Расправь мне крылья

Размер шрифта: - +

Глава четвёртая. Проверка

Глава 4

 

Окончательно просыпаюсь я под вечер. За окнами темень. В комнате мой сосед Владик Росин, или Рос – мелкий, щуплый парнишка с огромными, по-детски ясными, голубыми глазами. Его кровать прямо напротив моей. Он расстилает постель, и до меня доходит, что время, должно быть, часов одиннадцать.

 Рос кидает взгляд в мою сторону и посмеивается:
– Да уж, поспать ты горазд, чесслово. Тебя и танком переехать – не заметишь. Тут народищу ходило туда-сюда!.. А ты дрыхнешь как младенец. Завидую я тебе.

Он укладывается и берёт в руки книгу. Я осознаю, что всё на свете проспал – и учёбу, и работу. Подношу к лицу обе кисти – убедиться, что со мной всё в порядке. Поворачиваю. Нет. Никаких блёсток. Хватаю цепочку на шее – там по-прежнему крестик. Значит, сон. Только слишком уж странный. Слишком уж похожий на явь.

Встаю и замечаю – Владик всё ещё косится на меня.


– Что это с тобой? Ты б себя видел! Смешно, чесслово! Ты чего себя разглядываешь, как будто только на свет божий вылез?
- Даа… Не обращай внимания! – отмахиваюсь я и ухожу в ванную.

Моюсь, натягиваю белую майку и джинсы. Очень хочется есть, и сна, понятное дело, ни в одном глазу. Выхожу, думая заглянуть на кухню.

В коридоре натыкаюсь на Маринку Лебедеву.


– О, Стасик, привет! 


Маринка – староста нашей группы, очень активная и правильная девочка, что не мешает ей оставаться достаточно привлекательной для многих парней особой.


– Ты чего сегодня биологию пропустил? Блохина свирепствовала. Сказала, чтоб отсутствующие писали рефераты, спросит на следующем занятии перед всей группой. Зайдёшь – я тему продиктую?

– Ага, попозже.
– А! Тебе, наверное, не до этого было, извини, – каким-то сочувствующим тоном продолжает она. – Вы с Никоновой расстались что ли?
– С чего ты взяла?
– А ты видел, что в четырнадцать-двадцать восемь творится? Там только что Клава буянила.

 

Клава – наша дежурная по этажу, ответственный страж порядка. Взрослая женщина, живущая со своей дочкой-второклашкой в крайней к лестнице комнате. Из-за ребёнка её ненависть к шумным сборищам носит скорее личный характер.

Я, не отвечая, устремляюсь к цели – мимо лифтового холла, в соседнее крыло. Ещё не дойдя до Риткиной обители, слышу оттуда громкую музыку, вперемешку с гамом голосов и чьим-то заливистым смехом.

Открываю незапертую дверь, вхожу. Меня встречают табачный дым и Энигма. Из прихожей неплохо видно, что происходит внутри.

За столом, что стоит поперёк, засидают наши сокурсники. Всюду карты, пластиковые стаканчики, семечки, кружки и бутылки, пачки сухариков и сигарет. Лица знакомые, кроме одного парня, кажется, с Риткиного факультета. Пробежав взглядом, обнаруживаю хозяек – Ксюшку с Анькой, балабола Миху, ещё девчонку с этажа, своего соседа Рыбкина и парнишку по прозвищу Свист. И, как говорится, картина маслом: спиной ко мне, анфас к зрителям, в центре комнаты и всеобщего внимания, под звуки музыки и восторги ребят – не кто-нибудь, а моя Ритка – исполняет откровенные танцы! 

Мы в последнее время часто ссоримся, но таких выходок она себе ещё не позволяла.


Захожу внутрь, останавливаюсь прямо за ней, на расстоянии вытянутой руки. 


– О, Стасонус! Зарецкий! Давай к нам! – восклицает толпа.

Ритка заметно вздрагивает, но так и не прекращает танцевать. Она стягивает заколку и закидывает голову, а чёрный глянец волос обнимает её плечи. Под чувственную мелодию Марго разворачивается, поражая меня явной нетрезвостью и наглой, самодовольной ухмылкой. Ладони медленно скользят по телу, повторяя его плавные изгибы, а красная футболка с широким вырезом оголяет бархатную кожу. Одним грациозным движением красавица подбирается ближе, и тут же берёт меня в плен аромата. Её запах манит как наркотик, и отталкивает, отдавая нотой спирта. Лёгкий стриптиз перерождается в приватный танец при свидетелях. Мы смотрим друг другу в глаза. Мой взгляд выражает вопрос, а её – утверждение. Самоутверждение. Или издёвку? Зачем она это делает?

Во мне поднимаются злость, обида и вожделение, и разом сплетаются в одну холодную надменность. Не реагирую даже, когда искусительница касается губами шеи, когда прижимается спиной и движется вниз, когда берёт своей мою руку.

Наконец композиция завершается. И наше «общение» тоже. 
Ритка, как ни в чём не бывало, отворачивается, проходит по правой стороне к окну и садится рядом с незнакомым мне парнем. 

– Стасон! Оглох, что ли? 


Обращаю внимание, как от меня что-то требует Миха.


 – Давай, говорю, с нами! В дурака простого. У нас пятьдесят две. Правда или желание, будешь?

Он демонстрирует мне раздербаненную коробочку от большой колоды. Я понимаю, о чём речь. Суть игры в том, что проигравшему задают неудобный вопрос. И если тот не хочет честно отвечать, то исполняет желание выигравшего. Я киваю и пробираюсь к окну прямо напротив Ритки. Вижу, как курящий поклонник что-то вещает ей на ухо. Быстро смеряю его взглядом – чернявый, статный, хорошо сложён. Усаживаюсь на кровати поудобнее, начинаю собирать у всех карты.

В бок меня толкает Ксюшка, не довольная, что пришлось подвинуться. С той же стороны без умолку тараторит Калинин. За Михой слышится визгливый голосок, требующий, чтоб тот, наконец, заткнулся. 

– Вован, ты играешь? – спрашиваю я Рыбу, закончив сбор. 


Он стоит ко всем спиной и ковыряется в компе. 


– Ага, сейчас, музон врублю, ты раздавай там, мне только козырей побольше.



Ирина Незабуду

Отредактировано: 05.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги