Рождение Юпитера

Размер шрифта: - +

Часть 2. Главы 9 и 10

9

Счетверенный вырост парасинаптической антенны проник под череп и соприкоснулся с лобными долями мозга. Боль была неимоверная, но Климентина терпела молча. Сквозь влажную пелену, застилающую глаза, она видела дурацкое треногое животное: диюдарха,  в которого окончательно трансформировался чудак Ай-Оу.

По ее лицу скользила липкая, почему-то пахнущая лекарствами ротовая присоска. Климентина вяло пыталась отстраниться, она была здесь и одновременно – там. Там -  над угрюмой планетой, всегда повернутой одним полушарием к Ахернару.

Как и Солнце, Ахернар рос, остывая. Его свет обволакивал планету, словно теплая жидкость, и, в конце концов, вечной ночи в мире диюдархов пришел конец. Полчища расплодившихся сверх всякой меры аптегидов ринулись к Перевалу. Базальтовые скалы были облеплены белесыми аморфными телами, словно мертвое тело - ненасытными личинками.

Впервые на Перевале растаял снег. Диюдархи устали орудовать остриями антенных выростов. Диюдархи пересытились сладким мясом аптегидов. Они отступали. Темный хитин, покрывающий их тела, исходил паром. Некоторые не выдерживали, валились на землю, задрав щетинистые лапы к небу. На них взбирались неторопливые аптегиды (когда такое было!), аморфные твари ощупывали панцирь беспомощных хищников осязательными ресничками и затем, обнаружив в хитине уязвимые места, вводили под него жгутики, а через жгутики – пищеварительные ферменты. Аптегиды, извечные жертвы, оказывается, были идеально приспособлены для того, чтобы убивать своих палачей. И выедать их изнутри.   

- …отпустите! Я вам все рассказала! – услышала Климентина свой жалобный голос. И тут же проснулся липкий страх: она снова попала в руки к злодеям! Она опять одурманена наркотиком и опять ее заставят предать друзей. Все повторяется вновь и вновь.

Климентина почувствовала жжение в уголках глаз. По щекам покатились крупные слезы.

- Ну-ну! Что же ты, бесфамильная? – послышалась участливая речь. Туман поредел, и Климентина увидела круглое мужское лицо: этот человек был ей незнаком.

- Не нужно больше вопросов!! Освободи меня! Я тебе ничего плохого не сделала!

- В шестой раз ты говоришь о каких-то вопросах, - обиделся мужчина. - Я здесь не для того, чтобы задавать вопросы.

- Так зачем же? – Климентина сжалась. – Ты убьешь меня?

Мужчина фыркнул:

- Что за глупость, бесфамильная!

- Тогда зачем меня снова одурманили наркотиком? – не унималась Климентина. Она не могла и даже не пыталась понять, где очутилась. Мир сжался для нее до размеров этого круглого, будто слепленного из сырого теста, неприятного лица.

- Ты долго была без сознания, - незнакомец поднял руки в якобы миролюбивом жесте. Якобы!.. И руки у него тоже были неприятными: мягкими, бескостными на вид. В правой он к тому же сжимал заряженный инжектор. – Твою капсулу подобрали спасатели. Сейчас ты находишься на борту «Парацельса» - это медицинский корабль,  который принадлежит прайду Шелли; корабль дрейфует на низкой орбите Нептунии. Я – Нуу, я - твой доктор, я вхожу в прайд Шелли. – Этот человек стал говорить с ней как с ребенком. Разве что не гладил по голове. – Дезориентация и слабость вот-вот пройдут, поверь! Я не дурманил тебя никакими наркотиками.  

Климентина огляделась: плавный изгиб свода на ней, сбоку – переборка, украшенная знакомыми барельефами. Сама она лежит на теплой поверхности, в углублении, повторяющем форму тела. Этот Нуу действительно носит зеленую тунику врача, за его спиной бестолково шевелит многочисленными манипуляторами треногий медицинский аппарат.

- Я тебе не верю, - сказала Климентина. Она вдруг поняла, что лежит перед этим мужчиной нагая. Бесфамильная приподняла голову: так и есть – нагая.  Кроме того, грудь, живот и бедра пестрят пятнами лилового цвета. Что бы это могло быть?..       

- Всего лишь мазь, я обработал ею ссадины и укусы, - ответил на незаданный вопрос Нуу. – Опылители - судя по размеру жала, верно? – поинтересовался он. За участливыми интонациями медик тщетно пытался скрыть озадаченность. Климентина поняла, что доктор, если Нуу - действительно доктор, принимает решение: не отправить ли беспокойную пациентку обратно в сон?

Пусть только приблизится со своим инжектором: получит пяткой точно в мягкий, игрушечный подбородок!..

«Ноги… Что у меня с ногами?»

- «Парацельс» связался с патрульными службами. «Бронзовые маски» ответили, что в окрестностях Нептунии они не зарегистрировали ни одного кораблекрушения, - доктор смешно вытаращил глаза. – В другое время я бы многое отдал, чтоб потешить любопытство. Как на орбите Нептунии очутилась ничейная капсула? Да еще с бесфамильной, искусанной сельскохозяйственными мутантами? Телепортации ведь не существует… или я ошибаюсь?

- Накрой меня чем-нибудь! – приказала Климентина севшим от ярости голосом. Она была в смятении, она не знала, что делать, и поэтому решила перейти в атаку. 

- Ты – моя пациентка. К тому же, далеко не первая по счету. Так что… - Нуу пожал круглыми плечами. – На твоем месте я бы приберег энергию для регенерации тканей. Положение у тебя серьезное: есть и обморожение, и отравление ядом опылителей… в крови – следы сложного нейротоксина… это не считая ушибов и ссадин. На ноги, клянусь репутацией, поставлю, но в какой срок – зависит только от тебя. Единственное, что мне нужно знать - были ли с тобой на корабле еще люди?

- Да какой ты доктор! – Климентина почувствовала, что теряет над собой контроль. Слова лились из глотки сами собой. – Убийца и лжец! Убийца и лжец! Ри-ри-ри, да? Как вы там говорите? Ри-ри-ри! Чирикаете, как волнистые попугаи! Отключи от меня эту мерзость! – она попыталась освободить левую руку от капельницы, но не смогла дотянуться до трубки – правой руке мешали провода диагностического датчика.



Максим Хорсун

Отредактировано: 21.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги