Путь к сердцу

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

Присмотревшись к графу, отметила наряду с бледным, зеленоватый цвет кожи. Тусклый взгляд, одутловатое лицо. Странная сыпь на руках и затруднённое дыхание. Всё это конечно могло быть следствием затяжной старческой болезни. Вот только в купе со странным поведением экономки наталкивало на невесёлые мысли.

- Мне, кажется,  милорд озяб, - жалостливо протянула я, прикасаясь к ладоням графа и не отвечая на язвительные слова прислуги. – Будьте добры, принесите плед и сделайте чаю.

Она дёрнулась, но осталась стоять на месте. Годами выработанная привычка звала повиноваться леди, только что-то её держало на месте. Может просто не хотела оставлять меня наедине с больным. А мне нужно было хоть как-то подтвердить свои догадки.

- Хорошо, - заявила я упрямо. – Тогда я это сделаю сама.

И быстро, пока она не успела опомниться, рванула вниз к кухне. Морис, оставшийся внизу в огромном холле, лишь проводил меня пробежавшую мимо удивлённым взглядом. Нашла я оную довольно быстро. Зажгла свечи и осмотрелась. Невольно мой взгляд упал на столик у окна и брови поползли вверх. Сервирован он был на одну персону, но не это поразило. На кухонном столе для прислуги находился явно графский серебряный сервиз.  Тогда как в комнате самого милорда на прикроватном столике я заметила оловянную кружку.

Такая злость на меня накатила! Значит эта… не нашлось приличных слов для описания экономки, здесь изволит трапезничать с посуды явно хозяйского серебра, тогда как бедному старику подаёт чай из оловянных кружек. Возмущению моему не было предела.

Но это ещё не все. Обследовав ящики со специями, нашла именно то, что искала: сухие листья белладонны, сложенные в коробочку вместе с чаем. Стал понятен выбор посуды, если мне не изменяет память, серебро сразу же чернеет под воздействием яда.

Таааак! Это не просто воровство, здесь попахивает убийством. Если я хоть что-нибудь понимаю в травах, то милорда эта тварь травила уже давно, судя по его состоянию.

И у неё бы всё удалось, не заявись я сейчас.

Коробочку с чаем вернула на место и бегом припустила назад. Пробегая вновь мимо Мориса, остановилась.

- Морис, срочно зови стражей, - зашептала таинственно. – Здесь творится что-то страшное.

Я не боялась, что сюда может заявиться сам его сиятельство. Во-первых дом считался в пригороде, хотя и находился совсем рядом от городской черты. Да и по таким мелким делам, насколько я знаю, герцог не спешит выезжать. Самое страшное, что может случиться – это появится рыжик, но почему то верилось, что с ним я сумею договориться.

Проникнувшись моим серьёзным видом и общей обстановкой, дворецкий согласно кивнул, не задавая мне лишних вопросов, и сразу же отправился исполнять поручение.

Прикинув сколько ему понадобится времени чтобы разыскать стражников, а потом и привести, тяжело вздохнула. Надо будет отвлечь внимание экономки, дабы та чего не заподозрила. Придётся импровизировать.

Поднялась наверх, неслышно прошлась по коридору к нужной двери. Она была приоткрыта, так что хорошо было видно, что творится внутри.

С первого взгляда можно было подумать, что заботливая экономка просто взбивает подушки, дабы графу было удобнее сидеть, только сдаётся, она решила беднягу задушить. Подушка на лицо, и всё.

Я сразу же обнаружила своё присутствие, громко хлопнув дверью. Женщина вздрогнула, повернулась и демонстративно подложила подушку его милости под голову.

Сделав вид, что ничего не заметила, прошла и села на стул рядом с креслом графа.

И не давая ей возможности опомниться, принялась щебетать, словно легкомысленная птичка обо всём, что только приходило в голову.

Сначала она перебивала, пытаясь выяснить истинную причину моего посещения, но я ловко уходила от ответа. Потом видно расслабилась, увидев во мне недалёкую легкомысленную девицу и успокоившись на мой счет, подобрела сразу и с оживлением вступила в беседу.

Почувствовала я себя словно вновь вернулась в среду аристократов, где разговор ведут полунамёками, а под добродушной улыбкой скрывают злобный оскал, лесть и лицемерие так и льётся из глаз и уст.

Как мне претят подобные беседы. Мы с ней как два шакала, ходим кругами, выискивая слабые места, где бы укусить. Через четверть часа меня уже начало тошнить от сей светской беседы. Ещё через четверть я сдерживалась от желания зевнуть.

Наконец послышался долгожданный стук в дверь, и я с облегчением вскочила.

Экономка пошла открывать, с тревогой взглянув на меня, я пошла следом.

Когда она увидела на пороге людей в должностных мундирах, сразу сникла. И дальнейшее события уже встречала обреченно и без скандалов и истерик. Не знаю, но у меня сложилось впечатление, что женщина испытала некое облегчение от того, что её коварные планы всё же раскрыли.

С приходом представителей власти, в доме началась суета, беготня. Бесконечные вопросы.  Отраву в чае нашли и экономка во всём созналась. Всё было до банального просто. Сначала она нанялась в этот дом и собиралась честно работать. Граф на тот момент болеть не собирался, был бодр духом и телом. Сам ещё выезжал верхом, и вел довольно таки подвижный образ жизни. Женщина принялась вести хозяйство, расходы по дому, управлением прислугой.  Всё шло своим чередом, и так и оставалось бы, но однажды, она узнала, что родных и близких у старика нет. А единственный сын несколько лет назад погиб сражаясь на Северных границах. И тогда закралась в её душу мерзкая мыслишка, угробить графа и завладеть всем его состоянием. Потихоньку она стала добавлять милейшему милорду в чай листья белладонны. А когда граф слёг, избавилась от остальной прислуги и озаботилась тем, чтобы бедняга составил завещание в её пользу, на случай, вдруг-таки  найдутся нечаянные родственнички.

К её радости всё получилось как нельзя наилучшим образом. В беспамятстве лорд подписал завещание, а нанятый нотариус получил пару лишних серебряных. И ощущая себя, почти что, хозяйкой поместья экономка стала ждать смерти графа. Потихоньку прибирая к рукам всё его состояние, в конце обнаглев до того, что забрала даже семейное серебро.



Аманди Хоуп

Отредактировано: 24.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться