Расправь мне крылья

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая. День группы

Глава 17

 
Что такое пятница?

Пятница – вожделенный конец рабочей недели. День, которого ждут больше, чем выходных, потому что вечер этого дня, словно глоток свежего воздуха после душной парилки принудительного трудоголизма, возвращает нам недолгое чувство свободы. Даже студент, с трудом отделяющий понедельник от вторника, а вторник от четверга, знает, когда у него пятница.

И я знал. И про празднование тоже. Но, не желая наблюдать сладкую парочку, Фокса с Лебедевой, вместе, отправился на работу. По дороге до офиса успел забежать постричься и прикупить небольшой презент для Маринки. Я не хотел разбивать зарождающиеся отношения, просто решил устранить между нами недомолвки и натянутость. Кто бы мог подумать, что всё выйдет совсем по-другому.

Пока одногруппники веселятся, я наматываю круги по городу. Возвращаюсь ближе к ночи, и ещё в лифте слышу звуки музыки, смех и гомон голосов. Едва двери открываются, на меня «падают» Исенев с Фокиным. Артур гогочет как истерик, не может остановиться. А Тоха мгновенно меняется в лице.

– Опа, стопэ! – хватается за меня развесёлый товарищ. – Давай с нами! 


И жмёт первый. Не успеваю среагировать, как мы вместе едем вниз. Алкогольные пары омерзительно бьют по рецепторам.


– Артур, ты чего такой «нарядный»? – спрашиваю я, пытаясь заглянуть корчащемуся от смеха приятелю в глаза.
– Оох, Зарецкий, я тя уважаю! – кидается он с объятиями. И, подавив, наконец, гомерический хохот, горланит:
– Сто вторая вет-фак -  форэ-эва! Идём за добавкой!
– Есенин, не ори ты так! – шипит Фокс.

Лифт останавливается, и мы выскакиваем наружу, словно черти из табакерки. 

Выкатываемся на улицу. Не успев согреться, я вновь попадаю в карусель порывистого ветра и стужи. Паром изо рта выходит отработанный воздух. Позёмка лижет нам ноги и, забираясь под одежду, заставляет продрогнуть насквозь. Я мечтаю забраться под одеяло и остаться там навсегда.

Артур по центру, висит у Фокса на шее. Я грею руки в карманах. Мы идём к ближайшему круглосуточному магазину, чтобы закупиться «горючим». По пути Исенев то песни орёт, то прыгать начинает как кенгуру бешеный, то плясать. Мы пытаемся усмирить буйного товарища, дабы не встретить полночь в «обезьяннике».

С горем пополам выполнив миссию, возвращаемся обратно. Артур под предлогом справления нужды отстаёт от нас. Но вместо того, не взирая на уговоры, достаёт из пакета ноль-пять водки и, откупорив, опрокидывает себе в глотку. Мы с Фоксом, не сговариваясь, бросаемся к нему, но поздно. Залпом осушив полбутылки, с азартным криком: «За вет-фак!», он удачно валится в кювет, на рыхлую перину наметённого снега, и вырубается.

– Ну, и что теперь с ним делать? – спрашивает Тоха.
– Зарыть здесь и оставить до весны, – иронизирую я.


 И сам начинаю поднимать обмякшую «тушу» с сугроба. Фокс немедля помогает. 

Артур – парнишка крепкий, и дотащить одному его практически нереально. Кое-как, с двух сторон, мы взваливаем ношу на плечи и плетёмся к общаге. Приходится «угостить» охрану, чтобы пройти внутрь. Я оставляю на вахте половину вчерашней зарплаты и две жестянки пива. Кроме того, лифты уже отключили, и нам приходится подниматься на четырнадцатый этаж пешком, да ещё с «грузом ответственности» на взмыленных шеях и увесистыми пакетами в руках.

– Куда его? – тяжело дыша, спрашивает Фокс, когда мы наконец достигаем цели.
– Давай в шестую, ко мне.

Относим «туловище» почивать до утра на моей койке, и Тоха зовёт покурить. Я не отказываюсь. Совместное дело как-то сблизило нас. Точнее, не то чтоб сблизило, но злость моя к нему улетучилась. В принципе, не такой уж он и «отморозок». И вполне себе адекватный. К тому же, теперь мы с ним «квиты» – когда-то я от него получил в нос, ну а на днях – он. Только вот Маринку как делить будем? Почему-то очень захотелось её увидеть. Будто сто лет не общались.

– Ты не закурил ещё? – без обычной отравы в голосе интересуется Тоха, протягивая пачку.
– Не, я ЗОЖевец, – по-доброму отказываюсь я. – Может там уже разошлись все, кому мы это тащили? 


 Киваю на полные банок пакеты.


– Мм… у-у! – отзывается Фокс, прикуривая. – Там пол-этажа собралось, и все жаждут продолжения банкета. Если не вернёмся, нас четвертуют как минимум.
– Да куда там пол-этажа хоть набилось? И что комендант, или тоже отмечает?
– В Маришкиной комнате все. Не, к дежурке вроде подмазались, а комендос ваш ушуршал куда-то.

Болтаем ни о чём. Докуривая, Антон предлагает мне присоединиться «ко всем». Я соглашаюсь, тем более, что спать мне сегодня всё равно негде. Пока идём по коридору, над нами кружит недосказанность.

Я размышляю, как теперь вести себя с Маринкой. Сделать вид, что всё отлично и общаться «как со всеми», поговорить или самоустраниться? Понимаю, что, перейдя с Фоксом на доброжелательную волну, я «обязан» выбрать последнее. И, как бы мне не хотелось приблизиться к ней, решаю-таки этого не делать. Не потому, что Фокс из злейшего врага вдруг стал мне закадычным товарищем, а потому, что я всё ещё не определился, что она для меня значит.

Дверь в четырнадцать-двадцать семь приоткрыта, и оттуда изливается негромкий клубный бит, смешанный с множеством хмельных голосов. Заходим. Я на ходу расстёгиваю куртку, снимаю шапку и запихиваю её в сумку. Пусть составит компанию коробочке для Маринки, пустой бутылке из-под минералки – всё забываю её выбросить – и папке с рабочими бумажками. Хотя, если порыться, там можно найти ещё кое-что интересное, но это «кое-что» мне, похоже, теперь долго не понадобится. Нарастающая нервозность заставляет думать о всякой ерунде.

 Проходим в комнату, и я с облегчением обнаруживаю, что там не так уж и много народу. Вован Рыбкин, Савосина, Лещук, Миха – он хоть и не с нашей группы, но куда же без него! – Зимина и Маринка. Отмечаю её покрасневшие щёки и нетрезвый блеск в глазах. Тоха тут же плюхается рядом.

– Оо! Какие люди! Ну наконец-то! – как обычно, громче всех вопит Калинин. – Антонус и… Стасонус? Куда бойца-то своего подевали?
– Он притомился немного, – с усмешкой отвечает Тоха и продолжает беседовать с Маринкой. О чём – не слышу.
– Стас, иди к нам! – приглашает отличница Таня, удивляя меня не только своим обращением – мы с ней вообще «малознакомы» – но и откровенно раскрепощённым видом.



Ирина Незабуду

Отредактировано: 05.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги