Прояви свой боевой раскрас

Размер шрифта: - +

Глава 33. Вопросы>Ответы.

Время текло очень медленно. Будто в каждой минуте было шестьдесят часов, а не секунд. Кап. Кап. Кап.

Я сидела спиной к двери и молчала. Тишина висела мёртвая и плотная, будто мы с Джоном были в вакууме.

И мне было страшно. Немного. Очень страшно.

Засунуть нас с Уокером на этот эксперимент и так было наказанием, а оставить по разные стороны двери – зверством.

Мы и так находились в постоянном нервном напряжении, а тут… Страх одиночества делал человека безумным. До этого я ещё не дошла, но мне осталось чуть-чуть. Я была на половине пути к безумию.

Я подняла руку и постучала по двери.

- Эй, ты там? – слишком громко спросила я.

Уши, привыкшие к тишине, немного заболели от слишком пронзительного звука моего голоса.

Ответа не последовало.

- Джон? – мой голос снова разорвал тишину.

Я встала на ноги.

- Уокер, - прокашлялась я. – Джон Уокер!

Ответа вновь не последовало. Я начала молотить руками по двери.

- Эй, - я сделала ещё одну попытку, чтобы докричаться до парня. – Ну Джон, ну пожалуйста! Ответь!

Я чувствовала себя маленьким зверьком, которого бросили в клетку в одиночестве. Паника внутри меня нарастала, заставляя сердце биться часто-часто.

- Ну пожалуйста! – никакого ответа. Только тишина.

Ти

ши

на.

Я опять привалилась спиной к двери и сползла по ней вниз.

Почему Уокер ушёл?

Куда он ушёл?

Почему он бросил меня одну в этой комнате?

В своей комнате?

А может с ним что-то случилось?

Или он пошёл искать что-то, что смогло бы открыть дверь?

Может рана, которая появилась из-за меня, вновь открылась?

Или кто-то посторонний попал на эксперимент, как это было с Адамсом, и сделал что-то плохое с Джоном?

Вопросы разрывали меня на части. Вопросы. Вопросы. Один за другим. Новый вопрос – противоречие предыдущему.

Я не сразу услышала, что по ту сторону двери раздавались чьи-то шаги.

Я вновь встала и развернулась лицом к преграде.

- Джон, - я откашлялась, повторяя попытку. – Джон, ты тут?

Ответом мне снова была тишина.

- Да что, чёрт возьми, происходит? – я злилась. Гнев уже привычно поглощал страх внутри меня. – Я похожа на дурочку?

Я начала выравнивать дыхание: делала чёткие вдохи и выдохи.

- Я слышала шаги, Уокер. И я знаю, что ты тут, - вдох, выдох. Вдох, выдох. – Как только наказание закончится, я разберусь с тобой! Слышишь? Разберусь с тобой так, что мало тебе не покажется.

За дверью послышался шорох, а потом раздался такой громкий хохот, что я отпрянула на несколько шагов назад.

Я слишком много говорила: горло опять начало болеть.

- Какой Джон? – я услышала знакомый голос. – Какое наказание? С кем ты собираешься разобраться?

Нервный вдох.

- Нора, что происходит?

Я опешила. Шок охватил меня на добрых полминуты.

Том?

А он тут откуда?

О, Господи!

- А ты один там? – задала вопрос я.

На это я услышала смешок.

- Ну да, - чуть погодя ответил он. – А кого ты ищешь? И почему мы разговариваем через дверь?

Вопросы лились из Тома рекой, но я не спешила на них ответить.

Ну только если на некоторые.

Если быть точнее, то на один.

Интересно, будет ли казаться странным тот факт, что меня наказали и заперли, а за дверью должен находиться совсем другой человек?

Даже не знаю.

Знаю.

- Дверь закрылась, - пропищала я. – А теперь не хочет открываться.

Я слышала, как Том стал поворачивать в разные стороны ручку. Через несколько секунд дверь отворилась и на пороге показался улыбающийся Маркес.

- Заперта? – произнёс он. – Проблема не в двери, а в тебе: ты просто плохо старалась.

Я попыталась улыбнуться, но это больше смахивало на гримасу.

- Спасибо большое, - поблагодарила я парня. – А ты давно тут?

- Ну да, - парень встряхнул головой. – Я и не уходил никуда. Ты забыла, что мы не можем покидать место эксперимента?

Я кивнула.

- А ты… В общем, - начала я не слишком уверенно. – Ну, ты не видел тут какого-нибудь парня?

Брови Тома поднялись.

- Что ты такое говоришь? – улыбка превратилась в ухмылку.

Чёрт. В этот момент мне хотелось огреть себя хорошенько по голове. Немного. Нет. Будем честны. Очень сильно хотелось ударить себя.

Мне же нельзя ничего рассказывать про Уокера и эксперимент! Дважды «чёрт».

Он слышал, как я говорила про наказание. Бесконечное количество «чёрт».

- Я... Эээ... - что же мне ему сказать? - Я запуталась.

Том вздохнул.

- Ладно, - он почесал лоб. - Как будешь готова - расскажешь.

Я кивнула с удивлением: так быстро сдался, быстро согласился...

Мама всегда говорила, что лучше объяснять всё сразу, отвечая на все возможные вопросы. Ведь все недомолвки образовывали чёрную дыру, которая грозила засосать в себя любые отношения.

Так что лучше было объяснить сейчас, а не потом. Точнее, лучше соврать сейчас, чем ждать нового удобного шанса.

- Я часто путаю сон с явью, - соврала я. - Это такие последствия.

Ну почему я не могла довести ложь до конца?

- Последствия? - парень приподнял бровь. - Ты сегодня одна сплошная недоговорка.

- После смерти родителей, у меня был небольшой нервный срыв, - я потупила взгляд. - Ну так, немного серьезный. Капельку. После него мне иногда тяжело различать границы сна.

Маркес кивнул и немного отошел назад. Меня задело это действие. Так отходят, когда боятся. Когда видят в человеке угрозу. Я немного придвинулась к нему.



Аксинья Смирнова

Отредактировано: 12.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги