Рука Основателя

Размер шрифта: - +

Глава 14. Первый снег

После допроса в кабинете директора мы чувствовали себя потерянно, и даже сразу не сориентировались - закончилась история мистики или уже прошла символика. Но стоило нам приблизиться к порталам, как звонок на большую перемену прояснил ситуацию. Наступило время обеда, а я этого даже не заметила.

- И каков приговор? – спросила нас Чина, когда мы с Элиотом зашли в Главный Зал.

- Нас отправили на общественные работы и дежурство, - я развела руками и удивленно уставилась на подругу. – Что еще за дежурство?

- Комская сказала, что есть какое-то расписание по группам, - по всей видимости, Элиот тоже не знал, о чем идет речь.

Всю дорогу до Главного Зала мы молчали. Мои мысли были заняты осмыслением того, как чревато брать без спросу вещи из чужой комнаты, а Элиот хмурил брови, и сложно было сказать, о чем он думает.

- Да, ученики дежурят по две недели, - ответила Чина, не понимая нашего удивления, - вв дежурстве всегда участвует две группы, от каждой по паре учеников.

- Тогда почему мы никогда об этом не слышали? – Элиот сел за стол КОЗЕРОГОВ, покосившись на проходящих мимо сестер Истор. Мноуг и Велия демонстративно не смотрели в нашу сторону, и Элиота это почему-то заботило.

- Да потому что вы никогда не нарушали правил, - Дима оторвался от тарелки с красной фасолью, - на дежурство отправляют только провинившихся. Я свои две недели уже отходил, когда набросился на Джозефа.

- И как проходит дежурство?

- Живешь эти две недели в Башне Воздуха в спальных комнатах, Алена будет жить в Башне Земли. Первую неделю с Андреем и Славой из вашей группы убирали опавшие листья вокруг Ламинарии, а вторую с девчонками из РЫБ чистили конюшни с архиниями.

- Вы круглыми сутками здесь сидели? – я провела ладонью по деревянной столешнице, чтобы передо мной появились блинчики с вареной сгущенкой.

- Да, выполняешь целыми днями поручения учителей и смотрительницы с восьми до восьми, а потом сидишь в комнате. В напарники мне попался Петька, так с ним даже поговорить не о чем было.

- Какой Петька? – уточнила я.

- Да тот, что за Чиной ухлестывает, - Дима с Элиотом рассмеялись.

- Девчонки в группе по нему сохнут, а он выбрал нашу Чину, - добавил Элиот, комкая во рту смех.

- Хватит, - нахмурилась она, - даром он мне не нужен, - Чина резко встала, накинув на плечо сумку. – Я домой, вы идете?

- У меня еще асепторика, не говоря уже об отработке после уроков, - я печально вздохнула.

После пятого урока мы с Элиотом остались на общественные работы, и, прямо скажем, смотрительница Алис Чудес не была рада нас видеть. Она вышла из своего чулана на первом этаже, покосившись на меня. Повязка на ее лбу казалась мне такой несуразной, словно ее голову перемотали после какой-нибудь аварии. В воображении так и рисовалась картина, как Алис Чудес неуклюже садится на архинию, и крылатая лошадь ее сбрасывает.

Смотрительница опустила плечи и, скрестив руки перед собой, выдала Элиоту задание. Меня она всячески игнорировала или, по крайней мере, пыталась это делать, молча возмущаясь, когда я пыталась напомнить о своем присутствии. В задании не оказалось ничего необычного и даже ничего мистического, уборкой классов я занималась и в человеческой школе, что меня немного расстроило. До этого момента я себе представляла уборку в мистическом мире с парящими вениками, летающими тряпками и с самозаполняющимися ведрами с водой. Вот только в реальности вышло все слишком по-человечески.

В среду к началу третьего урока после защитной теории и сместики мы с Чиной прошли мимо террас преподавателя Уолт и остановились у кабинета по растологии. Наши одногруппники были уже в сборе и кучкой ютились у самой двери. Не успели мы ничего сказать, как Андрей предложил кексы, чуть ли не засовывая их нам в рот. Он держал в руках целый пакет выпечки с эмблемой таверны «Метелка и Веник». Никогда бы не подумала, что Андрей увлекается сладостями, уж слишком худым он казался, но, видимо, дело было в высоком росте.

От кексов мы отказались, как и Габриель с Мишей пятью минута ранее, поэтому Андрею составил компанию лишь Слава, довольный таким поворотом событий. За перемену они вдвоем умяли целый пакет кексов, каждый раз расходясь во мнение, с какой же начинкой Мета напекла сладости.

- Карамель, - заявлял Слава, слизывая начинку с верхней губы.

- Нет, ореховый крем, - отвечал Андрей, вымазав в том самом креме свой нос.

До сегодняшнего дня уроки растологии не проводились по причине отсутствия учителя. Но так как моя мама наконец-то вернулась в Эльбас, уроки перестали отменять. Как и положено, со звонком дверь в аудиторию открылась, и ученики зашли внутрь просторного, но захламленного помещения. Здесь творился настоящий бедлам: куча стеллажей с глиняными горшками, котомками с землей, рассадой и трехлитровыми банками удобрений, которые шевелились за стеклом, пытаясь отвинтить крышку.

Мама не была похожа сама на себя, одетая в мантию по нынешней мистической моде. Она даже сменила очки, которые теперь придавали ей некую строгость, свойственную образу преподавателя. В школе мне положено называть ее учитель Сириан, и, честно признаться, у меня в голове это звучало очень гордо, будто когда-нибудь, спустя много лет я сама буду откликаться на подобное обращение.

В захламленной аудитории мы долго не задержались. Мама вывела группу в просторную теплицу, чей стеклянный каркас уходил высоко за кромки искусственного леса, который был выращен в замкнутых условиях специально для изучения. Стена тонких деревьев с оранжевыми листьями сразу бросалась в глаза, она обрамляла выход в школьный двор и разграничивала учебные сектора.



Алёна Темникова

Отредактировано: 27.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги