Расправь мне крылья

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая. Такой же как все

Глава 22

Злоба – это болезнь души. Опухоль, перерождающая эфемерные клетки. Я думал, что излечился когда-то. Но ошибался. Она затаилась, как хищник в засаде. И теперь случился рецидив.
 
 Ненавижу зверя в себе, этим же делая его сильней. 

Два дня провалялся в бреду. Тело горело в адском пламени лихорадки. Парацетамол не помог – кто-то вызвал врача. Сделали укол, и лишь тогда стало легче. Но сознание по-прежнему терзали галлюцинации. Жуткие, пугающие видения. То образ мамы, мечущей жгуты в мою шею, то дед Мороз – Риткин Чернявый, ослепивший меня фарами игрушечной машинки. Ещё какие-то твари без лиц, желающие вырвать мне сердце…

Меня мучил неистовый страх, я то плакал, то кричал, и был совсем невменяем – это позже рассказали парни. 
 
Во вторник, под вечер, я наконец пришёл в себя. Но был так слаб, что смог лишь поесть, и уснул. За те полчаса, что бодрствовал, приходила Маринка, но меня что-то переклинило, и я на неё накричал. 

Сегодня среда. Никуда не спешу. Нельзя спешить, когда у тебя внутри поселился зверь. Нужно усмирить его прежде, чем сделаешь первый шаг. 

Долго принимаю душ, вода всегда помогает смыть негатив. Нужно подойти к Маринке. Я виноват перед ней, наорал ни за что. А она хотела лишь позаботится обо мне. Придурок.

Почему-то хочется одеться в белое, будто это поможет. Чувствую себя так, словно с меня содрали кожу. Нет никакой защиты, и любое дуновение, любое неосторожное слово в мою сторону способно вызвать немедленную разрушительную реакцию. Не трогайте меня. Кажется, я схожу с ума.

Белая майка валяется грязной. Совсем забыл про рыжее пятно. Надо выкинуть. В итоге на мне серая футболка, светлые джинсы и кеды, и я отправляюсь в четырнадцать-двадцать семь.

 – Ритка, с**а, не пришла ко мне! – со всей дури ударяю ногой в дверь напротив.
 
Чёрт. Что я делаю? Вообще ничего не соображаю. Наверное, нужно проспать ещё сутки. Разворачиваюсь, иду обратно. Голова трещит.

– Привет, Тасик!


Из-за угла выплывают фигуры, и я замираю на месте. Маринка тоже. Мы меняемся взглядами. А Зимина тут же подлетает ко мне.


– Ну что, как дела? Тебе лучше?


Холодная ладонь касается лба, и я шарахаюсь в сторону.


Нет, в таком состоянии лучше не общаться с Маринкой. Но староста сама подходит ближе.


– Привет, – тихо произносит она, и агрессия моя отступает.


Ей на смену приходит неловкость. Я виноват перед одногруппницей, а чувство вины, как горящий факел, неизменно отпугивает «личного зверя».


– Привет.
– Пойдёмте к нам, чего торчать в коридоре, – назойливым комаром вклинивается «третий лишний».
– Нет, – спохватываюсь я. – Даш, извини. Марин, зайдёшь ко мне? У нас никого.

Я смотрю в лицо девушки, мысленно пытаясь смириться с тем, что сам только что сделал. Да, я хочу поговорить, но не уверен, что прямо сейчас. Чёрт. Что за трусость? Нужно быть проще, прав Артур. Мы просто пообщаемся и снова сможем смотреть друг другу в глаза. 

– Всё-всё, утекаю, – лебезит Дашка, уже наполовину поглощённая входом, но вскоре нас догоняет её громкий вопль:


– Зарецкий, ты не забыл, что обещал?


Ну и зачем она спрашивает? Может, выдать ей про лук? Интересно, Маринка в курсе? Делаю вид, что не слышал.


– Что ты ей обещал? – спрашивает Лебедева, когда проходим мимо лифтов.


Не в курсе. Вероятно, если б Дашка хотела оповестить подругу о своей симпатии, она бы сделала это сама. Терпеть не могу подобное. Мне вроде как доверили секрет, но, насколько тщательно его хранить, не сообщили. Зачем только связался с Зиминой? Всё-таки она чума, нужно держаться подальше. Для чего столь нелепые провокации?


– Мм… Не скажешь, значит, – вешает нос Маринка.


Нет-нет, вот это мне совсем сейчас не на руку.


– Послушай, я хочу поговорить не о Дашке, – отвечаю я, толкнув перед девушкой незапертую дверь.

Мы проходим в комнату. Я направляюсь к окну, посмотреть, чем нас порадует импровизированный «холодильник». На подоконнике банка с недоеденной капустой. В пакетике между рамами что-то зелёное и мохнатое. Видимо, Вован давненько сюда не заглядывал. То есть – ничем. Жаль. Перевожу взгляд за стекло. На улице явно потеплело. Крупный снег вальсирует в воздухе. Настоящая зимняя сказка. Может, пригласить гостью прогуляться?

Разворачиваюсь к ней лицом.

Маринка осматривается, будто пришла сюда впервые. Стоит ко мне вполоборота. Обе кисти впились в ручку сумки, что висит на плече. Глядишь, вот-вот пронесётся мопед с малолетними гангстерами, желающими завладеть её содержимым. Девушка явно зажата. Я усмехаюсь, прокручивая в себе сцену с внезапным ограблением. По моему «сценарию» преступников останавливает не какой-нибудь «Чёрный плащ», а супер-герой с огромными белыми крыльями, и это, естественно, я. Мысленно возвращаю потерпевшей краденное, и она, кажется, действительно чуть расслабляется. По крайней мере, опускает одну руку, чуть слышно чиркнув по своей одежде. На ней синий пуховик с богатой опушкой и высокие сапожки-каблуки. Ей идёт синий.

– Ой, извини, я что-то совсем забыла разуться, – спохватывается Маринка, заметив мой оценивающий взгляд.

И собирается ринуться к выходу…


– Да, брось ты, не надо. К нам сегодня Мистер Пропер обещался. Чай будешь? – на кой-то спрашиваю я в попытке показаться гостеприимным, хотя знаю, что чайник у нас скончался, а идея с кастрюлькой и еле дышащей конфоркой, честно, как-то не окрыляет.



Ирина Незабуду

Отредактировано: 05.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги