Расправь мне крылья

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая. Ключ ко всем ответам

Глава 18


Под ногами хрустит снег. Руки совсем заледенели – карманы тонкой куртки не спасают.

В голове перемалываются впечатления этой бесконечной ночи. Маринкино признание. Были ли её слова искренними? А может, просто алкоголь в ней играл? Теперь сожалею, что отметелил Чернявого. Он вообще здесь не при чём. Ритка сама его выбрала. Интересно, что подумала Лебедева? Что взбесился от ревности? Да я и сам не знаю, отчего взбесился. Просто накопилось. И что за ахинею я нёс? Теперь стыдно. Если б рядом не было Фокса, вероятно, забил бы несчастного до смерти. Так что в итоге получается, мне Тохе ещё и благодарность объявить нужно? А может, Чернявый и правда побежит побои фиксировать, и меня упекут за решётку? Да не хочу об этом думать – будь что будет. Отца жаль только.

В угаре безрассудства я выронил мобильник, и теперь не знаю даже который час. Лёгкие уже болят от ледяного воздуха. Нужно найти круглосуточный магазин и погреться. Я собираюсь добраться до вокзала, чтобы поехать домой. 

Сразу после своего помешательства, как Маринка не пыталась удержать, я удрал. Мне необходимо было проветриться и остыть. И так как всё равно назавтра собирался к отцу, решил «прогуляться» до вокзала и успокоиться. Идея-то не самая плохая, если бы не минус тридцать на улице. Продрог до костей. Ресницы слиплись и побелели. Губ не чувствую. А метро закрыто, общественный транспорт не ходит. И, как на зло, ни одной попутки.

Мысли то и дело сводятся к Стране Грёз. Что она такое? Для чего? Зачем я появляюсь там? Или нет – для чего она появилась в моей жизни? Есть ли в этом какой-нибудь смысл? И всё-таки где моё настоящее Я – здесь или там?

Интересно, окажусь ли я в этом странном мире, если, допустим, замёрзну на смерть? Предположим, что да. Говорят, умирать от холода даже приятно, ты просто засыпаешь, и всё. Хорошо, договорились. Но что тогда будет с энергией? Может быть, она больше никогда не иссякнет? Было бы неплохо. Ну а что, если там на меня нападёт какой-нибудь прожорливый охотник, тогда куда я денусь? Воскресну? Обратно в морг? Или ещё хуже, в гроб? Не хотелось бы. А, нет. Иола говорила, что если меня «осушат» там, то я никогда не проснусь… То есть? Меня не будет совсем? Как это так? Разве это возможно? Куда же подевается весь этот бред, что сейчас выкручивает мне мозг?

– Эй, может подбросить?  



Неожиданный «свет» в моей голове шугает сумбурные мысли, и они, словно испуганные тараканы, живо разбегаются «по углам». Я смотрю на того, кто так ловко «ударил по выключателю». 

Таксист. Машина с шашечками. Счастье есть.

– Куда едем? – деловито вопрошает усатый водила, снова зажигая лампочку, только на сей раз в салоне своей престарелой «ласточки».

По виду изнутри точно не скажешь, доберёмся ли мы до пункта назначения, но перспектива обморожения пугает гораздо больше, чем сомнительная поездка на проржавевшей «четвёрке». К тому же мужик с круглым, красным и, что немаловажно, славянским, лицом сильно напоминает мне дядю Славу – это хороший отцовский приятель – и я даже рад довериться ему.

Таксист оказывается весьма словоохотлив – видимо, это профессиональное, по дороге он рассказывает мне какие-то байки, жалуется на предыдущих клиентов и даже периодически задаёт вопросы, на которые я из последних сил отвечаю.

Жжёный пыльный воздух, тепло и изрядная тряска действуют на меня как ударная доза клофелина, а бормотание водилы воспринимается словно монотонная колыбельная песня…


Страна Грёз, по обыкновению, встретила безмолвной песчаной пустыней и «полярным сиянием» выси. Сидя на алмазном постаменте, я вспоминал своё прошлое приключение. И нехорошее чувство гадким пауком щекотало мне сердце. 

С некоторых пор я не сторонник конфликтов, но жизнь даже здесь вносит свои коррективы. И мне не хочется в это верить. Неужели не существует такого места, где нет злобы, насилия, борьбы и коварства? 

Почувствовав дуновение, я уже знал, кого встречу. Длинные волосы по открытым плечам, на лице ни грамма косметики. Одета в белое, и очень похожа на ангела.

– Привет, – молча поздоровалась Иола. – Оклемался? 

 Пред внутренним взором сверкнул острый клюв громадного хищника. И я вздрогнул, будто огромные когти вновь порвали мне кожу. Нет, морально не оклемался.

Вместо ответа я беззвучно «выбросил» крылья и взмыл в вышину. Прохладный упругий воздух мягко объял тело. Небо приняло меня, как старого приятеля. И стало так уютно и легко в его ладонях, что разум мой очистился от страхов и тревог. Вновь захотелось жить, летать и любить. Купаясь в мерцающей дымке, я растерял все тяжёлые мысли. И вернулся к Небесной Принцессе уже с искренней улыбкой на губах.


Она ждала меня там же, на камне.

– Привет, Иол, – как ни в чём не бывало начал я, встретившись взглядом.  


Она проссияла:


– Привет, Стас.
– Кстати, так нечестно, – молча возмутился я. – Ты знаешь моё настоящее имя, а я твоё нет.
– Оно не имеет для тебя никакой ценности, – хитро улыбнулась Принцесса.


Я не привык упрашивать, поэтому сразу сдался. А девушка неожиданно переменилась в лице.


– Знаешь, боюсь, нам лучше расстаться. Точнее тебе не стоит возвращаться сюда.
– Это ещё почему? – удивился я.
– Помнишь охотников, что напали на нас?


Я кивнул.


– Это Яр. Ну, та здоровенная птица. Он самый опасный и жестокий из них. И, кажется, выбрал тебя. А значит, не успокоится, пока не добьётся своего.
– То есть?
– Яр, единственный из охотников, иссушает жертвы до дна. Убивает, проще говоря. Ты видел, сколько у него кулонов?
– Ну и что? – «тормозил» я.
– Это сердца тех, кого он уничтожил. В них заключены их уникальные способности. Теперь он может управлять огнём, пускать шаровые молнии, становиться тенью, быстро перемещаться и ещё много чего такого. Его не победить.
– Не понимаю, он что, самый умный? Почему другие так не делают?
– Не самый умный, а самый старый. Он успел раньше, поэтому теперь нет охотников, способных дать ему отпор, не говоря уже о «мирных». Это во-первых. А во-вторых, им не выгодно истреблять, иначе «добыча» не вернётся повторно, и вскоре здесь просто никого не останется. Они обычно «паразитируют» на тех, кто им «понравится», то есть чаще всего один хищник выбирает себе жертву «по силам» и периодически «подзаряжается» от неё энергией, оставляя немного для возвращения. Понимаешь?
– Понимаю. Но меня не устраивает не то, не другое. Я не собираюсь превращаться в чью-то аккумуляторную батарейку, и не согласен навсегда покидать этот мир.
– Самое страшное, что в твоём случае не только этот.

Мой взгляд соскользнул вниз и застрял на нежных губах, но я сознательно вернул его обратно. 

– Допустим. Но откуда ты это знаешь?
– Это знают все здесь. Я ещё не всё рассказала. Есть другой старый охотник. Его имя Зар. Он тоже очень сильный. Когда-то он передал нам Знание. И установил порядок, закон. Нельзя иссушать до дна. Он умел говорить во всеуслышанье, не теряя при этом энергии. Они с Яром, если так можно выразиться, правили этим миром на пару. Были стражами Страны Грёз. Они были на равных.
– Почему были? Его больше нет?
– Он давно не появлялся здесь. 
– Может дружок его прикончил?
– Вряд ли. Тот бы обязательно воспользовался его силой. И мы бы поняли это по числу сердец на пернатой шее.



Ирина Незабуду

Отредактировано: 05.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги