Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава третья


                                   Глава третья

 

     Дом семейства Коллода находился на так называемой “линии”: когда Таврос был ещё сугубо эллинским, первые клерухи, военные колонисты-предпочитали сильно голову себе названиями не забивать: центр поселения-агора, а проще говоря-рынок, с окружающими его постройками и площадками был именно тем местом, где почти что каждый день собирались жители небольшого колониального посёлка для выяснений насущных полисных проблем и обсуждения их решений. Именно здесь можно было услышать последние объявления и поделиться слухами, а заодно найти себе и собутыльников, для очередного восхваления Бахуса.
   Акрополь-центральная крепость, Цитадель: склады с оружием, закрытые военные суды, архивы, казна-всё это находилось там. Улицы же имели свои названия лишь вблизи агоры, и то немногие, а в основном, прямые линии первых полисных жилых веток обозначались по нумерации: первая линия, вторая линия...и так далее.
  Десятая линия была довольно престижной, но всё же не элитной улицой Тавроса: отец Анны хоть и был в секретарях предыдущего городского гегемона, сам не мог похвастаться ни родословной, ни особым богатством. По крайней мере не желал его демонстрировать, однако будучи человеком исполнительным-сумел выбить себе, ещё когда был на службе, бывший дом одного из брошенных в тюрьму негоциантов, который был уличен в приказах своим торговцам, в лавках и на рынках, продавать иностранцам прибывшим издалека-бочки масла с камнями на дне. Когда италийские и оттоманские жалобы перевалили за два десятка-купца быстро и показательно посадили в клеть, а имущество его поделили по-справедливому: деньги-взяла стража и исполнители суда, драгоценности и документация ушли городу, дом и  небольшое поместье за Тавросом-отдали близким к гегемону “нуждающимся” чиновникам, за сугубо символическую плату...
   Благодаря дельным советам тогдашнему гегемону: какие товары закупить для ратуши или кого именно и за какую сумму избрать в качестве поставщика для празднования основных городских торжеств-отец Анны довольно скоро обставил свой новый дом отличной мебелью из Флоренции, прекрасными персиянскими и туркоманскими коврами, серебряной посудой, а также неким количеством редкого и хрупкого китайского фарфора.  
    Знакомства с архитекторами Тавроса и хороший климат полуострова-позволили соорудить при доме небольшой зимний сад с десятком крупных деревьев и кустарников в кадках, и таким же количеством птиц, гомонивших под его высоким стеклянным куполом.
   Сам дом был двухэтажным, с просторной мансардой: первый этаж занимала прихожая с двумя дверьми, кухня соседствовала со столовой. Был вместительный салон с огромной арфой и фарфоровыми вазами, плюс комнаты слуг и помещения для хранения инструмента. На втором этаже было пять спален, да два кабинета-именно кабинетные окна выходили на улицу, ибо чуткий сон бывшего секретаря гегемона моментально рассеивался при более-менее громком шуме.
  Это были отголоски бурных голосований за пост самого гегемона, когда недовольные проигравшие, собрав внушительные ватаги своих сторонников из черни, человек по сто в каждой-шли жечь дома своих оппонентов и вешать их на деревьях или воротах поместий. К тому же память о десятке друзей брошенных в воду в порту, с жерновами на шеях. 
   К дому прилагался, как и у всех в районе Садов, небольшой участок-семьдесят пять метров в длинну и около шестидесяти вширь: где огромные деревья, от тридцатилетних до полуторавековых-давали хорошую тень летом и довольно богатый урожай фруктов-осенью.
 Одним словом, дом семьи Коллода был в числе если и не самых  известных, то по крайней мере в достаточной степени и именно к его огромной дубовой внешней двери на улицу, окованной медью и подошел, не без трепета, Румбик.
  Постучав, юноша дождался пока ему дверь откроет высокий лакей: русый мужчина в коротких штанах грязно белого цвета и свободной рубахе. Спросив у гостя о  том кто он и цели его визита, а то что его уже ждут, Румбик понял по тому что открыв проем для глаз в двери-лакей сразу стал открывать и саму дверь, без предварительных слишком долгих расспросов сквозь смотровую щель. Соответственно гостя уже немного описали слугам и они примерно представляли кого именно ждут хозяева.
  Лакей вежливо провёл молодого человека через небольшой коридор, отделявший входные внешние двери от внутренних.
--Ого! Сюда ломиться проще через решётчатые окна с деревянными створками,-подумал про себя воришка,-Дверь с медью и колокольцами-внешняя, такая же внутренняя. К тому же довольно крупный лакей...Тихо всё это взломать вряд ли удастся, а получить арбалетный болт в брюхо и это ещё до прихода стражи-явно не из приятного...
   В салоне, первом зале после коридора-сидел мужчина среднего роста. Он был лысоват, пухл, с явно выступающим вперёд брюшком-показывающим любовь к кулинарным излишествам и не очень активному образу жизни. Сидящий хозяин дома быстро встал и протянув в сторону Румбика обе руки, заученной  скороговоркой произнес: ”Рад видеть достойного кавалера моей Аннушки! Наслышан о вас, юноша! Премного наслышан!”  
  Последнее заявление несколько выбило молодого человека из колеи, ибо ему показалось что старик намекает на шлейф его воровских “проказ” и так далее...Однако Румбик быстро вспомнил, что несмотря на недавнее посвящение в банду так и не успел ещё нигде толком поучаствовать, а соответственно основную часть “наслышанного”-господин Коллода мог почерпнуть лишь из пространных рассказов своей дщери. И вряд ли там будет что-либо кроме ”Огненного взгляда и прерывистого дыханья, с пеленой глаз”.
  Румбик заулыбался и вежливо позволил господину Коллоде себя похлопать по спине. 
--Пока дочери нет-немного выпьем?-Коллода старший ловко достал из небольшого резного шкафчика два бокала и графинчик, а также серебряный поднос с виноградом и фруктами и парой малюсеньких ножей на нём,-сдобрим мужскую беседу вином-до дна выпьем...И снова нальем!
  Первый бокал мужчины действительно быстро опрокинули: хозяин к этому пристрастился на посиделках в акрополе, во время “негласных договорённостей в совете Тавроса”, а гостю очень хотелось показать свое знание о питие среди важных и сановных граждан полиса. 
   Наполнив бокалы снова, господин Коллода пригласил гостя присесть на резную лавку с подушками и стал играть в любимую игру всех, у кого была хоть крупинка государственной власти в его судьбе-то есть в следователя: “Вы из каких краёв будете-гость заморский или наш: ветрами, морем и скалами тёртый?”
--В-в-ваш,-то ли от крепкого вина, то ли от неожиданного допроса, но голос Румбика стал немного подводить хозяина.
--Здо-о-орово! Раз наш-значит мне будет проще узнать о ваших “шалостях”, после бракосочетания, юноша и соответственно...-Коллода старший сделал жест напоминающий ножницы и смешно пропищал пару слов,-Ну, в общем у нас появится аналог известного оперного певца, из городов италийских!
  Старик расхохотался от души своей шутке, зато его  гость-обомлел...Как можно было забыть о связях отца Анны по всему городу и его подконтрольных территориях?! 
--Хи-хи-хи,-Румбик как то вяло и даже нервически поддержал старика,-хи-хи-хи...ну что вы! У Анны настолько проницательный батюшка, что я уверен: если что заподозрит-то немедленно прервёт все нежелательные отношения дочери и сможет наставить её на путь истинный! Хи-хи-хи...
--Хммм? Хммм...-теперь уже задумался бывший секретарь гегемона Тавроса,-А что если я сдуру запугаю этого “червячка “, в бантиках и рюшах, и он, чего недоброго сделает ноги- вместо того что бы на Аньке жениться? А за ней то особенной охоты в городе и нет! А тут такой шанс: сам пришёл и судя по всему добровольно, даже видя Аннушку, так сказать, вблизи...Надо мне, cтарому дураку, срочно заткнуть свою “варежку” и убедить молодого балбеса что всё в порядке и Аня-железно его...Лишь бы взял!  
  Решив про себя данный вопрос, господин Коллода широко улыбнулся Румбику и, как ему показалось, уже совсем по доброму, продолжал: ” Не бойтесь! Уверен что дочка будет вводить в круг своих знакомых лишь людей достойных нашего с ней внимания и моего одобрения, а соответственно-вы один из них. Поелику, мне не должно быть смурно от ваших возможных будущих проказ, ибо уверен: большая часть из них мною просто выдумана, как любым заботящимся о своём чаде отцом...В общем-не беспокойтесь и не берите в голову дурного: Анна-ваша и мое благословение считайте что уже есть!”   
   Уверенный в успокоительной силе данной речи, Коллода старший откинулся на диване поудобнее и заметил несколько отстранённый, если не сказать что пришибленный, взгляд гостя: тому явно не хватало воздуха и он постоянно копировал  рыбу на берегу, когда она медленно открывает и закрывает рот. Юноша периодически менял цвет лица, бледнея-сразу затем краснел и как показалось Коллоде-старшему, даже несколько при этом зеленея.
--Юноша-не благодарите меня!-заранее решил предупредить хозяин дома возможные порывы гостя,-Полно, мы же будущая семья и...-Тут же хозяин дома уверенно рассмеялся.
  У Румбика в этот момент и мысли не было кого-либо благодарить. Его мысли носили несколько иной характер: ”Старый хрыч! Да какого...?!  Если в дом нанесли визит-сразу в зятья записывать? Маразматик-самодур...” 
   Весь план Румбика о том, что лишь надо намекнуть отцу пригласившей его особы на возможную их связь и просто ждать как тот будет оберегать свое чадо от назойливого гостя-как в романах, из которых и были почерпнуты все эти знания о визитах в “приличные дома”, так вот, весь данный простенький и многообещающий план обращался в прах: папик похоже сам был счастлив от возможности пристроить дочь и надеяться на его придирчивость в данном вопросе-не приходилось. Наоборот: он явно был готов закрыть глаза на многое, что ранее вытворял его  возможный зять. В любых иных условиях это было бы плюсом, но сейчас-попахивало явным скандалом. Причём Румбик уже отчетливо представлял, как его вначале избивает сама Анна Коллода, потом пинает тростью её папенька, а уж совсем напоследок-здоровенный лакей может “отшлепать“ нагайкой, к тому времени скорее всего уже бесчувственное тело новоявленного "шелеста"...
--Вот здорово...-пролепетал Румбик,-просто праздник какой-то...
  Ему бы хотелось присовокупить еще десяток слов из запасов Плётки и Земели, однако он решил что данный козырь, припортового хама и невежды, он пожалуй припрячет для последнего момента: когда свадебнотраурная мелодия совершенно обовьёт питоном его смутное будущее.
  Старший Коллода продолжал довольно ухмыляться, когда с верхнего этажа раздался топот, именно что топот-бегемот вблизи водопоя наиболее точное сравнение, и девушка, устроившая всю эту “нежданую встречу “, появилась наконец перед мужчинами: просторный, вышитый речным и морским жемчугом светлооранжевый с красными полосами сарафан, волосы уложенные на североитальянский манер и сверху удерживаемые золотой сеткой с вставленными в неё теми же жемчужинами-крупные спереди, а те что поменьше-в центре и по бокам. Руки в колечках и перстнях, благо родитель делал ей подобные подарки часто и...Всё тот же пламеный взор амазонки, способной останавливать степную кавалерию противника  на скаку и немедля бросаться в горящие башни, в составе отряда пожарных полиса.
--Батюшка, я надеюсь вы развлекли достойного кавалера беседой, в моё отсутствие? Рада вас приветствовать, достойный рыцарь, в нашем скромном пристанище...Лаэрт! Надеюсь всё к ужину готово?-сразу скороговоркой обратилась Анна ко всем мужчинам, находившимся на первом этаже и тут же получила удовлетворяющие ответы: её батюшка, улыбнувшись, заявил о полном взаимопонимании с молодым кавалером-после слова кавалер последовало его подмигивание в сторону гостя с недвусмысленным тиком лица, ибо гримасой это назвать было сложно. В котором лего читалась попытка изобразить мимикой народное произведение, о “тили, тили, тесте”. Румбик встал и отряхнув обновки-вежливо шаркнул ножкой, а здоровенный лакей, оказавшийся Лаэртом-спокойно подтвердил полную готовность к трапезе.
  Все проследовали из салона в столовую, комнату примерно тридцати квадратных метров площадью. Со столом дубовым посередине, за которым могло поместится около двенадцати гостей-как раз столько, для хорошей дружеской дружеской пирушки их и должно было сиживать.
   Молодая Коллода сразу взяла гостя под руку, демонстрируя свое благожелательное отношение к нему и...И тут же начали происходить небольшие трения, во всех смыслах этого слова, которых Румбик ранее и побаивался: габариты Анны позволяли ей без труда, одной,   проходить во все  дверные проемы дома, однако под руку с кем либо-было явным перегибом!  Не успел Румбик перенести свою праву ногу на пол столовой-как что то огромное, горячее и воркующее ему возле уха о “последнем романе из цикла очередного Амадиса”-шарахнуло его в левое плечо и резко придавило к проёму двери, после чего в долю секунды вышибло весь воздух из его груди. 
   Юноша жалобно глядел  в сторону хозяйки, а та, увлекшись общением, точнее своим монологом-не прошла первой и не позволила мужчине неспеша завести себя в помещение  предстоящего веселого общения, а вместо всего этого она одновременно с ним втиснулась в дверной проем и почувствовав некоторую тесноту, просто сделала небольшой, манюсенький шажочек чуть в сторону галантного кавалера...И всё-трагедия была близка!
--Ай,-пискнул Румбик,-о-оо-хх...!  Ууфффф...!!  ой-йо...!!!” Молодость и относительно неплохая начитанность, так и не позволили ему превратится в окончательного хама-”обкладывающего” незадачливую хозяйку дома целым перечнем претензий, в словах, которыми обычно портовые грузчики оценивают работу припортовых же женщин тружениц, крайне “нетяжёлого поведения” и сомнительных заболеваний. Однако Он сдержался!
   Подволакивая левую ногу, юноша проковылял к столу возле которого тут же попал в заботливые объятия отца Анны: ”Молодой человек-вы как?”-с нескрываемой тревогой спросил тот-”Руки, ноги целы-переломов нет?”  ...”Анечка-душечка! Ну что ты в самом деле...”-он качал головой, переводя взгляд на дочь,-”Дай человеку самому у нас освоится, не стоит ходить за ним как Приклеенная...” 
   Последнее слово было приознесено с особой чёткостью и нажимом, видимо отец хотел дать в нём добрый совет своему чаду как избежать попытки травмирования возможного зятя, ибо игра в “заламывание кавалера”-уже неоднократно приносила в их семью одно разочарование.
--Ну что вы сударь! Я сам виноват-не успел первым пройти и протянуть даме руку ...-вяло лопотал гость,-Постараюсь впредь быть более ловким.
--Ну да, молодой человек-ловкость вам не помешает...-ответил господин Коллода и уже тише, себе под нос произнёс: "Чтобы не протянуть ноги..."
   После данного инцидента, названного виновницей Анной-”приключением”, вся троица расселась по местам: отец девушки-во главе стола, а “молодая пара”, как он их стал часто именовать-по бокам от него.
    Румбик, надеявшийся на то что присутствие старшего родственника остудит пыл Анны ко всяким матримониальным глупостям, быстро понял что как только костёр её желаний потухнет-папик не задумываясь выльет туда пару амфор масла добавив сухого кустарника, ну-что бы для верности!  По этой причине стоило либо сразу откланятся...Однако повод?! Либо убедить Анну поскорее уединится и всё прояснить. Что опять же было рискованно.
  У каждого из сидящих за столом, данному мероприятию, с беседой и поглощением пищи-было придумано свое название: старший Коллода считал его ужином знакомства с родителем и всячески намекал на своё умиление по данному поводу, Анна-искренне верила что это всего лишь представление одного из её бесчисленных городских поклонников, которому она снисходительно позволила себя добиваться. Румбик же, в душе надеялся что после трапезы он сможет легко и непринуждённо попрощатся с обоими хозяевами дома, при этом не нарвавшись на проклятия со стороны девушки или тумаки, с ударами нагайкой, от её отца.
  Вино рекой за столом не лилось, ибо старший Коллода и так любил выпивать в течении всего дня, а его дочь, благодаря маминым вкусам пробудившимся и в ней-предпочитала хорошую отбивную с кашей, чем бокал дорогущего тосканского напитка. Данная ситуация не позволяла Румбику напиться и всё время ужина, мысль об его окончании, а точнее о том как бы ему ловко попрощаться-не давала забыть о себе ни на минуту.
--Так юноша, а где и как  вы познакомились с моею Аннушкой-наверное заметили её сразу? Всё-таки, порода семьи Коллоды-видна, а уж её ум и воспитание...-Затянул обычную песенку “отца невесты “ бывший секретарь гегемона.
--Папа-прекрати! Дай благородному господину спокойно посидеть у нас в гостях...Кстати-он спас меня во время моего чувственного всплеска: я должна была бы упасть-однако благородный юноша подхватил меня на руки и не позволил мне расшибиться на грязном полу. Он-настоящий кавалер
--Да ну?!-после такого ответа дочери господин Коллода не знал что и думать. Думал он правда в основном о том, что ”Да вряд-ли такой мозгляк мог удержать мою Аньку на руках... И на кой хрен он помчался её подхватывать?!” Однако вслух произнес следующее: ”Молодой человек  действительно, к тебе Анечка-не равнодушен! Иначе бы не посмел так лихо поступить с обычной девушкой...не так ли?"-Произнеся данный текст, старик с удовольствием и даже некоторой фамильярностью захихикал, довольно потирая руки и хитро поглядывая на молодых людей.
 Румбику стало ясно что пора уже прояснять ситуацию, ибо чем дальше в лес-тем выше тебя вешают: "Как галантный кавалер-я не мог не оказать помощи даме попавшей в неприятность,-провозгласил гость, искренне радуясь своей начитанности в рыцарских и галантных романах, которая, в пору его ещё вчерашнего отроческого бегания на посылках у Хозяйки, неоднократно приносила ему оскорбительные прозвища и лёгкие подзатыльники от остальных “шелестов”.-Мой долг, как благородного чело...”
  Хозяин не дал ему договорить: ”Хе-хе-хе-юноша, можете не проливать свой нектар красноречия на такого прожжённого циника как я!  Вы с Анной буквально светитесь от счастья-и это главное! Всё остальное лишь мелочи...Знали бы вы историю нашего, с мамой Аннушки, знакомства-ууухх! Куча всяких неприличностей и приключений в духе "на лодочке вдвоем"...Кхе-кхе, одним словом: пока Аня окончательно не отшибла мне ногу своими намёками под столом: Совет вам да Любовь! Я согласен!  А теперь-думаю голубкам надо поворковать о всяких пустяках?-прошу на второй этаж! Я буду до утра работать в кабинете на первом...Всего вам!-И хитро подмигнув, старший Коллода встал из-за стола.
 --Эммм...видите ли,-Румбик мямлил, так как не видел выхода из сложившейся, откровенно дикой ситуации,-Возможно не стоит подставлять репутацию вашей дочери под различные порочащие слухи
--Ерунда! Я же вам уже говорил юноша-у меня достаточно связей, что-бы стереть мерзавцев, порочащих Анну, в порошок! Так что о слухах не беспокойтесь-воркуйте себе всласть...
  Заявив последнюю фразу, отец коварной соблазнительницы покряхтывая неспеша вышел из столовой. После некоторого угрюмого молчания кавалера, Анна обратилась к гостю: ”Прошу прощения! Батюшка несколько прямолинеен-особенно в отрывании голов! Однако мне кажется мы  действительно могли-бы посмотреть книги и миниатюры собранные у меня?”
   Анна встала и указывая путь пошла наверх. Румбик искренне надеялся что всё закончится лишь букинистическим порывом, но отлично помня о слухах, ходивших про чувственные порывы юной госпожи Коллоды и её нескрываемом желании выйти замуж-постоянно поглядывал на окна, в надежде найти в одном из них выход из данной нелепой ситуации куда влип.
   Можно было бы сразу бросится к одному из выходящих на улицу и бешенно вращая глазами, и громко вереща: ”А-а-а-а-а!!!”, перенести свое бренное тело на городскую мостовую, однако смущали мелочи: высота второго этажа особняка семейства Коллода была на уровне третьего, любого другого дома и не было никаких мало мальских гарантий что удастся легко открыть зарешёченные окна и тут же стартовать к ним с резвостью и пылом, а в случае неудачи, возвращаться к Анне совсем не хотелось. Батюшка девушки вполне мог пристроить столь оригинального гостя в одну из лечебниц, где обычно заканчивали свои дни ”великие князья”,  “пророки всех богов” и просто люди любящие утверждать в скоплениях себе подобных-”Э-ээ-эхх...человечка бы зарезать!”
  Второй этаж особняка Коллод представлял из себя несколько спален и небольших кабинетов: кабинеты выходили окнами на улицу, а опочивальни-во двор поместья. Везде висели орнаментированные шкуры, металлические декорированные украшения, ковры и гобелены. Анна, решив не повторять ошибку сделанную ей в столовой-первой входила в ту комнату где планировала общаться с гостем.
  Вначале она решила зайти  в отцовский кабинет, располагавшийся прямо над входной дверью дома, ибо в нём было обширное собрание книг, причём не только романтического содержания, столь милого Анне, но и много переплётов и рукописей по медицине,  государственному управлению, философии и биологии. 
   Поразив нового знакомого обширностью своих знаний и увлечений, молодая хозяйка планировала начать распросы об их “общей судьбе”, ибо сидя напротив Румбика за столом и видя как тот меняется в лице после всех, несколько пьяненьких, откровений её батюшки, госпожа Коллода и сама решила что её возможный избранник-либо слишком робок, а скорее всего просто без памяти в неё влюблен и соответственно ей самой придётся вести всю беседу.
  Её гость также сделал для себя вывод из происходящего: стоит недолго погулять по дому -послушав рассказы покивать и с искренней улыбкой и извинением на устах тихо удалиться,  сообщив ей некий выдуманный адрес. Одет он так, что никто и не заподозрит в нём члена банды из Припортового района, а соответственно весь гнев отца девушки должен будет пропасть втуне или, как искренне Румбик надеялся, пройти мимо него.  
 --Вот посмотрите,-Анна повела рукой по столам и полкам заваленным рукописями и толстенными томами,-Мы с родителем большие почитатели образования и разнообразной науки, стараемся поддерживать свой уровень на высоте...
  После этого она постаралась повести глазками в сторону кавалера, давая ему понять что бы не боялся и начинал откровенное общение, так как её папенька внизу. Результат был необычен: молодой человек побагровел и засуетился, после чего обошёл стол и проверив, что данный предмет мебели точно их разделяет-уткнулся в какую то рукопись, усиленно бормоча себе под нос текст и украдкой поглядывая на хозяйку.
--Какой стеснительный! В лавке был понаглей...Ну да ладно-сама воспитаю! Как там в “Тайных Советах младым берегиням дому”: воспитайте супруга под себя-не стесняйтесь чередовать слово с делом и если ваш суженый вам не сел на шею, попытайтесь взгромоздиться на него сами, вдруг ему это, до конца его дней, будет нравится? А это-залог счастливой семьи!   Хмыкнув своим мыслям, в  “ездовую лошадку, муженька”-верилось каждой барышне  выходящей замуж, однако количество дураков среди мужчин редко превышало треть от общего количества мужей...Но Анна-верила в свою удачу!
--Вы большой ценитель рукописей..позволите?-Анна двумя быстрыми шагами преодолела разделявшее их расстояние, однако это привело лишь к очередной неожиданности: её кавалер внезапно дёрнулся и попытался, подпрыгнув в воздухе, одновременно сделать воинское ”кругом”, при этом выпучив глаза и задрожав всем телом. Так как данный манёвр ему не удался, то всё ограничилось заваливанием гостем одной из нижних полок с рукописями .    Барышня буквально зажала молодого человека между углом комнаты, свалившимися фолиантами и краем огромного стола.
   Последнее настолько нервировало Румбика, что он стал задыхаться: ему всё время казалось что Анна задумала снова, как при их первом знакомстве в лавке книг-свалиться в мнимый обморок. Ему же совсем не хотелось усугублять полученные днём травмы-новыми, да и людей способных теперь ему помочь просто рядом небыло: Отец девушки и громадный слуга, услышав грохот, будут себя утешать затасканым бредом о “шалостях молодых”, совершенно забыв что даже любовные утехи могут закончиться травмой.
-Мммм...я я я...что?-Румбик всё ещё не отошёл от спонтанного манёвра мечтательной барышни,- Книги? Ну да: там романы рыцарские и любовные...Такое дело. Угу, люблю это всё. Гость опять замялся и покраснел, ему было страшно-он ощущал себя хомячком в клетке, на которого с любовью смотрит огромный хозяин...Прежде чем щёлкнуть пребольно по пухлым щёчкам!
   Анна также неверно истолковала, на свой лад, нервические движения кавалера-решив что он мается от любовной неги и весь “горит”, в предвкушении продолжения: ещё бы-сам намекнул про любовные романы...Всё яснее ясного! Девушка решила приступить к более действенному доказательству того, как она ценит его попытку её добиться.
   Коллоде младшей пришло на ум что пара томных поцелуев, в её комнате, смогут окончательно привязать молодого человека к ней и придадут ему новых сил в ухаживаниях, ибо подставленное им плечо было так далеко...в обед!  Приближалась полночь и девушка впервые чувствовала себя невероятно взрослой и решительной-”надо добиться!' Чего-она пока и сама не знала, но была уверена что надо!
    Ещё раз поведя мощным плечом и сделав непонятное вращение глазами, госпожа Коллода обратилась к Румбику: ”Думаю научные трактаты вы уже оценили, теперь, хотелось бы узнать ваше мнение о романтичном собрании в моей опочивальне...”
   Вытащив гостя из-под книг, она повела его в сторону комнаты прямо противоположной той, где они сейчас находились. Намёки молодого человека о том что он бы не хотел её компрометировать и вообще-”дома мама преживать будет”, начисто отметались. С каким то душащим девушку смехом, Анне стало казаться что время её триумфа наступило...



Александр Никатор

#11582 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги