Путевая воронка

Размер шрифта: - +

Путевая воронка

Мы в ответе за наше время.

 

«All my life,
I was fighting
My way out of my skin
All my life
I've been hiding
The girl I'm within
Till I saw you
And I had to let myself go
Till I saw you,
And I had to let myself go...
Go... go, go, go...»

Я открыл глаза. Мелодия очередной десяток раз играла по кругу в наушниках, но желания переключить не было. В руках я держал уже остывший  чай – да, в этом поезде мне повезло, вместо бездушного пластикового стаканчика мне достался солидный граненый стакан в металлическом подстаканнике. У многих людей поездка в поезде ассоциируется именно с этой конструкцией, которую другие считают устаревшей. Но как можно представить поезд, без этого дребезжания ложки в полупустом стакане?

Я взглянул в окно. Там проносился неизменный пейзаж – березки, сосны, мельтешащие столбы связи. А еще два рваных облачка на пустом небе. Ничего, что могло бы зацепить мой взгляд.

Меня зовут Руслан. Пару часов назад я сел на этот поезд, точнее – меня посадили туда мои друзья. Хорошие ребята, не из тех, что продадут за понюшку табака. Да и сейчас они меня здорово поддержали – После того, как ушла Вика, мне стало все равно – какого там цвета моя жизнь. Я ее просто не видел. Заперся в четырех стенах, и – музыка, игры алкоголь. И плевать на все. У меня не было интереса искать хоть малейшую зацепку для радости.

А ребята меня вытащили. Позвонили, сказали, что срочно нужна моя помощь. Я не стал мешкать,  собрался и пошел. А они меня ждали, затащили всей компанией в поезд – и застучали колеса по рельсам. Скоро мы уже веселились на даче у Жоры – наш старый добрый знакомый, душа компании и просто успешный человек. Жора терпеть не может одиночества и любит, когда вокруг веселье и гам. Потому мы частенько заезжали к нему в гости, а потом – отрывались по полной. И сразу как то все проблемы уходили на второй план, сразу дышать становилось легко, а в глазах зажигались искры. Славные были деньки.

И этот раз не стал исключением – мы знатно провели время. Ребята старались, чтобы я поскорее выбросил негатив из головы и мысли о Вике, и я должен признать – это им удавалось. Я даже переспал с двумя знакомыми девушками, которых раньше видел только мельком – и странно, что не обращал на них раньше внимания. Такие классные и яркие... Соня и Марина вроде их звали. Да я бы и не полез к ним, если бы Жора так щедро не разливал свой любимый ром. А ром – штука коварная, пьется легко, а схватывает резко.

Мы пробыли у Жоры два дня. А потом я заявил, что у меня есть срочные дела, рванул на вокзал и сел на поезд домой. Все были в угаре после той ночи, и меня никто не остановил. Только Жора пожал на прощание руку, запивая свое вечное похмелье очередной порцией виски.

Хотя – какие у меня срочные дела? Ложь все это. С института меня выгнали, потому что прогулял неделю подряд. Учебный отдел не стал разбираться, а вот одногруппники знали в чем дело.
Мог ли я сказать, что меня ждут, и надо срочно ехать? Тоже нет. Мать умерла пару лет назад, отец вечно в разъездах и его не очень-то волнуют мои дела - высылает деньги на съем квартиры да позванивает раз в месяц. Как, впрочем, и мачеху, которая крутит за спиной отца свои интриги. Так что торопиться мне не было никакого резона... Пожалуй, пора выключить эту мелодию, иначе скоро поедет крыша.

Мне удалось немного вздремнуть за время поездки, так что заново уйти в сон мне не грозило. Тем более что жажда давала о себе знать все больше.

Я встал и расправил плечи. Пара часов в не самом удобном положении чувствовались очень даже отчетливо. На боковушке плацкарта особенно не развернешься... Вот на купейных местах – все лежат, кто читает, а кто дремлет. Этакое задание – найди чем себя занять, дорога долгая и особенно выбирать не придется. Ну да ладно, это их дело.

Осторожно, стараясь не задеть торчащие ноги в носках, двигаюсь к проводнику. Уж у кого, а у нее должна быть хоть какая-нибудь живительная влага. Заглядываю в ее купе. Полная женщина устало поднимает взгляд.

- Что-то хотел?

- Можно чаю?

- Вода в бойлере закончилась.

- А может минералка будет?

- Нет минералки.

- Ну хоть что-нибудь есть из напитков?

Кряхтя, проводница заглядывает на полку с «припасами». Не оборачиваясь, она бросает фразу:

- Есть только маленькие пачки сока, будете?

- Давайте.

Выдрав из полиэтиленовой упаковки крохотную коробочку сока, она наконец поворачивается ко мне.

- С вас двадцать рублей.

- Двадцать? За двадцать можно полтора литра минералки купить.

- Ну вот, скоро будет остановка – там и купишь. Так берешь?

Протягиваю ей измятую купюру.

- Возьмите.

Забрав сок, решаю не возвращаться на свое место, а постоять в тамбуре. Там хотя бы не так душно, как в запечатанном разогретом вагоне. Подошел к окошку, отодрал приклеенный к коробочке пакетик с трубочкой. Пробил фольгу и сделал глоток. Да, это было прекрасно. Вот только на второй глоток коробочки уже не хватило.

«И стоило организм дразнить» - подумал я. С досадой скомкал остатки упаковки в кулаке и уставился в замусоленное окошко тамбура.  Там проплывали бесконечные змеи из грузовых вагонов, а внизу – множились и расползались в стороны рельсы товарной станции. Поезд заскрежетал на стрелках и заметно сбавил ход. Да, действительно, остановка будет совсем скоро. Да и проводница зашевелилась, схватила сигнальные флажки и устремилась в тамбур.

Под окошком протянулась узкая бетонная полоса перрона. По нему, ухватив тяжелые сумки, быстрым шагом двигались люди. Есть такая старая традиция у наших железных дорог – ты знаешь номер своего вагона, но где именно он остановится – узнаешь, только когда поезд подъедет к платформе.



Радим Одосий

#2220 в Попаданцы

В тексте есть: СССР, романтика

Отредактировано: 15.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться