Рецензии на конкурс Неформата

Размер шрифта: - +

Елена Ершова "Неживая вода"

 

1. Интерес. Как читается

 

Читалось интересно, но тяжело, тяжело морально и эмоционально, потому что автор поднимает довольно серьезные вопросы и ставит героя в сложные положения. По содержанию роман — этакий путь героя, роман-испытание. В самом начале, в воспоминаниях, герой предстает перед нами тринадцатилетним пацаном, он становится свидетелем нападения страшной нави — загадочных существ, которые жгут деревню и убивают жителей, — и теряет подругу. Далее герой, деревенский дурачок Игнат, закончив интернат, возвращается в деревню и обнаруживает, что односельчане платят дань нави. Трое мужиков везут нави в качестве дани девушку, которая нравилась Игнату, и он пытается ее отбить. Появившаяся навь требует у Игната в качестве выкупа за девушку ремень со спины. А для возвращения погибшей подруги — мертвую воду. И Игнат отправляется в большой квест за мертвой водой, ведомый вещей птицей Гамаюн. Игнату предстоит познакомиться с чертом, опуститься на самое дно жизни, добраться до заброшенной военной базы и раскрыть секрет нави, а также добыть мертвую воду, погибнуть и воскреснуть для новой жизни.

Роман полон символов, которые помогают понять этапы пути героя. Навь, вырезающая ремень со спины героя и посылающая за мертвой водой, — это аналог Бабы-Яги, которая в русских сказках охраняла царство мертвых. Путешествие в царство мертвых — это обязательная часть ритуала инициации во многих культурах. Игнату 18, и он должен повзрослеть, для этого ему надо пройти через смерть, таков путь героя.

Восприятие осложняется тем, что действие романа происходит в постапокалиптическом мире, и то, что Игнат воспринимает символически, на самом деле — реликты войны, отгремевшей в этих краях сто лет назад и фактически отрезавшей несколько деревень, в том числе Игнатову, от всего мира. Неподготовленному читателю сложно воспринять это соединение реалий мира после катастрофы и символического слоя. Да и неподготовленному нелегкоJ. Но именно этот сплав и придает событиям значимость, глубину, подтекст, вовлекая в двойной квест и повышая интерес.

Примерно на первых пятнадцати процентах повествования не хватает интриги. Для сложной вещи это минус, потому что читателя надо вовлекать сразу, чтобы он не сбежал из тяжелого бэкграунда и нелегких событий. При этом формально я понимаю, что надо было дать предыдущие события, первое нападение нави, гибель подруги детства Званки и чувство вины, а затем — картину якобы нормальной деревенской жизни и Марьяну, пробуждение интереса к ней. Мне кажется, можно либо немного порезать деревню и Марьяну, либо дать больше намеков на будущее.

Очень живые герои, полнокровные; обычные люди, но не в значении никакие, а в значении «тут дьявол с богом борется, а поле битвы — сердца людей». Игнату приходится столкнуться с подлостью, обманом, предательством, с самыми черными помыслами и делами, которые порождаются трусостью и слабостью душевной, с теми чертами человеческими, которые принято считать нечеловеческими. И тут люди забирают на себя функцию нави — олицетворяют все мертвое, грязное, неживое, груз, тянущий на дно жизни, в царство мертвых.

Пожалуй, мне показалась неестественной немного, неуместной реакция Игната на требование ремня со спины. Он потребовал с нави и Марьяну, и Званку — и думает, что с него ничего не потребуют взамен? Он представлен дурачком, но позже говорится, что не был он таковым, это бабка его ославила, чтобы защитить. И одновременно это нежелание платить делает поступок некрасивым морально — жажда получить важные вещи на халяву.

Почти все персонажи романа — низкие или опустившиеся, и, однако, все человечные. Нет в них безусловного зла — но зло человеческое есть самое страшное зло.

Очень интересные образы дедушки Бояна и его внучки, которые путешествуют поездами, рассказывают попутчикам байки, и попутно их спаивают и обирают. Но могут и по делу что-то рассказать, приоткрыть истину, совет дать — этакие сказочные помощники.

Для меня «Неживая вода», несмотря на постапокалиптический (фактически, но не детально) антураж, не фантастика, а серьезная литература, нечто вроде «Кысь» Татьяны Толстой.

Интерес — 8



2. Необычность, оригинальность, идея

 

Оригинальный сплав постапокалипсиса, научной фантастики и деревенской фэнтези. Понятно, что никакая там не фэнтези, но эта деревня и вся округа — она вполне современная, за счет того, что в том мире она осталась на обочине, одновременно несколько средневековая — по сохранившимся устоям и душевной темноте. В общем, есть городская фэнтези — сказка в городе. А здесь сказка в деревне, значит — деревенская фэнтези.

Идея… Проход героя сквозь горнило несчастий и искушений, герой совершает мифологическое и символическое путешествие — все понятно, но… выходит герой — куда? Что он нашел и определил для себя? Кто решает, кто определяет, в чем человечность? Герой — носитель какой идеи и к чему пришел в конце, чему научился? Мне было не очень понятно после прочтения. Герою назначено принести мертвую воду к Радонице — это весенний праздник поминовения умерших, проводился на неделе после Пасхи, это день прощания с мертвыми, день, когда выгоняли скот на первое пастбище, готовились к севу, то есть символ возрождения, новой жизни, символическая граница, разделяющая смерть и жизнь. То есть автор, я предполагаю, планировал все-таки вывести героя к свету и жизни. И? Я не увидела каких-то реальных изменений или хотя бы внутренних критериев, которые бы автор противопоставил нави, смерти, грязи душевной.

Поэтому здесь только 3



3. Мастерство. Как сделано



Ольга Жакова

#2249 в Разное

Отредактировано: 03.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться