Рождение Юпитера

Размер шрифта: - +

Часть 3. Главы 7 и 8

7

Михаэль выслушал доклад головорезов. Покивал большой головой, погладил подбородок.

- Корабль Тэга – на западной платформе, - перевел он для Константина на язык Сопряжения. Потом добавил с ноткой сомнения: – Как я ожидал, корабль брошен. Нас ждет грязная работа: придется перевернуть эту помойку вверх дном. Что скажешь?

Безымянный сосредоточенно выслушал. На его плече покоилась рукоять излюбленного молота, бугрились мышцы на могучих руках.

- Мне не нравится, что Тэг уже здесь! – проворчал Константин. – Почему так вышло? Да разве это - засада, если жертва опережает охотников на целый ход?!

- Целый ход!.. – Михаэль поморщился. – Ты продолжаешь мыслить категориями Партии. Встряхнись, мой друг! Партия закончилась! Никаких больше ходов и «битых полей»! – он откашлялся, перевел дыхание и продолжил. - То, что Тэг прибыл на место рандеву раньше нас, конечно, подозрительно… ммм… однако - вполне логично. Подумай сам: Тэг выбрал Ганомайд потому, что это - самый стабильный спутник в системе Юпитерекса. На нем - последний не законсервированный город. В своем выборе Ай-Оу Тэг руководствовался теми же принципами, что и мы.

Константин тряхнул головой и выругался: слишком хорошо он знал большеголового, чтобы понять, – тот обеспокоен преимуществом Тэга не меньше остальных.

- Друг мой! Давай же возблагодарим судьбу! Нам не придется сидеть в этом котле недели и месяцы, ожидая, когда цель «клюнет» на приманку! – продолжил большеголовый. - Засада провалилась. Зато выйдет отличная охота! От Тэга нужно ждать сюрпризы, но и мы ни одну сотню лет занимаемся «прополкой» Сопряжения. Поэтому, с одной человеческой аномалией - клянусь Солнцем! – мы справимся…    

Взгляд Михаэля блуждал по лицам прибывших людей. Безымянные убийцы, братья по оружию… красавцы! Они до сих пор пьяны от адреналина, которого хватили сверх меры во время подлета к Ганомайду. Их нервозную эйфорию продлевает предвкушение: с минуты на минуту Михаэль отдаст приказ, и они помчат через лабиринт городских коридоров и переходов. Охотиться на сверхчеловека!

- Я чувствую его запах, - Константин втянул носом воздух. – Этот выродок смердит, как гнилой потрох. Я без труда выслежу… этого Ай-Оу Тэга. Но мне не нравится мое беспокойство!!

Бесфамильный подошел к пленникам. Лишенный воли Шелли то и дело терял сознание; благородного приводили в чувство, грубо встряхивая. Брут глотал открытым ртом горячий воздух, его широкая грудь бурно колыхалась. Климентина… Бесфамильная сестра… Законы Сопряжения запрещают двум бесфамильным вступать в сексуальные отношения друг с другом. Они – слишком ценны для праздных утех, они предназначены лишь для благородных.

Климентина сидела на полу и что-то беззвучно шептала. Взмокшие волосы облепили раскрасневшееся лицо. Константин улыбнулся, позволив страшным шрамам обезобразить его еще сильнее. Перед тем, как Михаэль прикажет размозжить красотке голову, он обязательно приласкает маленькую дрянь, - как бесфамильный бесфамильную.

Раздалось вкрадчивое журчание, вода потекла сквозь решетчатый пол на технический подуровень. Константин сфокусировал глазные имплантаты на бесфамильной «сестре»: та мочилась, бездумно вперив взгляд в одну точку.

- Бестия! – Константин, не целясь, ударил Климентину ногой.

Бесфамильная упала на спину и, кажется, перестала дышать.

Заерзал, пытаясь негодовать, Брут. Его успокоили, опустив тяжелый кадуцей на закрытую корсетом шею.

Шелли никак не отреагировал на происходящее. Лишь заблестела слюна, выступившая поверх кровавой корки на губах.                     

Константин сплюнул.

- Омерзительно! Не выношу, когда они поступают вот так!!

Безымянные загудели, недоумевая: с их пленниками и не такие конфузы случались! От страха, от боли, от отчаяния… В конце концов, девица могла тронуться умом! – долго ли в ее положении?         

- Тихо!! – Михаэль неожиданно поднял руку. Широкий лоб безымянного рассекла глубокая морщина. Он прислушивался к голосу из переговорного устройства, вживленного в кости черепа: на связь вышел астроник, оставшийся на «Кракене».

Обычно хладнокровный Михаэль столь стремительно изменился в лице, что никто уже не удивился, когда раздался хриплый вопль:

- Тревога, ри-ри-ри!!! По кораблям, ри-ри-ри!! Отступаем к межпланетной магистрали!! Бегом! Бегом, ри-ри-ри!!! Без вопросов! – и он, опередив всех, бросился в коридор, ведущий к ближайшей посадочной платформе.

…поток обломков Еуропы врезался в поверхность Ганомайда...

Пол подпрыгнул к потолку. Никто из них не устоял на ногах: ни пленники, ни палачи. По коридору прокатилась волна горячего воздуха, повеяло вонью плавящегося пластика и горящей изоляции. Клубы серо-желтого дыма не заставили себя ждать.

Проснулись от спячки системы аварийного оповещения. Заныли на разные голоса сирены, сообщая сразу о метеоритной атаке, о разгерметизации, о радиационной опасности; об отказе систем охлаждения, о критическом уровне загрязнении воздуха, о пожарах на всех уровнях…

На Голгофу обрушились все бедствия, которые можно было только представить. Но электронный плач сирен едва слышался на фоне оглушительного грохота, скрежета разрываемого металла и треска ломающихся переборок. 

Каменный дождь низвергся на древнюю кору Ганомайда. Плотные тучи пыли взметнулись к звездам и закрыли светящийся шар горячего Юпитерекса.

Купол Голгофы принял удары тысячи мелких метеоритов. За миг он превратился в уменьшенную копию лунного полушария: покрытую оспинами кратеров полусферу.



Максим Хорсун

Отредактировано: 21.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги