Разбудить цербера. Книга 1 - Падение

Размер шрифта: - +

20. Беседы о Габриеле

Новость, попавшую в сеть, не восприняли всерьез. Решили, что слухи и не более, но господин Санчес действительно решил построить мировую столицу. Столицу планеты Земля. Многим эта идея показалась как минимум странной. Зачем? Ведь не было необходимости. Для Всемирного Конгресса совершенно неважно, где быть, ибо эта мобильная организация, и незачем ей иметь постоянную резиденцию, а уж специально строить для Конгресса отдельный город – нерентабельно. Есть Вашингтон, Москва, Дели, Пекин, Тегеран, Берлин, Токио и многие прочие крупные города – столицы государств, что служат площадкой для встреч.

Сам проект оказался грандиозным и не осуществимым. Но Габриеля это не испугало. В интервью он заявлял, что надо верить в мечту, ведь тот, кто не верит, тот и не способен ее воплотить. «Поэтому, - закончил Габриель, - новый город будущего, венец земной цивилизации, носящий имя Альбург, станет реальностью. А пока лишь идут подготовительные работы. Пока готов эскизный проект, он прошел утверждение». Но работы продвигались стремительно. Вот уже инженеры-геодезисты выехали в Альпы для рекогносцировки местности. Сверяясь с последними фотографиями со спутников, они набросали тонкую сеть проекта на виртуальный макет Альп. Горные инженеры приняли эстафету. Уже вскоре можно было говорить о закладке базы.

Строительство города – огромные затраты, которые человечество могло себе позволить, но вот разумны ли они?

Альбург стал главной новостью для всех, стал фетишом, а для кого-то идолом. Альбург и Габриель – два имя, что встали рядом друг с другом. Кто-то сравнил Санчеса с правителями древности, что увековечивали себя, возводя города и циклопические сооружения.

Альбург. Название подобно гудящему колоколу зазвучало над Землей.

Альбург. Слово оказалось живучим и настырным. Оно пробралось в каждый дом, в сознание каждого человека, смотрело на людей с экранов всех электронных устройств, навязло на зубах. И даже если не говорили о новом городе, то обязательно произносили имя председателя Всемирного Конгресса.

Тоже случилось и с семейством Фарме, которое решило пригласить на званый ужин гостей, пока осень дарила теплые дни. Правда, это было чересчур громкое словосочетание: званый ужин. Интимный круг или интимный вечер – так правильнее назвать. Анри Фарме и его жена Элен – хозяева вечера, а гости – Йозеф Мозес и Мари. Вот и весь круг.

Женская половина скромного ужина, который еще предстоял, занялась приготовлением разных вкусностей под неспешные разговоры.

 - Что же собирается делать Йозеф? – спросила Элен.

- Похоже… - задумавшись, начала Мари. – Он все-таки хочет присоединиться к Гансу Вилькену, не смотря на сомнения. Хотя я с трудом читаю его мысли, но знаю, он колеблется. Йозеф не решил до конца. Может, да. Может, нет.

- Если все-таки да, то ничего хорошего не вижу в этом. – Элен неодобрительно посмотрела в ту стороны, куда ушли мужчины. Она вспомнила разговор с Анри о новом городе. Информационный шум вокруг Альбурга раздражал.

- У меня двоякое чувство, - проговорила Мари. – С одной стороны я с тобой согласна, но господин Вилькен единственный человек, что посмел выступить против председателя Всемирного Конгресса и строительства мировой столицы. Я понимаю, что его методы это не выход, но все же Вилькен хотя бы действует.

Элен застыла. Ее плечи опустились. Она сосредоточенно посмотрела на подругу взглядом старшей сестры, тем неодобрительным взглядом, который заставляет насторожиться. Но Мари сделал вид, что не заметила.

- Вилькен назвал Санчеса Антихристом. – В голосе Элен прозвучала отстраненность, и Мари показалось, что она говорит не ей, а в пространство, будто пытается поделиться с ним новостью. – Анри не разделяет этой мистики. Это легенда придумана на заре христианства, но в том-то и дело, что она легенда и только. – Элен продолжила нарезать овощи. – Я не хочу говорить на метафизические темы. Тем более, господин Вилькен мне не нравится.

- Чем же?

- Фанатичностью, - холодно проговорила хозяйка и бросила овощи в большое блюдо. Она вытерла руки. – Он слишком… Как бы это сказать… Слишком поклоняется своей idea fix. Он чересчур настойчив и в тоже время бездумен. Вспомни, что он сказал в последний раз: те, кто не признает председателя Конгресса, те к оружию. Он не понимает, что говорит. Это преступление: призывать к оружию. Вилькен верит в миф об Антихристе. Допустим. Но неужели он всерьез думает победить его физически? На самом деле нужно начинать с себя. Нужно победить в себе Антихриста, и тогда…

- Это тебе Анри говорил?

- Да. Только другими словами, и я согласна с ним.

- И что же я могу сказать Йозефу?

- Скажи ему не брать оружия. Это же очевидно.

- Я не могу.

- Почему? – удивилась Элен.

- Йозеф взрослый человек, и сам решает. Он сам должен сделать выбор.

- Все верно, конечно. Но то, что ты сейчас сказала – детский лепет. Вы вместе сколько лет? Хорошо, не важно. Вы вместе, значит, и должны все решать сообща. А ты? Ты где? Где твой голос? – возмутилась Элен.

Мари не понравилось, куда зашла беседа. Действительно, старшая сестра отчитывает за проступок младшую сестру. Мари хотела сказать банальную фразу о том, что она должна быть опорой мужу. Но и Йозеф, наверно парировала бы Элен, тоже должен быть опорой. Да, все построено на взаимности. Но Мари промолчала. «Это будет смешно и наивно», - решила она и сосредоточилась на приготовлении ужина.



Евгений Пышкин

Отредактировано: 30.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться