Прояви свой боевой раскрас

Размер шрифта: - +

Глава 12. Частичка прошлого.

Он смотрел на меня с сожалением в глазах. С такой большой и глубокой грустью, словно я могла в неё окунуться, если бы была ближе.

- Я не хотел, - тихо проговорил он.

- Знаю, - я покачала головой. Это движение стало для меня чем-то привычным, чем-то, что было уже невозможно отнять. Люди спрашивали, как у меня дела. Я качала головой. Спрашивали, нужна ли помощь. Я качала головой в ответ. Спрашивали, насколько больно внутри. И я вновь качала головой. Я защищалась от них, уходя глубже в себя.

- Расскажи мне об институте побольше, - попросил Том, нарушив наше недолгое молчание.

Я вздохнула и уже хотела покачать головой, как вовремя себя одёрнула. Ещё не время для забвения, ещё не время.

- Ну, - начала я, - когда я была маленькой, то нечасто тут бывала, ведь Институт – это секретный объект. Был секретным объектом, - поправила я себя. - До взрыва о нем ничего не знали.

- Что за взрыв? – тут же поинтересовался он.

Я горько усмехнулась. Не было человека в этой провинции, который бы не знал о случившемся девять лет назад. И я прекрасно видела, что он лгал о своей неосведомленности, но я ему решила подыграть, надеясь покончить побыстрее с глупыми предписаниями и отдохнуть.

- Большой взрыв в лаборатории, - я прочистила горло. - Сильнейший взрыв, унесший жизни моих родителей и ещё около ста человек. В здании в тот момент находилось именно такое количество народа. - Я потёрла глаза, чтобы не расплакаться. - Выжило всего лишь двое. И то, только потому, что они находились на первом уровне здания. Взрыв был такой силы, что этажи, которые были выше лаборатории моих родителей, сложились в гармошку. До сегодняшнего дня точной информации о причинах происшествия нет. Сказали лишь то, что какой-то эксперимент вышел из-под контроля.

Я вздохнула.

- Ты помнишь их? - спросил вновь Том, открывая старые раны.

- Конечно. Правда, с каждым годом все хуже и хуже, - честно ответила я.

Мы промолчали немного.

- А ты? Что расскажешь о себе? – мой голос в тишине прозвучал резче, чем я рассчитывала.

- Веселый парень с богатым опытом, - с улыбкой произнёс он.

И вот сейчас я вновь увидела в нем того парня, в которого влюбилась. Но в данный момент это меня не порадовало. Слишком уж некстати он вдруг изменил своё поведение. Но я не успела развить мысль, как вдруг раздался звуковой сигнал.

Незнакомый механический голос вещал:

- На данный момент вы выполнили все предписания. Вы получаете девяносто баллов. Они начисляются в копилку. Что с ними делать, вы уже знаете. Через пятнадцать секунд отключат камеры, и вы сможете отдохнуть. Ровно через два часа выключат свет. После этого вы должны будете лечь спать. Приятного отдыха, подопытные!

Наступила гулкая тишина. Я считала секунды про себя, стараясь отвлечься от сладкого предвкушения предстоящего покоя. Только спутанные мысли в голове вкупе с переживаниями последних часов сильно тревожили меня.

Четырнадцать. Мое лицо предстало перед создателями эксперимента.

Тринадцать. Том около меня.

Двенадцать. Я ненавидела этот эксперимент всей своей душой.

Одиннадцать. У меня не осталось сил для борьбы.

Десять. Я должна начать чувствовать.

Девять. Я не смогу.

Восемь. Немного потерпеть ради свободы.

Семь. Моя жизнь была у них в руках.

Шесть. Они убили моих родителей.

Пять. Они не убьют меня.

Четыре. Я смогу.

Три. Я еще жива.

Два. Я найду способ.

Один. Я должна.

Ноль. В комнате что-то щелкнуло, а потом вновь воцарилась щемящая тишина.

Но она продолжалась ровно три секунды, а потом наступил звуковой хаос: что-то гремело, скрипело и трещало.

Я обернулась на противоположную от кровати стену, от которой следовала эта какофония.

О, Господи! На ее месте уже красовался широкий проход, ведущий в пыльный коридор.

Я повернулась: Том завороженно смотрел на проход, почти не моргая и не обращая на меня ровным счётом никакого внимания. Не прошло и секунды, как он внезапно бросился в него, словно в омут.

Я видела его ровно до арки открывшегося прохода, но потом мне преградила обзор пыль, поднявшаяся от перемещения стены.

Я медлила, как и всегда. Просчитывала варианты исхода своего действия, перекатываясь с носков на пятки.

Инстинкт самосохранения во мне вопил об осторожности. Но когда я им руководствовалась?! А когда нет?!

Ноги уже не слушались мозга: они несли меня к проему, точно зная свою цель.

Пройдя через пыльную завесу, я первым делом уткнулась в лестницу, от которой вниз расходились три коридора.

Указатель направо гласил "Нора".

Указатель налево гласил "Том".

В коридор посередине указателя не наблюдалось. Логично же, что я выбрала коридор без указателя? Мне же было невероятно интересно, что же там меня ждёт. Может выход из НИИ, может какая-то лаборатория, может зал заседаний, может… Всё было более прозаично.

Кухня. Шикарные столы, отливавшие блеском полированного дорогого дерева, плита, словно из каталога кухонной утвари для богачей, духовка, с несколькими противенями внутри, холодильник, похожий на целый двустворчатый шкаф, стулья с мягкими подушками на сидении. И всё это было выполнено в красивой сине-золотой цветовой гамме.

Только сейчас я почувствовала, что проголодалась. Я распахнула холодильник и заглянула внутрь. Сколько же в нём было еды! Я быстро обследовала полки на предмет экзотических продуктов, но ничего непривычного так и не нашла.

Мой взгляд путешествовал по разным полкам, пока не уткнулся в связку бананов. Мама всегда говорила, что бананы восполняли все потери организма в калориях и прекрасно утоляли голод, так что в нашем доме эти жёлтые плоды можно было без труда найти.



Аксинья Смирнова

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги