Рождение Юпитера

Размер шрифта: - +

Часть 3. Главы 5 и 6

5

Окрестности Юпитерекса были окружены двойным кольцом.

Черная морось на краю светло-розового аккреционного диска: плывут по своим орбитам каменные глыбы, опоясанные метеоритным хламом и пылью. Ионизированная пыль слабо светится, она словно стыдится своей немощи под боком у сияющей Королевской Планеты и самого… самого Солнца.               

Оба кольца образовались из останков восьми внешних спутников, формировавших так называемые группы Пасифе и Гималии. Внешние спутники в свое время первыми приняли удар приблизившегося Солнца. Сначала не перенесла пламени периастрия группа Пасифе: четыре малые луны превратились в обугленный космический мусор. Через пятнадцать лет погибли кривобокие мирки группы Гималии.

Тяжелый транспортный корабль, несущий перед собой сложную систему отражающих экранов, сорвался с магистрального луча Юпитерекс – Сэтан и, не снижая скорости, врезался в первое кольцо – кольцо Пасифе. Вспыхнул энергетический щит: его нематериальную толщу рассекли стрелы метеоритов. Жалкие каменные обмылки сгорали без следа в тщетной попытке дотянуть до округлого корпуса.

- Исходящее сообщение: «Кракен» - Трайтон, кодировка высшей сложности! – приказал большеголовый бледному астронику.

Не нужно было уточнять адресата: на столичном планетоиде лишь один человек получал «пакеты» от обитателей «обратной стороны Солнца».

Большеголовый неспешно прохаживался по рубке, в его руке дымилась вместительная чашка. Он пил чай, заваренный с лекарственными травами, смакуя каждый глоток. В анти-Сопряжении давно разучились выращивать эхинацею и мяту. Хотя караваны контрабандистов проникали за Солнце довольно часто, позволить себе пить напитки благородных мог далеко не каждый безымянный.        

Константин и тиран Майя – плутонианский смотритель музея древностей - сидели друг напротив друга за столиком, заваленным навигационными картами и справочниками. Они играли в голографическую версию «Номов и номархов».

Плутонианин был рассеян и нервозен. В его ушах до сих пор звучали крики плененного юноши - несчастного глупца Шелли, дерзнувшего бросить вызов устоявшейся человеческой системе.

- Мой благородный друг! – собравшись с мыслями, принялся диктовать большеголовый. – Выражаю анонимную благодарность за то, что убрал патрульные корабли с нашего маршрута: «Кракен» благополучно добрался до кольца Пасифе. Я также благодарен за то, что ты не забыл расчистить путь «Золотому Соколу». Насколько мне известно, «бронзовые маски» были готовы пуститься следом за Брутом Бейтмани, который все-таки уклонился от участия в Партии. Пусть твоя совесть будет спокойна: для этого недостойного мы приготовили более суровое наказание, чем ваши Партии и прочие светские забавы. Золотая птичка поймана; ее пассажиры пока живы и здоровы, они следуют на нашем корабле к точке рандеву. Кстати! Должен предупредить: плутонианские экстремисты вновь собираются десинхронизировать орбиту Вонючей Планеты и нарушить целостность транспортной сети. Рекомендую переключить внимание служб безопасности Сопряжения на окраины системы. На этом все! Твой анонимный друг - с искренним пожеланием вашей Золотой Удачи!.. – большеголовый указал на астроника пальцем. – «Пакет» отправить немедленно, копию - сохранить!

Астроник отослал сообщение и переключил систему связи на сканирование частот. Рубку наполнил монотонный вой на высокой ноте: голос Солнца - постоянный сигнал, хорошо известный всем, кто хотя бы раз собственноручно поднимал корабль в космос. Вою вторило влажное, булькающее бормотание. Словно лепет душевнобольного, оно пугало и отталкивало...

Так приветствовал приближающиеся корабли горячий Юпитерекс.     

Под психоделический аккомпанемент радиошумов «Кракен» просочился сквозь редкую гребенку астероидного кольца Гималии. Внутренняя магистральная сеть Юпитерекса не работала - иного никто не ожидал! – но, сойдя с межпланетного «луча», «Кракен» сохранил крейсерскую скорость.  

Тихо выругался толстый плутонианин: очередная игра закончилась его поражением. Выругавшись, он тут же принялся извиняться, униженно кланяясь и прижимая к обвислой груди гротескно-большие кисти рук. Константин поднял ладонь, обтянутую черной перчаткой, с хрустом сжал пальцы. Голограмма игрового поля дернулась и «втянулась» в браслет на запястье бесфамильного. Константин коротко кивнул плутонианину, поднялся на ноги,  и подошел к большеголовому.

- Удивительное зрелище! – тихо вздохнул безымянный палач и убийца: он глядел на панорамный экран.

«Кракен» вошел в лунную систему Юпитерекса. Беззвучно колыхалась сплошная стена солнечной атмосферы – красная, неспокойная – и, словно вырезанное в стене круглое окно, темнело ночное полушарие Королевской Планеты. Но и это «окно» нельзя было назвать черным: оно мерцало, подсвеченное газовыми потоками аккреционных поясов.

Юпитерекс пил Солнце, будто младенец – молоко матери. Пройдет еще немного времени, и процесс повернется вспять. Звезда поглотит сына-переростка с тем же аппетитом, с каким уже проглотила четыре сравнительно небольших мира с твердой поверхностью.

- Кажется, все идет, как мы планировали, Михаэль, - обратился Константин к большеголовому.

- Иначе и быть не могло, - ответил безымянный. – Цена слишком высока, чтобы мы, ри-ри, могли позволить себе ошибаться… Гляди! – он указал на стремительную искорку, вспыхнувшую на экране.

- Ри-ри-ри! – воскликнул астроник. -  Башмак необратов! Импульсит - хвала! Хвала!



Максим Хорсун

Отредактировано: 21.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги