Рай (1 и 2 части)

Размер шрифта: - +

МОСКВА. 22. Мы живём в самом лучшем мире

 

 

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

МЫ ЖИВЁМ В САМОМ ЛУЧШЕМ МИРЕ

**********

 

1

 

- Понятно, - кивает Кубинец и потирает переносицу. – Ваша игра продолжается.

- В том-то и дело, - щёлкает пальцами Виталик, готовый от радости пробить потолок. - И судя по всему, у нас времени в обрез. Мы должны выкрасть Нинку из института.

- Из института как раз ты её не выкрадешь. Там охрана как в замке. В инквизиторской тоже. Следует перехватить их в дороге. По моим последним данным, Нина сейчас у инков. Им нужно перевезти её в исследовательский институт. Отрезок пути – наш последний шанс.

- Стоп! – Ванька вскидывает руки. – Может быть здесь все такие невероятно умные и крутые, но я ни черта не понял. Нинка что, жива что ли?

- Мертва, - качает головой Виталик. – Но она в криогенной камере.

- Что это значит?

- Что её организм вечно будет мёртв ровно одну минуту, пока её не разморозят. Криогеника останавливает все биохимические процессы.

- А нам как это поможет?

- С такой Нинкой мы можем явиться по указанному адресу. Или же мы можем даже попробовать её восстановить, да?

- Ну теоретически, - Кубинец мнётся. Ему не нравится происходящее, и он хочет заняться организацией собрания для своих повстанцев. – Доктор Ничапури специализируется на нанороботах, а они восстанавливают всё, даже мозг. Только тот потом плохо работает. Но нам уже поздно брыкаться. Нину повезут, думаю, через час.

- Ещё ничего не поздно. – Виталик хватает Кубинца за плечи. Его глаза искрятся нетерпением. – Мы всё ещё успеем сделать.

- Так, давай ты оденешься. Не люблю, когда парни в трусах стоят так близко ко мне. – Кубинец убирает руки Виталика и оборачивается к Аркадию. – Тебе спасибо за информацию, ты свободен. Ты, шкет, тоже давай дуй отсюда.

Научный сотрудник линяет, шкет покорно упрыгивает, даже не противится. Они остаются вчетвером. Виталик уже натягивает свои штаны, видимо, брюки ему тоже не понравились.

- Так. Давайте всё взвесим, - вздыхает Кубинец. – Насколько я понимаю, ты даже не знаешь, кто вас там ждёт? То ли это спаситель, то ли это хакер, который убьёт всех нас.

- Ну а зачем хакеру нас убивать? Подумай логично, - пожимает плечами Виталик и понижает тон, как будто боится, что его услышат лишние люди. – Грохнуть весь финансовый мир – даже это можно понять. Но зачем портачить Рай? Им же там после смерти жить!

- Ну, сейчас узнаешь зачем.

Кубинец играючи достаёт передатчик и вставляет в него джек.

- Добро пожаловать на видеоконференцию.

Через несколько секунд появляется плоская голограмма, и Ванька пододвигается ближе к Кубинцу, чтобы видеть изображение. На них смотрит полноватый парень лет двадцати пяти, с растрёпанной шевелюрой и спутанной бородкой, проросшей лишь по контуру лица. Ванька терпеть не мог такой стиль. Ну не дала тебе природа густых волос, зачем отращивать эти козлиные заросли?

- О, привет, Кубинец. Как твои дела?

Парень принадлежал к числу тех людей, которые говорят тихо, но внятно, и у них всегда деловой серьёзный тон.

- Привет, Медведь, у меня всё отлично. Ко мне приехал дальневосточный фронт, представляешь! Вот показываю, как мы работаем. И ты как один из примеров у меня.

- Ого. Я так польщён таким оказанным доверием. – Медведь смотрит слегка вверх, потому что его камера ниже их изображений.

- Пожалуйста, расскажи, чем ты занимаешься, - просит Кубинец.

- Составляю программу, которая сможет взломать сеть Прорицателя, проникнуть в тонкую материю, изучить её свойства и здесь, удалённо, пытаться влиять на Рай.

- То есть, создаёшь Режим «Ад».

- Ну не Режим «Ад», это не мой бренд. Скорее Режим «Справедливости».

- Объясни моим друзьям, в чём он заключается.

В кадре появляется кружка с дымящейся жидкостью, которую Медведь шумно втягивает.

- Извините, я тут немного завтракаю.

Завтракает? В первом часу дня?

- Ничего, мы прощаем, - улыбается Кубинец, спешным тоном подгоняя программиста.

- В общем, в чём суть моей программы. Я проникаю в Рай и устраиваю там катаклизмы. Я попытаюсь сделать так, чтобы их жизнь ничем не отличалась от нашей. Благо, у меня вся жизнь впереди на это. И моё имя попадёт в историю.

- Ты продвигаешься? – спрашивает Кубинец.

- Не-а.

- Как, совсем нет?

- Нет. Прорицатель защищён невозможным протоколом. Чтобы вы поняли, если образно - взломать можно что угодно. Протоколы защиты используют определённый алгоритм, который ты выявляешь сразу как только находишь кортежи зацикленные в период. У Прорицателя в защите нет алгоритма. Как будто это кирпичная стена, которая меняется раз в сутки. Об это разбиваются любые взломщики.

- Огромное спасибо за ответ, я ещё позвоню, - говорит Кубинец.

- Постой, - вперёд вылезает Виталик. – А в чём смысл твоей программы? Ну испоганишь ты Рай, а где потом сам будешь жить?

- Ну а какая разница, в каком говне жить, - говорит Медведь. – Я уже привык жить так, как я сейчас живу.

- То есть, ты хочешь сказать, что живёшь в грязи, и только поэтому хочешь жить в грязи и после смерти? Нелогично вообще. – Виталик распаляется.

- Смотри, чувак. – Снова появляется чашка и снова громкий глоток. – Тебе нравится наша жизнь? Уверен, что нет. Иначе, ты бы не стоял рядом с Кубинцем. Мне вот тоже не нравится. Но изучив множество книг по политологии и истории государства, я пришёл к выводу, что мы не сможем восстановить на Земле равновесие. Не сможем заставить людей полюбить эту жизнь. Зачем? Если после смерти будет жизнь вечная и она в разы лучше. Ты никакими словами не заставишь людей радоваться говну, которое вокруг. Ну сам посуди. Ты когда на рынке стоишь, тебе предлагают тыкву маленькую и гнилую или большую и сладкую, ты какую возьмёшь? Здесь то же самое. Есть жизнь короткая и гнилая и огромная и сладкая. Только ты вынужден брать сначала короткую и гнилую. Поэтому ты хочешь быстрее её прожевать, чтобы дотянуться до сладкой. Чтобы вразумить наш народ, нужно большую тыкву тоже сделать гнилой. Тогда за жизнь на Земле будут цепляться все.



Юрий Грост

#2144 в Фантастика

В тексте есть: антиутопия, будущее

Отредактировано: 21.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги