плечо и разрыдаться. Вообще-то я – не плакса, но, видимо, напряжение последних дней все же сказывалось на нервах.

 - С чего ты взяла?

 - Ты же сам рассказывал, что многие полукровки тут жили, а потом уходили обратно.

 - Да, это так, обычно полукровки через какое-то время возвращаются в ваш мир. Но это связано с желанием иметь семью и детей.

 - А здесь семью создать нельзя? – слегка удивилась я.

 - Можно-то можно, но детей у полукровок здесь не будет.

 - Почему?

 - Понятия не имею! – развел руками Гэб. – Но факт остается фактом: полукровки здесь абсолютно бесплодны. Вот и уходят через какое-то время. Но ты же не собираешься обзаводиться потомством прямо сейчас?

 - Нет, я пока вообще о семье не задумывалась: мне выучиться надо, работу найти хорошую, а уж потом…

 - Тогда тебе повезло, и ты попала в самое правильное место! – хлопнул меня по плечу парнишка. – Только представь: куча поклонников, и можно не беспокоиться о возможных последствиях. А уж когда пресытишься нашим весельем, вернешься к учебе, работе и прочей скукоте!

 - Под кучей поклонников ты подразумеваешь тех, кого интересовать буду не я, а мои родственные связи с морским царем? – сморщила я нос.

 - Не угадала! Вот скажи, ты видела еще каких-нибудь элементалей, кроме меня и повелителя?

 - Ну, да, маму на фотографиях и еще одного мужика живьем.

 - Какого мужика? – заинтересовался Гэб.

 - Не знаю, он был с моим дедом, когда я пришла в себя, но мы не общались.

 - У него синяя туника?

 Я кивнула.

 - Значит, это Мика – друг и советник повелителя. Не важно. Так ты не находишь, что мы все друг на друга очень похожи?

 - Ну, в целом – да: светловолосые, светлоглазые, очень красивые, да и в чертах лиц что-то неуловимо схожее есть.

 - Я рад, что ты находишь меня очень красивым, - залихватски подмигнул Гэб, за что немедленно получил тычок локтем. – Ты же сама только что это сказала! – возмущенно завопил он.

 - Все равно самая красивая – моя мама! – скорчила я рожицу в ответ.

 - Тут даже спорить не буду: Лорелея считалась самой красивой ундиной. Многие обитательницы дворца вздохнули с облегчением, когда она превратилась в сильфиду. Так о чем это я? Ах, да! Мы все похожи друг на друга, как ты совершенно справедливо заметила, а со временем одинаковые лица вокруг приедаются, не зря же ундины предпочитают заманивать для развлечений мальчиков с внешностью Рафа. Ты весьма привлекательная брюнетка, поверь, у тебя будет больше поклонников, чем у любой, самой распрекрасной ундины. Больше, наверное, может быть только у чернокожих женщин.

 - Э-э-э… ты хочешь сказать, что Рафаэль не сам утонул, а его специально утопили? – недоверчиво спросила я, с трудом подобрав челюсть. Что-то сегодняшняя беседа с репетитором шокировала меня чем дальше, тем сильнее.

 - Конечно! Ты что, вообще не знаешь, чем занимаются ундины?

 - Ну, в разных сказках разное говорится…

 - Ундины, чтоб ты знала, выходят лунными ночами водить хороводы и петь песни. Их дивные голоса и неземная красота притягивают мужчин. А ундины и рады стараться – заманивают неосторожных путников, тем самым пополняя штат дворцовых рабов. Рафу еще повезло: он долгое время был личной игрушкой приманившей его ундины, пока не надоел.



Виктория Карелова

Отредактировано: 01.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги