Пьющий души

Размер шрифта: - +

Глава 21

Поезд издал протяжный гудок, чуть дернулся назад и медленно, точно нехотя покатился вперед, постепенно набирая ход. Сумерки загустели, став полноценной ночью, и уплывающие здание вокзала в голубоватом свете фонарей и люди скользящие мимо, казались бесплотными призраками. Промелькнули часы на невысокой башенке. Маленькая стрелочка замерла около восьми. Удивительно, что прошло всего несколько часов, с момента, когда они все ещё были вместе. Столько событий можно было растянуть на неделю.

Станислава сидела у окна за откидным столиком. Перед ней лежал раскрытый блокнотик с парой закорючек и ручка. Обычно, если она нервничала или хотела о чем-то подумать, бессознательное рисование в блокнотике позволяло успокоиться и сосредоточиться. А еще кофе и сигареты. Но сейчас не хотелось совсем ничего. Даже ноут мерно спал в сумке.

Девушка отрешенным взглядом смотрела в темноту за стеклом. Сначала, пока поезд огибал город и пробирался через усыпающий пригород, двигался мимо дачных поселков и придорожных деревень, россыпи огней прорезали ночную тень. Но когда пропали и они, темнота стала непроглядной, точно стекло замазали черной краской. Лишь бледное лицо Станиславы отражалось в гладкой поверхности, как в зеркале. Девушка отвернулась от окна и переключилась на блокнот.

Из-за сегодняшних событий никак не отпускало нервное напряжение, устало ныли ноги, на душе поселилась серая муть, а собственная голова почему-то представлялась пыльным залом древнего музея. Старыми картинами на стенах разместились события из недавнего прошлого. И мысли бродили редкими посетителями, бросая скучающие взгляды на эти обыденные и посредственные произведения искусств.

Вот у картины с нелепым название "Первая встреча с Настей" повстречались две костлявые мысли, обменялись любезностями.

"Не правда ли странная девушка, - проговорила первая мысль, высокомерно вздернув носик, - странная девушка. А вы заметили, что в ее глазах нет и тени страх? Может и не стоило ее спасать?"

"Зато на этой, просто океан эмоций! - ткнула вторая мысль наманикюренным пальчиком в соседнее полотно, на котором Настя выходила из ветхого двухэтажного здания. - Животный ужас, замешанный на панике и боли. Не правда ли впечатляет!"

И они, мерзко захихикав, удалились.

Тишину пустого зала прорезал крик Тимура полный ужаса:

- Что же вы делаете?! Уроды!

Гардина, закрывающая стену, откинулась, на грубо сколоченной сцене в нелепой позе с поднятыми руками замер Тимур, к запястьям привязаны нити, которые тянуться вверх, делая его похожим на марионетку. Рядом возникла Рыжая с опасной бритвой в руках. Воздух рассекла серебристая рыбка, и Тимур упал лицом в снег, который мгновенно стал красным от пролитой крови. Мишка с безразличным лицом вытер липкий нож о штанину Тимура, проговорил голосом Рыжей: " Так будет с каждым, кто пытается идти против Хозяина. А его Симпатичную мордашку я возьму себе"

И не переставая смеяться, сдернула и натянула на себя, точно резиновую маску, лицо Тимура. И обернулась Настиным братом, который тихо прошептал:

"Не плачь, Ведьмочка"

 

***

 

Станислава дернулась и выпала из кошмара. Она не заметила, как уснула прямо на столе.

В дверь купе постучали, затем еще раз.

- Да? - чуть хрипло поинтересовалась Стася.

В купе заглянула проводница, грустно буркнула:

- Белье брать будете?

- Нет. Я скоро схожу.

- Чай? Кофе? - голосом полным вселенской скорби предложила она.

- Кофе, - почему-то чувствуя себя виноватой, попросила Станислава.

Проводница вздохнула, зачем-то добавила:

- Он растворимый.

И вышла.

- Спасибо... - пробормотала Станислава уже закрытой двери.

Через пару минут женщина вернулась, принесла кофе в стакане с подстаканником, взяла плату и вышла.

- Простите, - окрик Станиславы догнал грустную проводницу уже в коридоре, - А где мы едем?

- Следующая станция "Годюкино", - скорбно вздохнула она и скрылась.

Стасино "Спасибо" опять досталось двери. Отпив пару глотков на удивление не дурного кофе, Станислава достала из заднего кармана джинс сложенный вчетверо листок, развернула, взглянула на схему. Эту мини карту скинули ей на мыло, вот только не понятно, откуда узнали адрес электронной почты. Права распечатать ее не получилось, ибо не на чем, поэтому пришлось с максимальной точностью срисовывать. Зря она что ли потратила три года и еще десять месяцев на изучение основ графики. Станислава грустно улыбнулась и взглянула на листочек, нашла "ст. Годюкино". Так, получается, после этой станции ей следовало проехать ещё две и выйти на третье. Она сложила и убрала листок на место.

 

***

- Две значит... - задумчиво глядя на пустую сейчас станцию "Годюкино", освещенную тремя фонарями. Поезд, кажется, даже не остановился, лишь слегка затормозил. - Это значит, мне еще ехать... Хмм.... А где мой телефон?"

Она полезла в сумку и после не продолжительных усилий нашла свой не слишком современный, малость поцарапанный и совершенно разряженный гаджит на самом дне.

- И когда же ты, мой драгоценный, испустил дух? - спросила она кусок пластика, который и не подумал отвечать. - А я ещё удивляюсь, почему мне никто так давно не звонил.

«Последний раз телефон я держала в руках в кафе, - продолжала она уже про себя, - когда звонил Тимка, сказать, что с ним...что его... Так держаться! Не думать пока об этом!"

Без особых надежд она нажала кнопку запуска, и телефон, тренькнув, включился, толи не до конца разрядился, толи успел чуть поднакопить заряд. Тут же посыпались эсэмэски, но прочитать их не удалось, телефон истирично заверещал, принимая входящий. Станислава с ужасом взглянула на экран, нажала кнопку приема и обречено прошептала



Алена Маслютик

Отредактировано: 10.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться