Расправь мне крылья

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая. Прогул

Глава 12


По звонку мы с Маринкой возвращаемся в аудиторию. К нашему общему удивлению, Артур тут же отдаёт мне нетронутый реферат. Меня с одной стороны радует, что приятель не опустился до подлости. Но с другой… Докладывать по нему я всё равно теперь не могу. Ситуация разрешается тем, что биологичка добровольно дарит всем должникам отсрочку до следующего занятия. Но не успеваем возликовать, как та начинает раздавать карточки с проверочной по прошлой теме, сославшись на распоряжение из деканата. Час от часу не легче. Меня снова спасает Маринка, незаметно передавшая свой конспект. Блохина – одна из тех лояльных преподов, которые терпимо относится к списыванию, лишь бы «не наглели». Поэтому я без проблем справляюсь даже раньше, чем истекает отведённое время.

«Спасибо, Мариш! Должен буду как земля колхозу! Чем тебя отблагодарить?» – пишу я Лебедевой на обрывке тетрадного листка.

 Мне достаточно наклониться и протянуть руку, чтобы передать ей послание, так как староста втиснулась на своё место, а я нарочно прямо за ней.

«Да перестань, мы же друзья! :*» – приходит в ответ. 
Даже смайлик аккуратно выведен. Художница.
«Спасибо!» – снова переправляю я ей. 

И в момент, когда вкладываю в ладонь записку, Маринка захватывает мои пальцы и несколько секунд крепко их удерживает. Вижу, как улыбается. Не совсем понимаю, что значит этот жест, но мне приятно.

– Так, староста кто? – обрывает наше «общение» Блохина. – Соберите работы, пожалуйста. А мы приступаем к новой теме…

 Следующей парой у нас лекция по истории, а это значит, что дорога мне прямиком в общежитие – спать.


– Стас, надо! – уговаривает Лебедева, пока собираемся. – Николаев часто перекличку проводит.

Выходим из корпуса. Глоток свежего воздуха включает на полную мозг. Словно ксеноном по глазам бьёт уже взошедшее солнце. Оно не скупится на свет, но настоящего тепла ему жалко. Холодные лучи поджигают тысячи бенгальских огней под ногами.

Мы следуем прямо за Артуром и Фоксом, которые, судя по всему, теперь заодно. Хотя… Со спины они совсем «не подходят друг другу». Исенев выше Тохи, и меня выше, он вообще такой весь… видный малый. В плечах явно шире. Фокс же со спортом не дружит, одевается странно. На нём серое укороченное пальто и какая-то дурацкая кожаная кепка с «ушами». «Ботан», одним словом. Ну это только внешне. Учится он не лучше меня.

– Стаас, ку-ку! На лекцию идём? – машет перед лицом Маринка.
– Не, не дави, я спать, – отвечаю я, стараясь расслышать, о чём говорят впереди идущие. 


Но за шумом толпы различаю лишь свою фамилию. 


– Да хватит тебе, не выдумывай. Там поспишь.
– Ага, на прошлой неделе уже «поспал». Ты ж видела.
– Слушай, Зарецкий, ты ведь сказал, что мне должен!
– Лебедева! Всё что угодно, только не по поводу учёбы.
– Всё-всё?..


Я, наконец, обращаю на подругу внимание. Её глаза цвета ясного летнего неба горят задорным живым огоньком. Порозовевший нос и щёки придают лицу приятной естественности.

Мне никогда не нравился раскрас в стиле «а-ля фемме фаталь». Мы даже из-за этого с Риткой раньше сильно ссорились. Я настаивал, чтобы вернула штукатурку строителям, а она возражала, что ничего я не понимаю в женской красоте. В итоге однажды поливал её из душа за пять минут до назначенного выхода «в свет» – нас тогда пригласили на день рождения – она была в зверском бешенстве. Однако закончилось всё страстным «хэппи-эндом» в скользкой и жутко неприспособленной под "хэппи-энды" ванне.

Снова думаю о ней. Почему в жизни всегда так? Только соберёшься от чего-то навек отказаться – тут же активируется чертёнок на левом плече и уже нашёптывает тебе в ухо сладкие речи из серии «Да ты посмотри, олух, чего ты лишился!» А может, я просто безвольная тряпка? Вместо «точки» снова «многоточие»? Нет. Не-ет. На этот раз не прокатит.

– Стас, ты будешь со мной сегодня общаться? 
– Да-да, что ты хотела?


Я часто моргаю и делаю придурошное лицо, как будто до этого с кем-то другим разговаривал.


– Укушу! – предупредительно шипит Маринка, как королевская кобра перед броском.
– Кстати, с первым днём календарной зимы тебя! – резко перевожу я тему.
– Ну Стаас!

Через секунду с нами равняются Исенев и Фокин. Специально убавили шаг. Интересно, зачем?


– Марина… как вас по батюшке? – заговаривает Артур.
– Николаевна!
– Марина Николавна, у группы назрело к вам предложение.
– Группа – это вы вдвоём, что ли?
– Не важно. Так сказать, народ желает обратиться к власть имущим.


Мне почему-то начало уже не нравится. Что они с Фоксом задумали?


– Я слушаю! – напускает на себя важности Маринка, украдкой кидая на меня смеющийся взгляд.
– А не соблаговолите ли вы, Мариночка Николавна, пригласить нас испить по чашечке элитного высокогорного чая в тёплом комфортабельном номере с видом на океан?
– В смысле? На какой ещё океан, Северный Ледовитый что ли? 
– Да хоть бы и так, вы согласны?
– В смысле?! Вы сейчас хотите пойти, вместо лекции?!
– Ну… как бы да.
– Ничего себе! Нашли кому предложить! А с меня потом будут спрашивать за коллективный прогул, так?
– Кто?! – вклинивается Тоха. 
– Конь в пальто! – смеётся девушка.
– Да не переживайте вы так, Мариночка Николавна! Мы вас отмажем как-нибудь! – «геройствует» Исенев.
– Угу. Знаю я ваше «как-нибудь»!
– Ну Маришка, серьёзно, – снова подаёт голос Фокс. – К кому нам ещё в гости в общагу напрашиваться? Не к Зарецкому же! Никто нас не приютит, замёрзших, чаем не напоит!

Они хором уламывают старосту, а я молчу. Почти уверен, что она не сдастся. Сам не хочу встревать, так как чувствую, что добром это не кончится. Мечтаю добраться до постели.



Ирина Незабуду

Отредактировано: 05.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги