Рай для своих

Размер шрифта: - +

Рай для своих

Рай для своих

Утро Джима начиналось с пробежки. Это стало своеобразной традицией, которую он не нарушал даже по праздникам и выходным. В шесть часов город ещё дремлет, переводя будильник « на пять минут поспать», а Джим давно на ногах, несётся по выученному наизусть маршруту. Он рос толстым ребёнком, поэтому отец требовал от него каждодневных тренировок. Прошло время, но и сейчас он следовал воле отца касательно физических занятий. Потом контрастный душ. Затем кружечка кофе. И пусть врачи молчат по поводу вреда пагубной привычки! Сосед Картер – тот любил начать день с джина. И ничего: жив-здоров. А Джим даже курить бросил давно. Но от кружечки кофе не мог отказаться. Без сахара, белый порошок портил божественный вкус напитка. И, конечно же, никакого растворимого кофе, только молотый. Пара варённых яиц и бутерброд с маслом и копчёной колбасой. К этому  приучила мать: «Завтрак – главная еда!» Конечно, мама утром готовила каши, но заядлому холостяку утром заморачиваться с приготовлением овсянки не совсем к лицу. Опять-таки, эта привычка досталась от отца. Может, именно она закалила здоровье, и поэтому его выбрали среди многих кандидатов в космическую исследовательскую группу?

А потом длительные напряжённые тренировки и тесты. Всех, кому предстоял далёкий путь, тщательным образом готовили и проверяли. Им предстояло выдерживать нагрузки вплоть до двенадцати «жэ», а также полную невесомость. Многие кандидаты сдавались после первой же недели. Их заменяли другими. Но не Джим. Этот уверенной походкой шёл к намеченной цели.

- Знаешь, Джим, мне иногда кажется, что ты машина, а не человек, - сказал Билл, программист исследовательского центра. – Откуда в тебе столько терпения? Где ты берёшь силы на пробежки? Я бы давно, наверно, сломался на твоём месте.

- Каждый должен быть на своём месте! – Джим улыбнулся, а Билл опустил глаза. Оба знали, что Билл уже сдался пять лет назад. Они вместе хотели стать космонавтами. Но Биллу на втором курсе надоела эта затея, особенно каждодневные тренировки, и он перешёл на другой факультет.

- Скажи, зачем тебе всё это? Что тебе тут не нравится?

- А то ты сам не знаешь?!

Раздался гулкий залп артиллерийского снаряда. Они давно привыкли не обращать на это внимания. Какое-то время молчали.

- Вот это мне и не нравится! – выкрикнул Джим. – Война, которой нет конца. Новый революционный вождь, что сменяет предыдущего. Им мало Третьей Мировой?! Не дождёшься, когда же они, наконец, наедятся. А экология! Скажи. Разве тебя устраивает воздух, которым мы дышим? Смог, да и только! Потратить бы их миллионы на вакцину от диффузионного  соколиного гриппа. Но нет, закупка оружия, видимо, для них важнее человеческих жизней. ДСГ шествует по планете, опасный и неизлечимый, но деньги тратятся на дронов, а не на вакцину. Надоело! Всё надоело!

- Скажи, Джим, ты и правда думаешь, что на Омега-Медине будет лучше?

- Я на это надеюсь!

- В девятнадцатом веке люди смотрели на Венеру с завистью к прекрасной планете, а оказалось, что её нещадно поливают сернокислые дожди. В двадцать первом столетии все страстно жаждали полететь к Марсу, а он оказался непригодной для жизни пустыней. Почему ты думаешь, что где-то там лучше, чем дома?

-А ещё раньше люди мечтали летать. Просто, как птицы. Они построили даже воздушные шары, которые на пару часов давали то, чем обделил Бог. На время они становились равны птицам и ангелам, покоряя небеса. Знаешь, сколькие погибли? Исследователи тех далёких времён положили жизни, чтобы теперь мы могли смотреть на звёзды, и не бояться их! Билл. Всё решено. Если ты оказался слаб, чтобы прийти к нашей мечте, это не значит, что я тоже сломаюсь. Не выйдет. Я верю, и меня не переубедишь.

Это был последний разговор старых друзей. Они встречались каждый день, иногда вместе пили чай в столовой, перебрасывались парой дежурных фраз.

- Как дела?

- Нормально! А ты как?

- Потихоньку.

Но настоящих бесед не завязывали. Люди часто расходятся во мнении, и этот камень преткновения нередко оказывается крепче дружбы, которая, казалось, от прожитых вместе лет должна становится всё сильнее. Видимо, это не так. Собственные амбиции в одиноком мире важнее эфемерных отношений. Такова современность. Пути расходятся незаметно. И нередко навсегда. Чтобы отплыть к далёкой стране, нужно сначала рубить канат, привязанный к якорю, который не даёт кораблю сорваться с места. Так и с людьми: иногда, чтобы достичь перемен, нужно сменить окружение. Так считал Джим.

***

Приятный женский голос отсчитывал секунды:

- Десять.

Последние мгновения, которые отделяли старую жизнь от новой.

- Девять.

 И назад дороги не будет.

- Восемь.

Его тело крепко сжали ремни безопасности.

- Семь.

Страх накатывал волнами. Парень никогда ещё не переживал так сильно.

- Шесть.

А что, если всё не так? Что, если там и правда, ничего нет?

- Пять.

Что, если Билл прав? Но он так и останется обычным программистом здесь, внизу! Среди неутихающих которое столетие войн.

- Четыре.

Парнень почти осязал направленные на него взгляды. Он творит историю, а они остаются здесь.

- Три.

«Всё будет хорошо! Главное – оптимизм, остальное тоже приложится»

- Два.

«Прощай, родная планета. Прощайте, родители. Прощайте, друзья. Я полетел в поисках лучшей жизни»

- Один.

Сердечный пульс удвоился. «Сейчас бы кофейку. Кружечку. Крепкого, без сахара. Можно со сливками»

- Старт!

- Прощайте! – прошептал он вслух.

Раздался гул моторов. Вниз опустилась яркая вспышка подожжённого водорода, смешанного с кислородом в определённой пропорции. Джима вжало в кресло с огромной силой. К этому готовили много лет, но всё равно произошло неожиданно.



Юрий Ташкинов

#6076 в Фантастика

В тексте есть: космос, будущее

Отредактировано: 06.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги