Пьющий души

Размер шрифта: - +

Глава 1

Она стояла у окна и глядела на мохнатую грозовую тучу, медленно наползавшую из-за деревьев парка. Близился вечер, и актовый зал Института современных искусств опустел. Быстро темнело. Поднявшийся ветер трепал ветви дуба, срывая оставшиеся листья. Станислава любила такую погоду. Она обхватила себя за плечи и улыбнулась, заранее предвкушая, как пойдет домой. Злой ветер попытается вырвать зонт, но не преуспеет и лишь разворошит волосы. Дождь, тихо шурша по зонту, проводит до самого подъезда. А любимые армейские ботинки помогут перепрыгивать через лужи.

И вот громыхнуло, сверкнула молния. И дождь крупными каплями забарабанил по подоконнику. Окончательно стемнело. И стекла окна превратились в черные зеркала, отражая все в таинственном и слегка мрачном свете. Девушка взглянула на саму себя и заправила выбившуюся прядку за ухо. Отражение улыбнулось в ответ, столь же довольной улыбкой. В свои двадцать пять, Станислава выглядела едва ли на двадцать. Не удивительно, что ее часто путали с собственными студентками и пытались заигрывать. Да и на первых лекциях всерьез не воспринимали. Зато потом, когда осознали, как серьезно она относится к работе и, прочувствовав на себе ее жуткий характер, за глаза прозвали Ведьмой.

Надо сказать, что тут и внешность не подкачала. Черные волосы, заплетенные в высокий хвост. Черные брови и подведенные черным глаза, на бледном правильном лице. Высокие скулы, тонкий нос, бледные и очень красивые губы. А еще глаза, цвет которых менялся от темно-серого до сине-зеленого в зависимости от настроения. Зависимость эту, кстати, так никто до конца и не выяснил. В довершение к образу, она всегда одевалась в черное. Менялся стиль и форма, но не менялось содержание, цвет то есть. Вот и сейчас: черная водолазка подчеркивала тонкую талия и высокую грудь, а длинная юбка скрывала стройные ноги, обутые в высокие армейские ботинки на шнуровке.

Она в очередной раз взглянула на часы в телефоне и нервно побарабанила длинными ногтями по подоконнику.

Он подошел легкой бесшумной походкой. Нежно обнял и прикоснулся губами к мочке маленького ушка. Точнее попытался, за что немедленно получил по губам.

- Тимка! Где тебя носит? – возмутилась Станислава, отстраняясь, и, обернувшись, прислонилась к подоконнику. Парень грустно улыбнулся и придвинулся.

- Ну не будь букой, - прошептал он, заглядывая ей в глаза сверху вниз. Близко-близко. – Я так соскучился.

- За то я с утра еще не успела. Зачем звал? И хватит на меня так проникновенно дышать, на меня твое обаяние не действует.

- Да уж, - чуть отодвигаясь и убирая руки в карманы, вздохнул он. – Другая на твоем месте уже таяла бы у меня в объятьях, обещая мне все-все и даже больше. Жаль что ты не такая.

- Ну, я к счастью не состою в твоем Фан-клубе.

- И почему же. Разве я не хорош? – он улыбнулся и, чуть отступив, профессионально повернулся.

Конечно, он был хорош. Высокий, слегка худощавый. Светлые волосы забраны в хвост, из которого будто случайно выскользнула одна прядь. Темные ровные брови. Зеленые глаза в пушистых ресницах. Тонкие черты лица, пухлые красивые губы и белоснежная улыбка. Одет в пиратском стиле. Черные кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги, обтягивали стройные длинные ноги. Белая свободная рубаха с широкими рукавами, собранными на запястьях в кружева. И кожаная жилетка с серебристой вышивкой. Довершали образ серебряная серьга с зеленым камнем в левом ухе и такое же кольцо на правой руке. На ком-то другом весь этот наряд смотрелся бы нелепо, на нем – эпатажно и стильно. Да он был великолепен.

Вот только она помнила его неуклюжим прыщавым подростком, с которым лазала по деревьям и била соседскую шпану. Поэтому вместо вздоха восхищения, смогла произвести лишь сдержанный смешок. Он в ответ показал язык.

- Ты что? Со съемок сбежал? – фыркнула она.

- Да ну тебя! – почти всерьез обиделся он. – Не сбежал, а был отпущен. Выполнив и перевыполнив план!!

- Ну, молодец! Теперь может, наконец, скажешь, зачем звал?

Он стал вдруг грустным-грустным. Подошел близко, наклонился и проникновенно зашептал:

- Славка, ты должна мне помочь. Меня весь день преследует какая-то маньячка. До жути странная.

- А с чего ты это взял? – ответила она ему обычным голосом, не желая разыгрывать таинственность. – За тобой постоянно кто-то ходит.

- В этом ты права. Но обычно мне стараются почаще на глаза попадаться. Накрасятся, принарядятся и грудью на баррикады. Ничего такие… хм… баррикады попадаются! Размера третьего-четвертого…

- Хмм…

- Да-да не отвлекаюсь. А эта маньячка наоборот пытается прятаться. Да еще так неумело, что я постоянно на нее натыкаюсь. В студию за мной как-то умудрилась просочиться. Да и сюда тоже. В коридоре за дверью притаилась.

- Дак вот для кого весь концерт!?

- Ага. Просканируй ее своей всевидящей интуицией. Что она от меня все - таки хочет. Ты же в таких делах мастер.

- Ладно, договорились, - Славка улыбнулась. – Но с тебя ответная услуга. Вечером ты ведешь меня в «Луну». Я там запланировала тихую истерику в компании тебя, себя и бутылки любимого красного шампанского.

- Ладно, вымогательница. А по поводу чего истерика?

- Как всегда. Разбитое сердце.

- У тебя или у бывшего?

- Там видно будет! Пошли?

Он положил руку ей на печи, она – ему на талию. И так обнявшись, они покинули актовый зал.

 

***

Девушка, сидя на корточках, пряталась за поворотом коридора. Две мысли кружились в мутном от усталости сознании: «Только бы не увидел, только бы не заметил» и «Как же кушать хочется». Прошедший день заполнился бесконечными блужданиями и игрой в прятки. Она очень устала и проголодалась. Слежка за ним оказалась очень сложным делом. Но она надеялась, что смогла остаться незаметной. В институте его прозвали Ангел за красоту и обаяние. Тимур Шмелев – модель, третьекурсник и ловелас, был безответной любовью почти всех студенток и педагогов женского пола. Вот только она совсем не за этим его преследует. Ей нужно просто убедиться, что это действительно он. Вот только как это сделать?



Алена Маслютик

Отредактировано: 10.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться