Прояви свой боевой раскрас

Размер шрифта: - +

Глава 16. Надежнее меня.

Ооох. Все-таки я умудрилась уснуть за распутыванием своих мыслей, эмоций и знаний. Великолепно. За эти сорок восемь часов мой организм проспал намного больше, чем за неделю в обычных условиях квартиры.

Голова до сих пор раздражающе гудела, но это было намного лучше, чем несколько часов назад. Или дней? Я потерялась во времени суток: мне казалась, что мы живём по какому-то непонятному времени, которое никак не сходилось с моими биологическими часами.

Я открыла глаза: вокруг меня была густая непроглядная темнота. Но стоило мне чуть приподнять руку, сразу зажегся свет, будто по мановению волшебной палочки. Уже при свете я ощупала голову: на затылке набухла большая шишка. Изумительно.

Я скинула с себя одеяло и вышла в коридор. Меня почему-то невероятно тянуло в сторону указателя комнаты Джона. Я даже до конца не понимала своих мотивов, пока не подошла вплотную к чёрной дубовой двери.

Всю недолгую дорогу я внушала себя мыль о том, что если я увижу комнату Уокера, то пойму его настоящего, узнаю его душу и пойму, чего от него можно было ожидать.

Когда я протянула руку и приоткрыла дверь, моё сердце отчаянно колотилось от страха. Я очень боялась, что если зайду внутрь, то пострадаю. Но неуёмная любопытность тянула меня внутрь, будто магнит.

Передо мной предстала невероятно красивая комната, которая была гарантированно раза в два больше моей. Большая комната с темно-синими стенами, на которых были нарисованы звезды, предстала передо мной, поражая невероятной красотой. Тонкими желтыми полосками звёзды были соединены в созвездия, образуя гигантскую карту звездного неба.

Я меня захватило дух от увиденного. Чтобы изобразить такое нужны были точные расчёты, терпение и колоссально много времени. Не знала, что Уокер любит такое. И, интересно, стены расписал он? В это верилось с трудом, ведь его имидж злодея-качка отпечатался надолго.

Напротив двери стоял громадный письменный стол, заваленный картами, циркулями, линейками и карандашами. Около него был установлен телескоп, направленный в окно. Настоящий телескоп! Над столом и по всему периметру комнаты висели книжные полки. Моя комната выглядела спальней в детском саду по сравнению с обиталищем парня.

Слева от двери во всю стену стоял шкаф. Во всю грёбаную стену. Это же сколько нужно иметь одежды, чтобы для неё нужно было так много места?

Единственное, что меня сильно удивило – это полное отсутствие фотографий. Ни рамки, ни полароидного снимка, ни одной распечатанной полноценной фотографии. Вообще ничего. Будто ему было некого вспоминать, или, наоборот, лишние напоминания о близких делали ему слишком больно. Но, тем не менее, комната от отсутствия снимков всё равно выглядела невероятно красиво.

Я осмотрелась в поиске обладателя этой чудесной комнаты и чуть не рассмеялась в голос от увиденной картины: справа от двери стояла кровать, на которой мирно похрапывал Джон, ногами запутавшись в одеяле.

А вот это уже было невероятно интересно! Если раньше он заставал меня врасплох, заставляя меня отступать, то сейчас был мой час возмездия.

Я подошла поближе к нему, стараясь не шуметь. Джон лежал, закинув руку под голову. На глаза ему упали волосы, и он немного похрапывал. Как маленькая хрюшка, честно!

Мне нужно было разбудить его чем-нибудь, но чем? Я вновь обвела взглядом комнату: ни одной мягкой игрушки, которой можно было бы в него кинуть, ни одна вещь на полу не валялась…

Какая скукота.

Я развернулась лицом к Джону: на другой половине двуспальной кровати лежала подушка, которая так и манила меня.

«Так-так-так!» - мое сознание потирало руки, предчувствуя невероятное развлечение.

Я взяла подушку и тихонько обошла кровать на цыпочках. Дойдя до Джона я остановилась. Внутри меня по венам уже бежал адреналин, заставляя тело приятно покалывать от предвкушения, но я медлила. Было что-то останавливающее меня, что-то, что кричало о неправильности моего действия.

«Нора, вспомни, что он сделал с тобой! Вспомни как он сильно напугал тебя! Это лишь небольшой розыгрыш по сравнению с его поступками!» - подсказывало мне сознание, склоняя меня к продолжению действий.

И я довольно быстро сдалась: желание повеселиться победило во мне все сомнения.

Вдох. Выдох.

Я размахнулась и со всей силы ударила Уокера подушкой по голове, попутно отскакивая назад. Мне удалось сдержать смех: он вырывался из меня совершенно бесконтрольно, но, всё же, довольно тихо.

После моего удара у Джона было такое выражение лица! Приоткрытые глаза, вытянутые лицо и открытый рот.

Я уже не могла сдержать громкость смеха и захохотала во весь голос.

Уокер повернулся ко мне и непонимающе уставился. Потом его выражение лица начало меняться. Сначала он просто улыбался, а потом тоже захохотал, да так заливисто, будто ему тоже понравилась моя маленькая недоместь.

Звук его смеха стал для меня отрезвляющим: я резко перестала смеяться. Как так получилось? Я ведь добивалась совершенно другого эффекта.

Я нахмурила брови и скрестила руки на груди. Джон, продолжая смеяться, спросил:

- Как ты себя чувствуешь?

- Лучше, чем ты можешь себе представить, – ответила я с вызовом.

Эта быстрая смена моего настроения стала для Джона довольно интересной загадкой, которую он тут же попытался разгадать:

- Ты только что смеялась, а теперь грубишь. Что с тобой не так? Не выспалась? – в тон ответил мне Уокер.

Я лишь закатила глаза и направилась к двери. Я намеревалась уйти, гордо подняв при этом голову и проигнорировав вопрос парня, но меня остановила сирена.

Все повторялось, как на прошлом эксперименте, только с небольшой задержкой. Оставалось лишь дождаться указаний и побыстрее их выполнить, чтобы быстрее избавиться от общества Джона Уокера.

Голос из динамиков поприветствовал нас:



Аксинья Смирнова

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги