Рождение привратницы

Размер шрифта: - +

9. Северное сияние

Снега не было.

Неба тоже.

Вместо него надо мной высился потолок, который, честно говоря, давно уже пора было заново побелить. В дополнение к нему шли выцветшие, местами отклеившиеся обои.

А стоило шевельнуться, как сразу же пронзительно скрипнул диван. По всем признакам – если не ровесник дома, то уж точно свидетель последнего ремонта.

Собственно, на диване я и лежала. Прямо в куртке. К счастью – расстёгнутой. Рядом свернулся калачиком рыжий кошак. Вот привязался!

На первый взгляд, вокруг было спокойно. Никто никуда не бежал, не кричал, стёкла не бились и зеленоватые вспышки за окном не сверкали. То есть мир не рухнул. Хотя, кажется, был к этому очень близко.

- И это у них называется штатная ситуации? - проворчала я.

- Что? – сбоку немедленно возникла Хель.

- Да всё, - вздохнула я. Вставать не хотелось. Объяснять тоже. Поэтому я просто лежала и медленно оттаивала.

- Как чувствуешь-то себя?

- Как тряпочка. Безвольная и бессильная.

- А, это нормально. Некоторым и одной открытой тропы достаточно, чтоб свалиться, а уж если две подряд – то, конечно, откат будет. Так что отлёживайся пока. Я про другое:  ничего не отбила?

- Вроде нет, - я осторожно пошевелила руками-ногами. – Я вообще как-то очень мягко грохнулась. Кажется, даже синяков нет.

- Везучая!

Я кивнула и украдкой коснулась правого уха. Кожа ещё помнила чужое дыхание. Но ведь рядом же никого не было! Или я отключилась ещё в полёте, вот и померещилось всякое?

- А Игорь в порядке? Что вообще было после того, как я грохнулась?

- Да ничего особенного. Игорь офигел, конечно, но на карнизе устоял. Добрался до окошка, там Николай Сергеевич его внутрь затащил и вырубил.

- Совсем? – Я сразу же представила, как суровый военный отработанным приёмом карате отправляет в нокаут собственного сына. Но всё оказалось не так страшно.

- Да не делай ты такие глаза. Снотворного вкатил – и всё. И, думаю, ещё какую-нибудь штуку для локальной зачистки памяти. У него тут, оказывается, этих ампул – на все случаи жизни, как в аптеке.

- А так можно разве? – удивилась я, переползая в сидячее положение. Потревоженный кот неохотно переместился ко мне на колени.

- Что именно?

- Ну, память стирать уколами? Я думала, нужен гипноз какой-то…

- Вообще-то, конечно, нельзя. Грубо и не очень надёжно. Но если очень надо – то можно. А тут и почистить совсем чуточку - последние пять минут. Минимальная доза. Даже если что и вспомнит потом – то решит, что приснилось. Я так поняла, парень вообще не в курсе, чем его отец занимается.

- Хоть кто-то не в курсе! А то я уже подумала, что весь мир знает о тенях, одна я – дура неучёная.

- Ой, брось! – расхохоталась Хель. - Просто совпало. А вообще, на весь город, может, человек тридцать понимают, о чём речь. А то и меньше.

- Двадцать восемь, - педантично поправил Николай Сергеевич, появляясь в дверях с огромным бокалом, над которым вился ароматный чайный пар. Нормально одеться мужчина так и не соизволил, но всё равно умудрялся выглядеть внушительно и строго. – Точнее, теперь уже двадцать девять.

- Это вы меня тоже посчитали?

- Непременно! А теперь ты будешь пить чай и рассказывать обо всём по порядку.

- О чём?

- Обо всём. О том, как ты попала в эти двадцать девять человек. Откуда взялся «троюродный брат Алексей»? Как ты познакомилась с Ольгой? И что вы делали ночью возле моего дома? В общем, обо всём и подробно.

- Это длинная история, - вздохнула я.

- Ничего, я не тороплюсь.

- Зато я тороплюсь, - спохватилась я. - Мама будет волноваться. То есть, она уже наверняка волнуется. Сколько времени?

- Третий час. Позвони ей.

- Не могу, у нас телефон отключили.

- Телефон у них отключили, видите ли… - проворчал Николай Сергеевич, но тут же дотянулся до стоящего неподалёку аппарата. – Вань, это я. Координаты Гунтаревых знаешь? Нет, Симку не надо, она у меня. С Еленой Викторовной свяжи. …Елена Викторовна, здравствуйте, это папа Игоря Селиванова. Тут Сима просила передать, чтоб вы не волновались. Да, она у меня. Нет-нет, всё в порядке, чай пьёт. Загуляла молодёжь немножко, с кем не бывает. Скоро будет дома, да. Лично провожу. Доброй ночи. - Мужчина положил трубку и опустился рядом со мной на диван. – А ты не тяни, рассказывай. Раньше начнёшь – раньше закончишь.

Я уже ничему не удивлялась. Только задумчиво почесала за ухом кота, прикидывая, с чего начать. И решила, что если уж выкладывать всё – то с самого начала. С того момента, как новенькая девочка Ольга подралась с хулиганом и забиякой Игорем. И пусть Николаю Сергеевичу будет стыдно за сына! Но ведь и правда - если бы он вёл себя нормально, то ничего, может, и не случилось бы.

Не знаю, стало ли отцу Игоря стыдно, но он внимательно выслушал всё, что я говорила, и ни разу не изменился в лице. Даже когда я осторожно пропустила один важный момент. Получилось, что мы просто поискали взглядом окна Игоря, но не смогли до них добраться… а потом заметили на первом этаже романтическую парочку – и завертелось.

Зато Хель сразу расслабилась. Видимо, выходка с подсыпанием серого порошка через форточку сильно испортила бы ей взаимоотношения с начальством. И личные, и служебные. Кажется, для неё вообще стало откровением, что у Николая Сергеевича есть сын.

Если военный и догадался, что я немного недоговариваю, то виду не подал. И только когда я дошла до падения с карниза, задумчиво пробормотал:

- И откуда этот ваш Халльдор узнал, как открыть тропу?

- Он говорил, что очень долго бродил в тенях и во многом разобрался, - припомнила я.

- Разобраться – это другое. Не думаю, что тени ему ликбез устраивали, с подробным объяснением, какие руны в каком порядке писать. Такие вещи обычно узнают из других источников.



Екатерина Шашкова

Отредактировано: 20.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги