Прояви свой боевой раскрас

Размер шрифта: - +

Глава 11. Есть лишь два выхода.

Я ещё раз пробежалась глазами по предписаниям. Пункт "3. Разговор о прошлом" меня невероятно сильно напрягал. И было ли это прошлое давним, когда мой род настигла невосполнимая потеря, или это была та иллюзия семьи, которую создавала Анджела? А может всё было до невероятного просто? Может они узнали о том, что мы были знакомы? Хотя, нужно быть первосортными идиотами, чтобы не понять об этом из наших малочисленных разговоров друг с другом.

А я-то думала, что смогла обвести их вокруг пальца. Наивная я, слишком наивная. Но что мне оставалось кроме надежды?

Интересно, а на меня у них имелась отдельная папка? Если да, то она должна была выглядеть не толще открытки на день рождения.

Я готова была поклясться, что эта папка представляла собой один единственный лист бумаги, на котором было лишь несколько строчек.

Имя - Нора.

Фамилия - Борн.

Место проживания - Цен­траль­ная про­вин­ция, второй пункт.

Внешние данные – тёмные шоколадные волосы, длина которых еле доставала до середины предплечий, голубые глаза, губы, которые постоянно обкусаны. Средний рост, среднее телосложение. Всё какое-то среднее.

Отличительные особенности - шрам на запястье правой руки.

Место учебы - школа №3 второго пункта.

Интересы - что взять с ботанки? История, еда и рисование.

Предпочтения – только свобода.

Характер - бла-бла-бла, - ботанка. Бла-бла-бла, - истеричная. Бла-бла-бла, - странная.

Прочее - влюблена в Тома Маркеса по уши, живет с тетей, которую ненавидит, учится хорошо, не пропустила ни одного занятия в школе и - бла-бла-бла, - ботанские темы.

И всё. Даже половины листа можно было набрать с трудом. В этом и была вся я, вся моя подноготная. Несколько строк, и я - разгаданная загадка. Только вот такие загадки способны решить даже маленькие детки. Таких загадок, как я, несчётное количество в этом новом мире.

Да и я не любила выделяться из толпы. Несмотря ни на что, меня устраивало такое положение вещей. Пока я незаметна - всё хорошо. И это нравилось не только мне.

После смерти родителей не так-то просто вновь стать душой компании.

Много жалости к себе, просиживание свободного времени дома, и - voila! - ты теперь - отброс общества.

А поняли тебя окружающие или нет – это лишь твои проблемы, жалкий человек.

Я сидела в задумчивости, пока не почувствовала на себе взгляд Тома. Он, похоже, что-то хотел сказать, но не решался приблизиться ко мне ближе, чем расстояние вытянутой руки.

В конечном счёте, он всё же подошёл и сел на свою часть кровати, нервно теребя свой конверт в руках.

- Привет, - прошептала я, стараясь разрядить обстановку.

Это, конечно, не самое остроумное, что пришло мне в голову, но надеюсь, что он оценил мою попытку начать разговор.

- Ого, - присвистнул он, - оказывается, этот агрегат исправен.

Я закусила губу. С одной стороны, мне нужно было сходить с ума и радоваться тому, что он со мной говорит, но с другой... Я не думала, что он так это всё воспримет. Да ладно, даже не так. Я не думала, что он воспримет так меня.

- Агрегат? – я подняла шутливо брови, хотя всё внутри скрутило от такого глупого сравнения. Всё, что было связано с наукой, вызывало во мне сильные негативные чувства.

Он пристально смотрел на меня, будто на книгу, смысл которой не смог понять с первых строк.

- Как изобретение, знаешь? – его улыбкой можно было начинать революции, делая символом переворота.

- Ага, - только и ответила я. Мои внутренности вновь скрутило от его слов. – А с чем мне сравнить тебя?

В этом и была прелесть Маркеса: почти все его мысли и вопросы можно было легко прочитать на его лице. Так что сейчас я была наблюдателем его собственного урагана мыслей, отпечатавшегося на лице парня.

-Может с каким-нибудь сильным животным? – в миг засмеялся Том, - Может с тигром или гепардом?

Я улыбнулась, глядя на него мягко. Он был невероятным в этом своём непостоянстве и несуразице.

- Ты сейчас больше всего похож на потерянного щеночка, который ничего не понимает, но пытается храбриться, как может, - грустно улыбнулась я. Том мог сколько угодно шутить, но я то могла заметить эти признаки потерянности. Ведь сама я делала так же.

Том вдруг опустил глаза и начал щёлкать пальцами.

- Ты знаешь меня гораздо лучше, чем я тебя, - он поднял на меня глаза. – Я для тебя стал лёгкой загадкой, а ты для меня – тайной за семью печатями и стражниками с драконами.

Я покраснела от такого равнения. Ведь всё всегда было наоборот: я становилась быстро разгаданной загадкой.

- Я такая же, как и ты, просто я наблюдала за тобой долгое время… - очень поздно я себя остановила, но было уже поздно. Том поднял лицо ко мне и заинтересованно прищурился.

Боже, сегодня я слишком много болтала.

- Ты наблюдала за мной? – его губы растянулись в ухмылку. – Это интересно?

Я пристыженно кивнула, закрывая глаза и облокачиваясь головой о стенку позади меня.

- Ты определённо что-то скрываешь, - проговорил он. – Мне нужны свежие подробности от детектива Мышки.

Я прыснула со смеху, хотя прозвище мне не сильно нравилось. Мышка, будто я была маленькой или беленькой. Самосвалы сарказма в прозвище прямо-таки гудели.

Вот это мне определенно нравилось. Пока я была ему интересна, это давало мне определённые преимущества.

Пока я ему была интересна, я:

а. Могла осуществить свои планы

б. Могла осуществить свои планы

в. Могла осуществить свои планы

г. Могла сделать так, чтобы он в меня влюбился (ну это, конечно, было Утопией, но почему бы не попробовать?).

Мы сидели в молчании некоторое время. Я наблюдала за танцем пылинок в воздухе, которые от моего дыхания меняли свою траекторию.



Аксинья Смирнова

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги