Прояви свой боевой раскрас

Размер шрифта: - +

Глава 26. О чём-то далёком и прекрасном.

Стекло под моими пальцами было таким холодным. Будто весь лёд мира был под моей ладонью, будто я была повелительницей мороза. Оно приятно холодило кожу на месте ожога.

Через какое-то время Джон повернулся ко мне:

- Красиво, - всё, что мог он произнести, глядя на меня.

Я кивнула, не поворачивая головы к нему, а лишь наблюдая боковым зрением.

Из окна открывался прекрасный вид: море улиц вдалеке, машины и люди внизу, небо. Небо повсюду. Красивого персикового оттенка. Это было восхитительно. Такого цвета была одна акварельная краска в моей палитре, которую я очень берегла: мама очень любила закаты.

Я помнила, как несколько раз летом она заставляла нас с отцом выходить на крыльцо и наблюдать, как медленно солнце садилось за горизонт, окрашивая небо в невероятные цвета. Только вот дело в том, что я никогда не досматривала до темноты: сон одолевал меня быстрее.

Джон всё так же наблюдал за мной, он будто рассматривал какие-то детали. Так мы и стояли перед панорамными окнами, разглядывая то, что показалось нам интересным: я смотрела на небо, парень смотрел на меня. И как мы до этого дошли? Как стали спокойно стоять рядом? Как произошло то, что мне уже не хотелось оттолкнуть его от себя? Как вообще возможно изменить отношение за несколько часов?

Вдоволь насмотревшись, я прошла в кухню. Ничего так не расслабляло, как горячий чай. Только вот смогла бы я его выпить после произошедшего сегодня? Зайдя на место нашей прошлой дислокации, я тяжело вздохнула. Понятно, Джон ничего не убрал: мази, ватки, разорванный пакет. Всё валялось на столе, образовывая хаос. Только аптечки нигде не было видно.

«Ну хоть что-то убрал!» - порадовалась я, про себя.

Внутри проскользнула мысль о том, что могла бы и сама убрать, ведь это Уокер оказывал мне первую помощь. В последнее время мысли вели себя как-то иначе.

Я резко встряхнула головой. Откуда появились такие мысли? Дожили. Проявление заботы выбило меня из колеи забвения и чёрствости.

Так как единственное, что убрал парень было, в свою очередь, тем единственным, во что можно было положить всё остальное, мне пришлось сильно напрячь память, чтобы вспомнить, где лежала аптечка.

Бинго!

Мне пришлось забраться в шкаф с головой, ведь Джон не поставил нужный мне предмет на видное место. Я аккуратно взяла её и поставила на стол.

Аккуратно закрутив тюбик, содержимым которого Уокер мазал мой ожог, я вновь положила его на столешницу.

Чистюля в моей голове рыдала из-за того, что измазанный кремом тюбик мне пришлось оставить на обеденном столе.

Самое сложное я уже сделала. Осталось только выкинуть мусор. Я аккуратно взяла в руки ватки и огляделась в поисках помойного отсека. Небольшая металлическая крышка виднелась в углу кухни, отливая небольшими бликами от света ламп. Нажав свободной рукой на кнопку и открыв тем самым отсек, я преспокойненько выкинула мусор.

Вдруг я почувствовала, как что-то потекло вниз по моему правому запястью. Я опустила взгляд на руку: оказалось, что я задела пузырём острый край крышки. И надо же было мне так повести, что разорвался большой пузырь!

Кожу начинала ощутимо печь. И мне бы сделать хоть что-то, но я стояла и смотрела на свою конечность, совершенно не представляя, что теперь делать. Боль разливалась по всему запястью, а жидкость из пузыря маленькими капельками капала на пол. И в этот момент у меня была только одна мысль.

- Джон, - позвала я. Мой голос немного хрипел от долгого молчания. – Уокер!

В сторону кухни послышались неторопливые шаги. Парень покачиваясь спускался вниз по лестнице, неспешно передвигая ногами.

- Ну что, решила чем-то побаловать своего спасителя? – он замер на полпути, заметив мой испуганный взгляд. – Что случилось?

Вместо слов я протянула ему руку с лопнувшим пузырем.

Он покачал головой, приблизившись ко мне.

- Я знал, что ты – ходячая удача, - с сарказмом заметил он.

Я молчала. Рука и так болела даже после обезболивающей мази, а теперь пылала огнём.

- Ты не против? – он взял мою руку.

В ответ я лишь помотала головой, оставляя в кухне недолгое молчание.

- Откуда ты знаешь, как лечить ожоги? – спросила я, чтобы отвлечься.

Он несколько секунд молчал, будто оценивая, достойна ли я узнать причину. Он раздумывал так долго, что я подумала, что он оставит мой вопрос без внимания. Но внезапно он продолжил, хотя слова из него вырывались с трудом.

- Несколько лет назад мой брат чуть не сгорел на пожаре, - он глубоко вдохнул. – Я отвёз его в больницу, но Адама не приняли. При нём не оказалось документов: они сгорели с его курткой. Я очень долго просил помочь, но никто не слышал меня. Либо документы, либо домой.

Он отпустил мою руку, погружаясь в пучину воспоминаний.

- Я вышел на улицу к машине, в которой лежал брат. А Она стояла около окна и наблюдала за ним.

- Кто? – переспросила я.

- Какая-то женщина. Она не представилась. Просто стояла и смотрела, как Адам мучается, - Джон вздохнул. - У меня так сильно накипело из-за отказа врачей в госпитализации, что я выплеснул всё на неё. Я кричал на неё, а она спокойно стояла и слушала. Когда я закончил, она протянула мне какую-то банку с мазью, сказала, что поможет. Она объяснила, как пользоваться её, как лечить ожог вообще, рассказала про шанс того, что пузыри лопнут. Она договорила и ушла, - Уокер опустил взгляд в пол. – Она помогла мне спасти Адама, а я её имени даже не знаю.

Я была поражена. Женщина с улицы помогла ему. Просто помогла. Безвозмездно. В наше время ни у кого не нашлось бы желания помочь. Ну, по крайней мере у тех, кого я знала.

- Благодаря этой женщине, я вылечил брата. Теперь я помогу и тебе, - с этими словами, он опять взял мою руку и стал поворачивать.



Аксинья Смирнова

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги