Рай (1 и 2 части)

Размер шрифта: - +

ВЛАДИВОСТОК. 3. Вирри

 

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ВИРРИ

**********

 

1

 

Нина пытается влиться в новое общество. Комната, которую ей выдали Отверженные, в два раза меньше той, которая у неё была в Трудовом, зато девочка чувствует себя под защитой. Серую коморку ей хочется украсить цветочками, наклейками, но сразу всё это не найдёшь. Под потолком у Нины маленькое запылённое окошко с решётками. Настолько маленькое, что туда не пролез бы даже Димка. Если приглядеться, можно увидеть тени ног, проходивших мимо людей. Кровать Нины состоит из трёх коробок, на которой лежит мягкий матрас с простынёй и худенькой подушкой. В комнате есть дверь, простенькая, деревянная, обшарпанная, но без дырок, наглухо отделяющая девочку от внешнего мира, оставляя её в личном пространстве.

В первый день Нина познакомилась с несколькими мальчишками и кучей девчонок, что сразу забыла, как зовут половину. Столько детей, сколько в этом подвале, в Трудовом отродясь не было.  Нина пригодилась на кухне, так как кулинарией она занималась лучше всех.

Полноватую девушку за грилями звали Таней. Она оказалась приветливой болтушкой, с удовольствием приняла Нину на кухне и рассказала про кухонные аппараты. Если в электрогриль добавить жидкий дым, то мясо, зажаренное на нём, будет точь-в-точь как шашлык. Эх, город.

Нина не встретила больше парней по вкусу. Почти все они младше, лет пятнадцати, да и замкнутые в себе, скрытые. Ещё парочка семнадцатилетних не обратило на девочку внимания, да и совсем не понравились Нине. Как изначально три человека бросились ей в глаза, так и остались любимыми.

Засыпая, Нина вспоминала их, и каждый раз прокручивая образ того или иного парня в голове, убеждалась в их недоступности. Когда она думала о Виталике, то вообще испытывала смущение. Он такой занятый, деловой, держит на себе всё сообщество, а она тут с глупой любовью лезет.

Отвлечь мысли от Виталика просто, ведь фаворитом Нины оставался Ванька, занятый девушкой по имени Оля. Кстати, с ней Нина тоже успела познакомиться. Несмотря на стервозный разрез глаз и бровей, она оказалась душкой. Единственный минус в ней – любовь к Ваньке. И последний тоже выбрал её. Они часто целовались при всех и почти не отрывались друг от друга.

Единственным, кто оставался свободным – Иисус. Нина полагала, что это кличка, ведь не могут так звать живого современного человека. Иисус существовал тенью, теряясь в общей толпе и лишь наблюдая за происходящим.

К вечеру он ушёл на пятичасовую молитву, и Нина было тоже спохватилась, но Виталик остановил её.

- Ты теперь вне закона, и инквизиторы тебя расстреляют в любом случае, молись – не молись.

- Почему же тогда Иисус молится? – спросила Нина.

- Дурак потому что, - ответил Виталик. – Как-нибудь беду на нас накличет. Его идентификационный номер во время молитвы со всех спутников видно. Просто фигура он не такая уж и важная, чтоб за ним охотиться.

Засыпая, Нина думала, что попробует подружиться с Иисусом, хотя и не оставит без внимания Виталика и Ваньку. Жаль, что с ней подружиться хочет только снующий повсюду хвостиком Толик.

 

2

 

Каждый вечер Отверженные собираются в большой комнате, которую называют бальным залом, и в мрачной атмосфере отмечают прошедший день. Этим вечером собирается человек одиннадцать. Иисуса среди них Нина не видит, зато видит Ваньку, который валяется на диване с Олей и болтает громче всех, иногда кривляясь.

У входа стоит кулер с банкой лимонного взрыва. В Трудовом рассказывали о таких, но никогда не видели. Наливаешь в пластиковый стаканчик воды, потом переворачиваешь банку с лимонным взрывом и один раз трясёшь. Одной порции тонкой струйки из дозатора хватает. Теперь ты пьёшь кисло-сладкий напиток, который во рту шипит и потрескивает. Нина лишь однажды покупала в местном магазине мороженое со взрывной карамелью, которая начала взрываться во рту. Нечто подобное она испытывает и сейчас, когда пьёт этот забавный лимонад. Толик, который отстал от неё минутой ранее, уверял, что, если лимонный взрыв глотнуть, не разбавляя водой, он прожжёт весь пищевод, и ты умрёшь.

Нина пьёт и улыбается, не отрывая взгляд от Ваньки. Её смешит каждое его движение, каждая мимика. Он часто, слушая шутку, замирает с открытым ртом, растянутым до ушей. А глаза у Ваньки всегда блестят задорными искорками.

- Он дурачок, - слышит Нина позади и вздрагивает, роняя пару капель лимонадной шипучки себе на джинсы. К ней подсел Виталик, сжимая в руке пластиковый стакан.

- Кто дурачок? – теряется Нина.

- Ванька. – Виталик кивает в сторону Ваньки. – Он дурачок, просто у него такая смазливая морда, что от него все девочки в восторге.

- Чего? – хмурится Нина. – Он не похож на дурачка. Я знала у нас на деревне одного пацана, который вечно кривлялся. Вот он был дурак.

- Наверное, с большим носом и разными глазами.

- Нет. Совсем нет. – Нина вспомнила Валерку – старшего друга Димки.

- Красивый парень был?

- Ну нет. Такой рыжий, весь в веснушках и слишком прямым шнобелем.

- Вот-вот. Ты посмотри на Ваньку и представь, что так себя ведёт Мишка.

Нина глядит на вечно мрачного амбала Мишку, который в одиночестве потягивает коктейль в углу, и морщится.

- Он такой… кривой. Он бы стал ещё хуже, если б вёл себя как Ванька.

- А я о чём говорю, - кивает Виталик. – Просто у Ваньки морда смазливая, вот поэтому ему очень идут кривляния. – Виталик вздыхает и медленно опускает лопатки на спинку дивана. В его стакане трубочка, и он потягивает лимонад из неё. – Ванька был бы отличным лидером. Выстави его на трибуны, весь народ пошёл бы за ним. Он же сам мистер Обаяшка.



Юрий Грост

#2128 в Фантастика

В тексте есть: антиутопия, будущее

Отредактировано: 21.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги