Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава четвёртая


                                   Глава четвёртая


   Дверь в комнате девушки была плотно прикрыта и Анна, сделав вид что ей очень душно, скрылась за небольшой ширмой: свой парадный наряд она уже сегодня гостю показала, пора было удивить и тяжёлой парчой .
   Кроме сарафанов, с рукавами до кистей рук, в её гардеробе была парочка и так называемых “открытых”-то есть тех, в которых рукава оканчивались на сгибе локтя и имели больше открытого взглядам места в районе шеи. 
  Родитель Анны крайне не одобрял подобной распущенности и позволял ей в них расхаживать лишь в случае отсутствия слуг в доме, но Коллода младшая всегда была уверена что дождётся звёздного часа для подобных обновок и как она сейчас считала-он пробил!
  Румбик с опаской присел на небольшой диванчик возле манюсенького столика. Усаживать своё седалище, даже на краешек хозяйской кровати, он не захотел-дабы не давать девушке никаких напрасных надежд на что-либо. Сейчас же, сев на диван, Румбик  искренне удивился-в комнатах дочерей Хозяйки стояли в основном стулья да лавки, а диваны или кровати были по одному расположены в комнатах где они спали. А тут кровать и диван, вместе, в одной комнате...Да ещё диванчик такой маленький-ну прямо детский.
   Размышления об меблировке в различных им виденных домах, были прерваны внезапным “выскоком” хозяйки комнаты из-за своей ширмы: задумывала она конечно же “выпорхнуть” или плавно ”выплыть”, аки лебедушка. Однако порывистость натуры, с постоянной забывчивостью о своей комплекции, сделали в очередной раз дурное дело-девушка появилась перед гостем скорее способом “как выскочит, как выпрыгнет-полетят клочки по закоулочкам!”
   По крайней мере именно так, первые секунды, среагировал на неё Румбик-он резко подхватился с диванчика и громко стал шептать себе под нос всякие внезапно пришедшие на ум ругательства, которые он узнал к сей поре.
   Анна наоборот, решила что гость в немом восхищении шепчет ей комплименты и расцвела:  вечер был бесподобен-впервые её кавалер, после исполненного ею “романтического обморока” в городе, не улепетывал ковыляя и прихрамывая восвояси, а пришёл познакомиться с батюшкой девицы.  Юноша, не скрывая своих чувств открыто ею восхищается, тем самым явно давая понять что их свадьба не за горами!  Во всех романах и сказках, именно быстрая женитьба была ответом на пару фраз, в стиле: ”А вы неплохо выглядите, сударыня” или “Доброе утро-красавица!”    
  Девушке яростно хотелось петь и танцевать, однако помня о своём несколько неверном голосе, за который она и так настрадалась, достаточно вспомнить все её попытки переорать основных солисток при запевании той или иной песни во время девичьих посиделок и появляющихся вслед этому стражниках, уверенных что в помещении, где раздаются подобные звуки-либо уже убили, либо прямо сейчас доканчивают какого-то бедолагу. Потом следовали шуточки подружек о “нашем, тавросском слонёнке: грузном и громком”. 
  Нет-никаких песен! А вот покружится с кавалером в каком-либо танце, ибо в сарафанах танцевать заморские позиции неудобно, да и не очень красиво, но можно зато пустится в пляс, да еще по нашему, с подпрыгиванием и визгом-это сколько влезет!
--Ну что ...-спросила раззадоренная своими многочисленными мечтами Анна у гостя,-с каких позиций и фигур начнем?
  Румбик обмер: он конечно слыхал от старших "шелестов", что в высшем свете у людей совсем иная мораль, не та что у припортовой  “браги”-однако что-бы вот настолько сразу приступать к срамному, так сказать-не теряя времени...Это его просто шокировало и он обмер как соляной столб. 
   Простоявший с минуту после внезапного выскока хозяйки комнаты и её игривого вопроса,  Румбик вдруг суматошно затараторил, размахивая руками как сумасшедший: ”Да нет-не стоит!  Это, как его-не в форме я, ага, совсем не в ней...Ага, да: еда там плотная, вино сильно  пьяное..Может как-нибудь потом пересечёмся где в городе и сразу к этому и приступим...Да -да-да!-чуть что и прямо на месте встречи! Но потом...!”
  Анну данное путанное заявление ещё сильнее завело: ”Стеснителен очень. Боится что для встречи с любимой одет не как следует, а тут ещё папенька специально подпоил бедняжку, ну точно: хотел для себя что-либо повыспрашивать у него, а теперь мальчик стесняется что ноги подведут...”-думала смеясь Анна. 
   Себя она уже чувствовала сильной и властной “Клеопатрой Тавроса”, ради которой мужчины готовы таранить многопудовые шкафы с книгами, своими головами и даже заглядывать в рот её родителю, который под хмельком хоть обычно и добрый, но всё одно чуть что: ”Аки лев рыкающий”.
   Видя что гость внезапно суетливо засобирался и пошёл к выходу, а в мигающем и неверном  свете свечей это было довольно непросто, из-за большого количества мебели стоящей по всей комнате-девушка внезапно подскочила и схватила молодого человека за руку, и улюлюкая и слегка подвизгивая, в её понимании именно так должны были плясать умудренные жизнью девушки с “пониманием”. 
   Чего именно “пониманием”-она и сама толком не знала, но была уверенна: чего-то, да понимать умудрённой опытом девахе следовало. Коллода младшая стала отплясывать по своей опочивальне и Румбик в её руках был как тряпичная кукла: это объяснялось как разницей в весе, полторы сотни килограммов против примерно шестидесяти пяти, так и внезапностью нападения на зазевавшегося кавалера, который просто не ожидал  подобной “подлянки” от жизни. 
   Барышня вскидывала ноги, зачастую задевая ими пребольно молодого человека, которому теперь казалось, что ему, под видом танца-пытаются надавать просто пинков под зад, во множестве. 
  Кружилась Анна сама-перекидывая Румбика из руки в руку. При этом несколько раз, со всем задором подвыпившей шаловливой шумной невесты, швахнула им об тяжеленный италийский шкап, из морённого дуба.
   Наконец выдохнувшись, а долго Анна, к большому облегчению Румбика, никогда плясать не могла-она сделала последний, как ей казалось, удачный мазок, в “рисунке” их совместного будущего счастья: швырнув своей одной левой гостя на маленький диванчик и тут же радостно взгромоздилась ему на колени, в ожидании вороха томных поцелуев.
   Повернув через пару секунд голову к юноше, что-бы поинтересоваться мнением кавалера об их времяпровождении, Анна с удивлением увидела выпученные глаза и рот-постоянно хватающий воздух. ”Задохлик”-печально подумалось барышне.
-- Как вам наш пляс, а? Думаю при некоторой учёбе совместной, мы при гостях и не такое отчебучим?-вопрос был ею задан с целью подбодрить ухажёра и заставить его хоть немного улыбнуться. Однако тот всё никак не мог набрать воздуха в достатке в свой хилый организм.
  На лестнице раздались шаги и голос отца девушки прозвучал не без испуга за дверью: ”Аннушка-у вас всё в порядке? А то мне показалось что кто то вломился и весь этаж гудит...” 
    Девушка мигом вскочила с колен Румбика, накинула платок поверх растрепавшихся в пляске длинных волос и выскочила к отцу. Юноша готов был расцеловать старика за своё внезапное спасение.
   Он ожидал чего угодно, кроме диких плясок с тумаками и тычками со всего размаха в мебель, а в конце-резким усаживанием “бегемотика” сверху на него, ничего не подозревающего о таком поползновении: ”Валить, пора валить отсюда! Деваха видимо совсем романами на голову “прибитая”-такая может и толокушкой для горчицы зашибить, если какая блажь в голову придёт, а оно мне надо...?” 
  Румбик было подполз к двери, пару минут сидения хозяйки комнаты на его ногах всё ещё сказывались их плохой работой, но тут услышал шепотки :”Да всё нормально-танцуем! -Ты уверена что всё в порядке?-Да, да да и ещё раз -да! Па-а-апа!-ну дай хоть повеселиться: он-такой душка! -бу бу бу бу бу...”
--Стерва! Веселье значит?! -“шелесту” вору руки нужны для работы! Зараза! Отобьёт все конечности, лишь веселья ради...Бечь пора, рвать когти!-у Румбика начался небольшой нервический тик, ещё бы: вчера зомбодед, сегодня-сумасшедшая плясунья! Не-ет, хорошего понемногу...-"Придёт, извинюсь перед ней и бегом вниз-прощаться с её батюшкой! Вот интересно: так отпустит или всё-таки розог пропишет?”
  Зашедшая прямо в середине его раздумий девица, была весела: ”Все в порядке-папенька немного вздремнули, а тут мы с вами...Хи-хи-хи, станцевали над его головой! Продолжим?”
   Анна снова крепко ухватила свою неожиданную жертву за руку, та пыталась барахтаться и что-то даже шепнула в качестве протеста, но девушка уже давно искала повод приступить наконец к поцелуям, ибо надежд на кавалера не было: ”Видно он из слишком воспитанной семьи-нельзя так мальчиков запугивать!”-мысленно костерила барышня родителей Румбика,-”Ну да ничего: покажу ему свои чары-приворожу до конца дней!” И продолжая себе мурлыкать один из мотивов, что когда-то слышала в исполнении подруги, на небольшом приеме в штабе генуэзских капитанов, Анна просто повалилась на гостя!
   Юноша, после  возвращения младшей Коллоды пытавшийся как-либо обозначить свой уход-был не в состоянии даже что-нибудь пикнуть: девушка-шторм буквально сцапала его, как игривый котёнок квёлую мышку и сейчас просто неспеша волокла по комнате под руки.
   Чуть притормозив у своего ложа, она легко, словно соломинку, кинула Румбика на него и скакнула вслед юноше сверху! 
   Молодой человек за этот вечер переживший намеки отца Анны о том что “найдет и накажет”, таранный удар при входе в столовую и наконец-”дикие пляски” амазонки Тавроса, считал, что уже предел гадостей этого дня достигнут и сейчас самое главное, при уходе из данного дома, не слишком обидеть старика, так как подобных “самодуриков”, бывших при власти некогда, Румбик видел неоднократно в порту или тавернах: могут в память о бывшей силе запросто приказать слуге прибить несчастное существо им чем-либо не угодившее: от собаки или дельфина-до человека.
 Уверенный что основной удар романтичных чудачеств барышни пройден, Румбик совершенно ошалел от приема, столь ловко проведенного Анной: толчка его на кровать и резком запрыгивании на него сверху.
   Гостю стало казать что он брусок железа ”между молотом и наковальней”. Из него, как из мехов-резко, со свистом и придыханием выдавливали последние глотки воздуха, приближался лишь хрип и тут он услышал нечто зловещее, смысл чего ему стал ясен лишь несколько секунд спустя: ”Тс-с-с глупыш, Всё нормально-нас никто не побеспокоит и никто сюда не войдет...Не дергайся так, от страха!” 
  Далее Анна наклонилась над ртом Румбика, жадно хватающем последние, возможно, глотки жизни из комнатной атмосферы и...перекрыла его своим поцелуем! Кавалер девицы Коллоды дико на неё вытаращился: ему срочно был нужен воздух, а эта зараза, мало того что расселась на нем как ни в чём не бывало-так еще и пытается удушить и обслюнявить!
   Честно говоря, до этого дня Анна целовалась лишь”по-братски “с родственниками и данный опыт был для неё возможностью наконец опробовать всё ею прочитанное в романах и рукописях. И именно исходя из данных соображений, девушка старалась делать всё как можно резче и с большим рвением, совершенно не обращая внимания на объект своей страсти.
 Жертва же, быстро смекнув что при подобных раскладах конец, причём именно его, близок и невероятным манёвром смог обвалить, по другому это не опишешь, тело “мучительницы “в бок от себя. 
  Анна, всё ещё держала в объятиях Румбика, однако не столь плотно и уже не сидя на нем сверху. У несчастного воришки, от “пылкого бегемотика в порыве неги”-уже кружилась голова. Ему сильно сдавило желудок и немного подташнивало, а огромная деваха постоянно  шепчущая о любви до гроба и “по французски было, а сейчас-попробуем по-кастильски”, скорее его напугала: как своей внезапностью, так и  силой движений. Почему то всё время всплывала байка о медведе заломавшем охотника.
  Cнова лицо Румбика заслонило тенью и  Анна, шепча странные страшные слова: ”обнимашечки -целовашечки”, стала с жуткой силой мять молодого человека именно тем способом, которым она помогала готовить тесто к мясным пирогам, когда скуки ради заглядывала на кухню поглядеть на стряпух.
   Пара мощных зажимов, долгий и страстный поцелуй “номер два”-лёгкий писк и невнятные движения жертвы в ответ: кавалер Анны похоже совсем разомлел от ласк девушки.
   В тот момент когда младшая Коллода уже собиралась, привстав, спросить о чём-нибудь высоком  гостя. Ей суть и смысл были не интересны-главное разумно поболтать, в перерывах между поцелуями. Так вот именно в момент когда она ослабила хватку и слегка привалилась к стене-молодой человек резким движением окончательно сбросил  её руку с себя и вскочил на ноги. 
    Даже в полумраке свечи были видны его глаза, бешенно вращающиеся и налитые кровью. Гость стал яростно махать руками и скакать на одной ноге, однако проделывал всё это молча, лишь хватая воздух ртом. Наконец его прорвало:
--Ду-у-у-ра!!! Убить хочешь?! Ты чё творишь-беспредельщица? Ополоумела?!  Уу-уу-у-зараза помешанная: тебя надо под замком держать, чтоб ты людей ненароком не калечила по всему городу! Всё-отвянь! Я пошёл!”-Румбик продолжал орать. Вместе с поступившим наконец в достатке в организм воздухом, в нём зажёгся огонёк злобы и желания драться за свою жизнь-драться до конца. Впервые после начала данного вечернего мероприятия, он был решителен и смел: ”Отвали! Я-на выход! Ищи другого идиота”. 
  Юноша быстро отворил  дверь и на ходу застёгивая пуговицы, к слову сказать часть из них всё же оторвалась после плясок и обжиманий, быстро пошёл прочь.
  Сделав пару шагов он был ошарашен ударом чем то в затылок, скорее шлепком, а обернувшись-увидел Анну, яростно метавшую в него подушки и орущую во всю мощь своей необъятной груди: ”Скотина! Изменщик! Поматросил и бросил?!-Нееет! Раз уж назвался женихом...Полезай под каблучок !” 
   Девушка истерично палила скороговорками. Румбик решил не отвлекаться на её метания, но в этот момент подушки под рукой младшей Коллоды закончились и в полёт был отправлен небольшой медвежёнок...Сделанный правда из дерева и железа, и лишь слегка покрытый тряпицами, для красоты. 
   Данное событие изменило траекторию движения незадачливого кавалера: упав от удара игрушкой как подкошенный, скорее по причине испуга чем повреждения, Румбик тут же схватил медвежонка и послал его обратно, прямо в лицо девушки чуть было не зашибившей  его своей страстью. 
   Однако Анна, проявив недюжинную ловкость, пригнулась, а игрушка, пролетев над её головой и отрикошетив от деревянной же ножки кровати-с оглушающим полночным звоном вдребезги развалила нижнюю часть окна спальни: всё окно было составным, из нескольких десятков цветных фрагментов собранных вместе в железной раме и данное италийское окно должно было как бодрить младшую Коллоду при пробуждении, так и охранять её от назойливых посягательств, когда её родители ещё ими фантазировали.
  Анна оглянулась и завопила: ”На помощь! Убийца-грабитель-насильник ! Ко мне!”
   Её грудь разрывало от обиды и неразделённой чувственности: она ещё не поняла почему мужчина ей отказал, но уже  хотела его крови и если не из отделённой от шеи головы, то хотя бы как следует выпоротой розгами, задницы.
--Батюшка-он маниак! Хватайте поганца и тащите в мастерские-на "сечку!”-Анна на ходу придумывала объяснения и наказания: первые родителю, а вторые-для не оценившего её “животного”, сейчас нервно переминавшегося с ноги га ногу на этаже.
  Старший Колода всхрюкивая забежал на второй этаж своего особняка-сказывались возраст вместе с брюшком и желание как следует “нагрузиться” вином пьяным, вошедшее у него в привычку после отставки с городской службы.
   Из-за того что Румбик слегка отошёл от лестницы в тень неосвещённых кабинетов, старший Коллода проскочил в лихорадочной спешке мимо него и сразу же помчался в открытую дверь спальни дочери. 
  Юноша же, не мешкая спустился с лестницы и тут увидел огромного лакея. Тот мерзко хихикая осклабился: поймать преступника было для него одновременно и развлечением и наградой, так как господин бывший секретарь гегемона славился умением не забывать оказанных ему услуг, и любой ему их оказавший-мог быть уверенным в ответной благодарности. 
  Для лакея сейчас всё выглядело крайне просто-завалить на пол “хлюпика”, обидевшего дочурку хозяина, потом подождать пока сам хозяин с причитаниями и оханиями начнёт жаловаться что упустили бандита, и несколько погодя успокоить его предъявлением связанного тела...всё!    
   Правда был шанс получить что либо ценное с самого замухрышки, пожалуй за перстенёк с камушком или пяток золотых монет-можно было и выпустить горемыку через небольшое окно на кухне, благо его габариты позволяли, а перед хозяином постоять дурак дураком, небось не впервой!
  Лакей "утютюкая” неспеша протянул руку к гостю. На втором этаже бушевала младшая Коллода, обвиняя старика отца в пьянстве и рассеяности, по вине которой её чуть было чего-то не лишили...
  Проблема лакея Лаэрта была в том, что Румбик, пережив довольно сильное эмоциональное испытание на звание “шелеста”-был уже не только заикающимся в сложной ситуации рохлей, но человеком видевшим зомбодеда в лицо и сумевшим не испачкать собственных штанов: ”Опыт-сын ошибок в жизни”. 
  Румбик резко двинул бугаю лакею коленом именно в ту самую “нежную область”, которая и является ахилессовой пятой для большинства мужчин, кроме профессиональных военных которые мудро её защищают железными корсетами, а когда Лаэрт, взвизгнув как порося-резко уселся на полу, Румбик парой длинных прыжков преодолел расстояние до внутренней двери коридора и лишь тут понял что двери, и внутренняя и внешняя-запирались не только на засов, но ещё и замок с ключом, подарок заезжего ганзейского купца Коллоде старшему, за некую помощь при аренде складов и быстрой отправке товаров в Константинополь. Сколь бы яростно Румбик не тряс дубовомедную панель двери-никакого результата!
   Сверху с руганью уже спускался сам хозяин дома. Лакей потихоньку приходил в себя после первого шока от подлого удара задохлика гостя, а несостоявшаяся пассия последнего, с распущенными волосами возопила на весь дом: ”Попался дурачок! Батюшка-тащите его вдвоём в подвал и на запасах репы, да мокрой лозой, да по...”-она чётко указала на ту самую часть тела Румбика, которая явно дрожала в ожидании расплаты за обманутую любовь девушки. 
  И тут внезапно юноше пришло озарение: гость метнулся к стоящим возле коридорной двери свечам и схватив их в охапку-кинул в старшего мужчину, и пока ошалевший лакей не верил своим глазам от преображения этого “червяка с бантиками”-Румбик повторил фокус с заваливанием шкафа на врага: однако шкаф, с серебряной посудой для праздников, был тяжёл и юноша лишь повис на его верхнем углу. 
   Однако Румбик и сейчас сориентировался в мгновение и метнув табурет в живот слуге, он подскочил к небольшому шкафчику с мётлами-эту мебель "шелест" опрокинул легко и резко, прямо на своих жертв. 
   Жертв оказалось сразу две: старший Коллода, съехавший вниз по лестнице на своей пятой точке, после полученных прямо в лоб свеч, встретился внизу со своим лакеем. Лакей, после чувствительного удара табуретом по руке которой он прикрыл живот и то что ниже-отошёл на пару шагов к распроклятой лестнице и тут же наступил на съехавшего по ней своего хозяина, а пока они карабкались пытаясь встать и чертыхаясь на весь дом-Румбик всё таки свалил на них сверху лёгкий узкий шкаф, что лишь добавило сумбура и паники: за полночь, в доме горит лишь пару свечей, огромная деваха метается по второму этажу в требовании наказания и постоянно то воет дурным голосом, то требует ”Оскопить мерзавца, выпороть поганца, в меду и перьях-по городу пустить!”, а возле лестницы  беспомощно барахтаются двое мужчин-слегка придавленные шкафом для служанки. 
   Их не столько травмировало, сколько испугало происшедшее с ними. По первому этажу с матом носится юнец, постоянно повторяющий себе под нос: ”На волю-прочь от засады! Нас бегемотам не взять...!”
    Румбик сумел потушить все источники света и решил проверить вновь свою воровскую удачу: Сумеет он выбраться из данной ловушки или нет? 
   Пока вариантов у него особо и небыло: либо сдаться и получив ”всё и сполна”- умчаться со стыдом в “Бычьок”...либо найти выход из блокированного дома, дома-который он не “зырил” перед делом и где был ещё и слегка навеселе. Румбик решил ждать и действовать по обстановке.
   Для начала он тихонько снял туфли, ибо в гольфиках можно ходить по полу почти бесшумно и подождав пока Анна достаточно спустится по лестнице с подсвечником на пять свечей-резко дернул ее за подол сарафана. 
   Девушка от страха или же от внезапного воздействия громко заорала и свалилась прямо на  лакея. Господин Коллода перед этим только выбрался из-под него и помогал слуге ставить шкаф на место. Полёт Анны и внезапная посадка на обмякшего слугу, привели к тому что одним противником у Румбика стало меньше, пяток ступенек и вес младшей Коллоды сделали свое дело-лакей был без сознания!
   Подойдя неслышно к лестнице на второй этаж, Румбик тихо пошёл по ней наверх, ибо ему пришла  в голову ещё одна идея. Подойдя в кабинете, где они с Анной первоначально беседовали, к оконным створкам-он их неспеша открыл, после чего просунул рот сквозь крупную решетку и заорал на всю улицу: ”В особняке Коллодов-смертоубийство! Анька полюбовника своего “привалила”-за то что изменял ей с другой бабой! Cтража! Где вы лазите когда нужны?! Анька лакея сваво “хлопнула”... караул!!! Гулящая какая-просто ужас!!!”
   Снизу раздался нечленораздельный вопль, какой-то шум, похожий на отпирание дверей и Румбик заметил родителя Анны что в спешке выскочил прямо на улицу. 
   Поняв что можно спускаться, юный воришка прокрался к лестнице и тут опять случилась встреча, с этой роковой, в его нынешней судьбе, девушкой: Анна, в отличие от отца сразу поняла откуда гость кричит и помчалась наверх. Крадущийся Румбик был сбит с ног несушейся “галерой в сарафане”, правда и сама девица запуталась от неожиданного удара в своей одежде и оттолкнув Румбика-упала вдоль коридора на втором этаже. 
    Юноша вскочил и в три прыжка спустился вниз, на первый этаж, где как раз потихоньку начинал оживать лакей. 
--Аннушку на втором этаже кто-то тискает!-завопил Румбик и тут же спрятался за так и неподдавшийся ему тяжелый шкаф с праздничной посудой.
   Отец Анны услышав данное заявление-мигом заскочил назад в свой дом, и так и не заперев двери побежал, смешно подпрыгивая и качая животиком по сторонам, на второй этаж. С него как раз спускалась его дочь, которая также слышала столь интересную информацию о себе: на верхних ступенях они столкнулись и старший из Коллод, проигрывавший дочери примерно шесть десятков килограммов-снова скатился с лестницы вниз. Благо удобный лакей всё ещё лежал, покряхтывая, внизу, под основанием лестницы и смог смягчить хозяйскую оплошность своим присутствием в нужном месте в нужное время.
--Убё-ё-ё-ё-гг!-вопила Анна,-Натешился, накуролесил и сбёё-ёгг! Как вы могли его упустить...ка-аа-ак?! -Продолжая причитать, она пошла выплакаться и попытаться заснуть или, по крайней мере, запереться в своей спальне что бы побыть в одиночестве.
   Её отец, подняв на ноги, графином воды в морду, лакея-кряхтя и шатаясь отправился закрывать брошенные им в спешке входные двери, пытаясь придумать как объяснить дочери: что её бежал спасать, а не двери “сторожил как пес”? 
  Лакей Лаэрт, от всего пережитого за вечер, решил поскорее укрыться в своей комнатушке и забыться сном. Всё его тело ломило.
   Румбик же, став причиной данного происшествия-довольно шустро выскользнул ранее вслед за забегающим в дом господином Коллодой, в обратном движению последнего, направлении. Он и сам удивлялся своей смекалке и отчаянной способности быстро действовать. Одежда, данная ему дочерьми Хозяйки была испорчена, зато рассказов теперь хватало  с избытком. 



Александр Никатор

#11584 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги