Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава восьмая


                                     Глава восьмая


  На следующее, после столь шумной ярмарки, утро-начальник “Общей стражи Тавроса “ стоял пред ясны очи гегемона данного города и слышал в свой адрес следующее:
--Капитан! Вам может надоела служба на граждан нашего полиса? Может ваше брюшко, уже так вам давит-что мозги из ушей брызжут?! Может мне нового капитана стражи подыскать?-голос гегемона был громким, но монотонным. 
  Будучи высоким и довольно упитанным мужчиной, гегемон крайне редко когда выходил из себя, напоминая большую часть времени жителям и гостям Тавроса слона, однако полученные им за это утро сообщения о беспорядках, произошедших на недавней ярмарке, плюс жалобы от семейства Коллода,  достаточно известного в городе, а также от одной из купеческих факторий италиков: на членовредительство их гражданина и нескольких городских купцов о “потерях в торговле” вызванных поиском стражей змей возле их лавок, явно вывели его из себя.
   Городская ратуша располагалась в центральном районе города-Цитадели. Ратуша стояла  среди ряда зданий образующих квадрат, вокруг миниатюрного форума, небольшой площади в центре-дани моде и стандартизации во времена римского владения Тавросом. Само здание ратуши  было пятиэтажным: первые два этажа бы каменными и с узкими бойницами-что-бы принимать “благодарности” от граждан, какими бы они небыли, а верхние два-побелённые и с большими окнами: удобные для писцов и учётчиков. На самом верху располагалась мансарда, в которой  большую часть площади занимали стёкла. По этой причине, именно там, было самое светлое помещение всей городской ратуши. Именно в мансарде и располагался в огромном зале сам гегемон, а в кабинетах поменьше-его ближайшее окружение: от “милейшей” сборщицы новостей, до трёх “мордосворотов”-в полных пластинчатых доспехах на каждом.
   Гегемон всего три года назад возглавил Таврос и как все недавние хозяева города страшно боялся что его подсиживают: те кто долго  управляли Тавросом-также этого боялись, но при этом неплохо знали как “ломать о колено” или “покупать на корню “ людей, представляющих для них опасность и посему вели себя решительнее и менее рефлекторно.
   Cтав правителем в ходе некоей "сделки” между правящими семьями города: до этого гегемон был депутатом совета Тавроса, а ещё раньше-портовым служащим “по сборам”, куда его успела устроить мама, сразу после возвращения сына с дипломом из Царьграда, новый правитель полиса не мог просто хамить купцам и влиятельным горожанам-за многими из них  стояли те самые “голосующие” в совете города депутаты, которые могли запросто его призвать к ответу за плохое управление...
  Поэтому, узнав утром от своего секретаря о том, что после ярмарки примерно десяток известных граждан и купцов ему написали жалобы на стражу-он быз зол до невероятия!
--Послушайте, любезный капитан...Может вы специально меня пытаетесь очернить перед людьми, а? Такое ощущение, что именно этим ваши подопечные, "охраняя беспорядок” на вчерашнем мероприятии и занимались! Что вы там булькаете?! -гегемон хлопнул ладонью по столу и лёгкий шелест прошёл по комнате,-Бывший секретарь гегемона, точнее секретарь бывшего гегемона, Коллода-сообщил мне что его дважды избивал вчера на рынке бандит,  который чуть ранее грабил его жилище и пытался надругаться над его дочерью...и что?!-Стоящая рядом стража лишь лыбилась и делала ставки: на победу его или противника! Каково?! Италийский купец Паццини, пишет: гражданину, из его родных мест-неизвестные бандиты намазали “одно место” перцем и тот теперь вынужден маятся, выходя “по нужде” или отходя ко сну!  Вот как выходит, а стража в это время, явно бой старика Коллоды с бандитом наблюдала-отвлеклись балбесы от службы...Самое веселое за вчера: нападение и разгромление путешествующего цирка-одного из обученных дорогущих псов ранили ножами, после чего, капитан, твоя тупоголовая стража выпустила из укрытия змей, по словам свидетеля-не менее сотни! И уж те порезвились вволю-на ярмарке людей-то сколько хош...”Кусай-не хочу”! Ты чего головой своей пустой трясёшь? Как подобный кавардак у тебя мог произойти или ты специально мне эту головную боль подкинул?!
--Не виноват, благодетель!-маленький брюхастый капитан аж затрясся от предположения гегемона Тавроса,-Лично проверю! Виновным-башни скручу! Бандитов-по тюрьмам, введём план “быстрый обхват”-вмиг поймаем! Не гневайся!
  Дальше он стал бормотать уже откровенную ахинею и глава города лишь отмахнулся:
--Даю тебе служивый-неделю! Виновных-на допрос! Информацию-мне! Всё...cвободен! -царствено махнув довольно пухлой рукой, гегемон Тавроса отбыл в мини опочивальню к очаровательной девушке, позволявшей ему более плодотворно заниматься делами после её посещения.
   А тем временем, в поместье семьи Коллода, глава этой семьи охал каждый раз когда экономка или дочь, по-очереди, ставили ему холодные камни обёрнутые в мокрую тряпицу, на спину. 
   Находясь под впечатлением от вчерашней потасовки с Румбиком, бывший секретарь гегемона успел составить жалобу и утром занести её в полисный секретариат, плюс, за небольшую мзду-договорился что его обращение обязательно прочтут главе Тавроса. Однако вернувшись домой, господин Коллода вытребовал у дочери немедленно вызвать на дом лекаря, так как чувствовал себя преотвратительно. 
   Сама Анна проревела всю ночь: из-за новой обиды и внезапной пропажи очередного кавалера, ибо Альфонсини как сквозь землю провалился после ярмарки. Подобные странности поведения поклонников уже начинали доводить девушку до белого каления.
  Когда местный доктор пришёл, отец Анны его честно его предупредил "Что готов дать дуба-так ему хреново!" Однако доктора это не удивило: в его практике подобное начало общения с ним стало доброй традицией у клиентов.
  Осмотрев болезного хозяина особняка и найдя на его теле не менее дюжины синяков, врач посоветовал старшему Коллоде поменьше драться в столь преклонном возрасте и по возможности-обходится кинжалом “из-за угла” для обидчика. После чего составил список из того что надо купить на рынке и что следует забрать у него, когда снадобья будут готовы. Далее пожелав клиенту здоровья на словах и громко, а про себя-ещё десяток таких “встреч” с недоброжелателями, но тихо и мысленно, лекарь удалился получив задаток серебром.
  Господина Коллоду тут же стали заворачивать в мокрые простыни и обкладывать камнями гладышами, лежавшими в саду-обернув последние мокрой ветошью. Обида, терзавшая страдальца, была сильнее внутри тела чем снаружи и отдавалась новой болью синяков-три раза этот “червяк” малохольный его выставил дураком: в своём доме, у зазнобы и позже-привселюдно, возле “Тавра”! Такие оскорбления нужно смывать...Причём-кровью!
  Однако ни Альфонси, ни Маффи Оззи нигде небыло: сходивший в их квартал лакей, доложил-они прибежали и почти тут-же ушли, причём племянник был весь нервный и “подпрыгивающий”. На вопросы хозяина что это значит, Лаэрт отвечал ”За что купил-за то и продаю...”
    Эти новости ни о чём не говорили бывшему секретарю гегемона: засаду на рынке, по непонятной отцу Анны оплошности-так и не удалось поставить! Его, уважаемого человека-мутузят под смех и улюлюкание толпы на ярмарке, а пара телохранителей и убивец, нанятый специально и ждущий в засаде-непонятно где прохлаждаются...Будучи рядом на этой же ярмарке!-Это бесило бывшего секретаря до слёз.
 Стража уже предупредила старшего Коллоду о том, что за беспорядок в цирке и последующую поимку змей-будет платить именно он, так как им нанятые охранники и устроили весь тот бардак на сцене и за её пределами. Сами Охранники Анны требовали двойной ставки за повреждения в бою: ”Поганцы-никого не охраняли, мерзавца-упустили! А теперь ”Двойная ставка!"-кипятился господин Коллода,-”Ничего не дам!”
    Анна плакала постоянно, чем лишь усугубляла горечь родителя: ”Чего она чудить-то стала...Неуж-то люди правы: всё из-за книжек и образования? Была бы дурой-сидела да радовалась...”-размышлял избитый и униженный отец девушки.
  Про себя он решил потратить ещё некоторую сумму, но сподобить стражу на большую облаву по всему Тавросу...Накипело!  Ему грезилось как он сам, на лихом коне възжает в трактир и скручивает руки этому бандиту что его избивал, бичевой-после чего садит сзади себя куртизанку зазнобу и уезжает из Тавроса, на недельку, в прибрежное поместье...
 Мечты были приятны и тихо старик стал клевать носом, а позже и откровенно всхрапнул.
  Его дочь продолжала сопливиться в своей опочивальне. Теперь она считала своего первого кавалера, а Румбик был первым кого она официально представила батюшке-неким демоном, готовым полностью разрушить её жизнь и что самое обидное, для девицы на выданье, первым делом-личную! Он, как собака на сене: и сам нэ гам и другому, ”надкусить” Аннушку не давал-опасная сволочь одним словом...
  А эта его маниакальная склонность к избиению старика Коллоды?-отец ей рассказал, как её “первый кавалер” выследил его возле одной из лавок, на окраине рынка и здорово прибил, после чего пошёл мстить Анне глумясь с Альфонси, а когда италика что-то остановило от “подвига-в её честь”, тут Анне стало обидно до слёз: ”Мог ведь и не останавливаться!  Шуруй-подвигуй в волю! Так нет же..."-Этот злобный демон, первый её поклонник, решил повторно избить старика отца, шедшего спасать честь любимой дочери.  
  Такая маниакальная страсть в избиении её батюшки пугала Анну, однако  желание  первого знакомца быть всё время подле неё-заставляло её чаще улыбаться и глядеть в свои отражения дольше, будь то зеркало или кадка с водой!
--Влюблён в меня-до одури...-томно произнесла Анна и тихо добавила,-Да и второй, близок к этому!-После чего потянулась и предалась тому же занятию что и её родитель-сну.
   Альфонсини о котором напоследок подумала девушка, в этот же час-страдал: отморозки, которых, как понял сицилиец, в Тавросе именуют “робя”, из местной толпы-схватили его и под уханье и подсвист молодецкий утащили в полумрак “Тавра”, где с него мигом стащили штаны и схватив связку чего-то у пробегавшей мимо служанки-стали угрожать италику. Когда несчастный иноземец уж было решил что “это”-ему будут куда-либо совать и по этому поводу стал искренне сокрушаться: со слезами и горестными воплями, его успокоили: ”У нас, чай-не ваша "запродвинутая” европа-за испорченное веселье, своё и получишь...А на всякие удовольствия, противноприродные-даже не рассчитывай!”
    Сразу после этих слов его раз десять стеганули невесть откуда взявшейся лозой и тут-же  стали натирать зад чем-то вязким. Оглянувшись, Альфонси увидел несколько веников в руках своих мучителей, а на них какие то прилившие кусочки пищи, которыми они его и натирали и настёгивали. Подивившись столь несуразному наказанию в исполнении местных жителей, италик внезапно почувствовал резкое жжение на своей "пятой точке" и оно лишь нарастало! 
   В конце концов ему стало настолько больно, что он раскидал его державших мужиков и попытался выскочить из рюмочной на улицу, однако забыв в спешке застегнуть штаны-упал вместе с ними на пол, когда данный предмет одежды предательски с него спал  в самый неожиданный момент.   
  Оскорбление Альфонси теперь подхватили женщины Тавроса: ”Гляньте девки-красноза...ый ! Вот какой “милёнок” у Аньки!” 
--Эт видно Анька его по ней всё время гладила!”-и много иных высказываний в этом же духе понеслись ему вслед, когда почитатель достатка младшей Коллоды, держа штаны руками что бы не повторить кульбит с обнажением своего тыла ещё раз-сицилиец пронёсся словно стрела сквозь весь рынок и выскочил на улицу: там, к своему ужасающему позору, он был буквально вынужден жжением подвергнутой наказанию части тела рывком сорвать с себя штаны и усесться своей "кормой" прямо в ближайшую лужу.
  Проходившие мимо люди-обомлели: Они видели на ярмарках в хлам пьяных или бродяг-которые чудили будучи нетрезвы, но что-бы молодой человек достойного вида, выскочив на бегу из территории рынка прямо тут же садился задом в лужу...Такое было впервые!
--Бедняга-купил беляшей у бабки Наськи...Ента зараза-туда мышей кладёть!
--Или капустой кислой с непривычки объелся! Хотя, всё равно-мог бы хоть до ям выгребных добежать...
--Так иноземец вишь: у них может нравы проще и народ-не такой стеснительный, расслабленный: где лужа-там и “справляйся” сколько вылезет! Дети природы...
   Народ проходил и дивился, дивился и оставался дальше глядеть. Посидев с десять минут и видя неподдельный интерес стражи к себе, Альфонси споро поднялся на ноги и привселюдно натянув вновь штанцы-засеменил походкой селезня после пинка, в сторону италийских кварталов. 
  На дуэль он не сподобился, даму и её отца-не спас,”по корме”-получил...Хотелось кого-нибудь прибить, но хромающий итальянец  твёрдо мог о себе сказать: не боец! А соответственно-незачем было рисковать своей задницей по-новому, мало ли чего ещё придумает страшная "робя" Тавроса в ответ.
  Уже охая у себя в жилище, в некоем подобии “сбродожития”-небольшого и крайне забитого  людьми и насекомыми, помещения, куда за небольшую плату и пустили родственников сицилийцев, ему встретился его дядька который никак не мог взять в толк: Почему на ярмарке такой переполох?! 
  После несколько фривольного выяснения отношений, с высказыванием друг другу некоторых догадок о “близком конце” и маханий руками перед носом оппонента-племянник получил подзатыльник и пинок под зад. От последнего он заорал и схватившись обеими руками за стену, чуть не лишился чувств. Такое странное поведение  пришлось объяснить родственнику...
    Маффи Оззи простояв ещё минуты три с открытым ртом, после полного слёз рассказа Альфонси-поклялся отомстить за честь семьи, отработать аванс работодателя, на ком-нибудь отыграться.
  Так как информации о загадочном ”лихом бандите” не было, стали ждать  утренних сообщений и городских слухов, ибо лишь по вторым можно было хотя-бы начать понимать кто вытворял все непотребства на ярмарке: от избиения стариков и стаскивания штанов с Альфонси, до спускания собак на стражу и подбрасывания змей под каждую лавку не заплатившую дань таинственной банде-последние две новости и были слухами, активно распространявшимися в городе.
--Итак!-подытожил данные Маффи Оззи,-В Тавросе появилась “солидная организация", а до этой поры, о подобном-здесь ничего не слышали во всём городе. Появилась организация которая проводит дерзские налёты на дома граждан города, причем-даже укреплённые и с охраной! Эта же группа требует дани на ярмарке, а согласно рассказам нашего заказчика, Коллоды: налёт на его дом и беспорядки на ярмарке-устроил один и тот же человек...Значит: новая организация преступников-не является узко специализированной на чём-то одном, грабежах или убийствах, нет! Данная группа хочет возглавить всю преступность города, а для этого даже устраивает массовые беспорядки на городских торжествах и запросто избивает стражу!  Браво!”,-он обвёл мечтательным взглядом комнату и посмотрел на “страдающего”, в тазу с холодной водой, племянника,-”У них-клан! Как у нас-в лучшие годы...Думаю, что это будет война кланов!”
--В смысле, дядюшка Оззи? У них клан...А у нас то его нет!  Я как-то побаиваюсь идти против столь могучей группы в Тавросе...
--Не журчи своим внутренним  водоотводом...Клан-рождается в драках!
 После данного разговора Маффи Оззи вышел: ему надо было сговориться с некоторыми знакомцами в порту о возможной помощи при ближайших конфликтах-некоторые из его земляков подрабатывали грузчиками или репетиторами, однако имели на родине специальности скорее наёмнические и бежали оттуда по причине преследования законом и семьями ими убиенных противников, и просто жертв заказа.
   На следующее после ярмарки утро, собрание проводилось и в таверне” Бычьок”: в большом кабинете с “троном” для Хозяйки, на этот раз было не более десятка людей, сама глава 'шелестов “ считала что чем меньше людей знает о событиях на рынке изнутри-тем её банда в большей безопасности.
 --Руумбичек-ты не можешь без барабанного и лицевого боя? Твоя склонность к беспорядкам-настораживает! Мы “шелесты”, а не "челюстьнабоки"!-Увещевала Хозяйка, обращаясь к стоящему перед ней, недавно инициированному в банду юному воришке,-Плётка и Земеля всю ночь обходили “знакомцев” в страже: готовится облава по всему Тавросу! Мало того что нас давить будут, а это потеря денег и времени, так и остальные банды могут прислать требование утопить тебя, как большой грех-мешающий нам попасть в рай! Ты ведь мешаешь людям работать на ярмарках, денежку копить...Интимные приключения-это лёгкая “расслабуха”. Избиение чиновника гегемона, пускай и в отставке-глупость. Однако попытка навалять страже, да ещё и сорвать саму ярмарку...Пьяный бред или помешательство?!
--Госпожа-я не пил ! А в “Тавре” заказал только бульон...
--Ему, Хозяйка-нельзя бульоны давать! Они ему таких сил богатырских придают-вся стража рынка не удержит, да и вообще: необычно на него влияют!-похохмил Плётка, примерно знающий подробности дела.
--Цыц, Плётка! Румбику надо свалить из города! Не хватало ему попасть в руки стражи или нам начать войну со всеми бандами города...Пе-ре-бор! Cлушаю предложения о его бегстве: желательно не на корабле, так как их сейчас плотно проверяют и осведомителей в порту-полно!
--Можно схоронить у зомбодеда: там лаз скрыт пылью и камнями, и даже если полезут-могут передумать при встрече с “нежильцом”,-прихохотнув предложил Земеля,-Заодно и для Румбика будет хорошая возможность познакомиться и научится уважать главного “экзаменатора группы!”
 Все загомонили и как Румбик не убеждал сотоварищей в умении быть незаметным, но предложение Земели одобрили и Хозяйка постановила что именно Плётка и Земеля выведут “беженца” из Тавроса и обеспечат его дальнейшую связь с бандой. 
   Было решено дать ему припасов на три дня и с таким же интервалом их пополнять, выдать пять серебрянных монет-если придётся бежать. Из оружия был дан крепкий кинжал, всё остальное посчитали излишним.
  Вечером, после ярмарочного, насыщенного спорами и слухами дня-тройка “шелестов” выходила из Тавроса через очередной лаз. Земеля договаривался, а Плётка-вёл. 
   По просьбе Хозяйки, Плётка весь день крутился около следователей и сыскарей стражи, всячески подсказывая и поправляя иных свидетелей. Он вспомнил что бандит был высок и здоров-прямо атлет! Обладал кучей татуировок-на руках и лице, а за поясом носил пяток кинжалов и за спиной-пару мечей. К тому же у головореза, по воспоминаниям Плётки-”был ручной боевой барсук”. 
   После этой своей "работы", Плётка вернулся в штаб и выспался во внутренних покоях, поэтому ночью вёл Румбика свеж и бодр, а когда отошли от Тавроса-даже стал утверждать что Румбику даётся шанс подружиться с главной примечательность “шелестов”-на всю оставшуюся жизнь!
    Румбик напротив, был мрачнее тучи: мало того что его первый выход с "шелестами" в принципе окончился ничем, так теперь именно за ним-за ним!!!-будут , в случае обнаружения, гоняться все: бандиты сопредельных группировок, стража Тавроса и уж наверное-наёмники старичка Коллоды...Последний ему точно не забудет двух потасовок на ярмарке и постарается как следует отыграться при возможной встрече.
   К тому же, к данным горестям прибавлялась ещё и мысль о новом его укрытии: в первый раз, на испытании, Румбик действительно был близок к “открытию всех своих шлюзов” и теперь, бредя к схрону с зомбодедом-он вновь совершенно не был уверен что сможет спокойно провести хотя бы одну ночь в таком соседстве. Шутки о том  что “они лучше познакомятся и узнают друг друга”, так часто на разные лады источаемые товарищами  идущими рядом с ним-не вызывали доверия: сами то компаньоны возвратятся в Таврос, а вот Румбику придётся терпеть общество плямкающего неубивамца, причём-неизвестно сколько.
--Не боись! Зомбодеда свяжем, а точнее спеленаем! Ты его сам главное не калечь-он до тебя не  дотянется!-словно читая его мысли заговорил Земеля,-Жратва и вода-будут! Немного денег и оружие...Пару недель в подобном месте и ай да обратно в “Бычьок”!
    Дойдя до заваленного колодца, Плётка и Земеля стали аккуратно разгребать ими же недавно созданный завал, а Румбику позволили надышаться свежего воздуха с запасом. Однако чем дольше он стоял, глядя на спокойное ночное море, тем тоскливее было лезть в мрак будущего укрытия от возможной погони. Его, ещё при Хозяйке, предупредили: огонь не разводить! Если кто то заметит дым днём или отблески ночью-найдут! А объяснять зомбодеда и самого схороненного Румбика-никто не собирался...
   Плётка матерясь залез вглубь колодца и через пару минут свистнул. Тут же следом за ним  забрался и Земеля. Минут через десять он выглянул одной лишь головой и произнёс: ”Вашество-опочивальня готовы и ждуть вас!”
   Румбик, спустившись по верёвке, с узлами каждые тридцать сантиметров, для удобства лазания, увидел следующее: зомбодед был связан в дальнем углу и приставлен к одному из ящиков набитых скальной породой, а сверху ближнего к нему стола положены тюфяки: большой-с соломой и поменьше-шерстью. Еду и воду товарищи Румбика распихивали по шкафам по соседству, в основном на верхние полки: из-за переодически забегающих в гости крыс.
   Потом было прощание: ”беженца” хлопнули по плечу, пообещали не отдать на растерзание и прикрыть,  дали советы как отоспаться и быстрее привыкнуть к темноте. Раньше чем через три дня приходить никто не собирался, так как все боялись слежки стражи или кого-либо ещё, так что теперь времени на раздумья у Румбика было вволю!
   После того как его старшие товарищи прикрыли вход и стали его маскировать, Румбик,  развалившись на новой своей кровати состоящей из стола и циновки на нём, решил по их совету вздремнуть...Да куда там! Постоянное сопение и плямканье ноющего соседа, связанного по рукам и ногам, просто шокировало! Румбику казалось что тот совсем где то рядом и вот-вот напрыгнет на него... 
  Походить и размяться не удалось: пару раз упав, а в последний раз ещё и ударившись головой и плечом о шкаф, ”сосед зомбодеда” чуть не плача затих на своём ложе. Он был в отчаянии! Как здесь можно просуществовать три дня?!-О двух неделях он старался даже не задумываться.
   От всех этих переживаний сон таки доконал юношу и вопреки всему Румбик отключился. Проснуться удалось примерно утром, он не был в этом уверен: на одной из щелей крышки колодца мелькал свет, однако Луны или Солнца-было неразобрать.
  Сидящий как турок, скрестив ноги в темноте, Румбик внезапно принял решение-бежать! Хрен с его поиском-ополоуметь от обстановки в схроне было страшнее. Верёвку он сделал из мешков с провизией, просто прикрепив к ней, в качестве груза, камень и стал забрасывать. Был план  подтянуться на ней и столкнуть мусор с крышки колодца.
    Однак когда ему после пары болезненных падений с недостаточно закреплённой верёвки удалось добраться до крышки колодца, оказалось что его усилий, висящего на верёвке и державшегося одной рукой за неё худосочного паренька-явно недостаточно для того что-бы хоть слегка подвинуть препятствие. Промучавшись довольно долгое время, Румбик решил плюнуть на всё: он зажёг оставленный ему фонарь и неспеша пообедал. 
   Так как сон не шёл-юноша решил побродить по помещениям катакомб: колодец много лет назад был лазом для контрабандистов, правда лазом не “товарным” , а экстренным-через колодец можно было спрятаться в одной из внутрискальных пещер в случае облавы. Насколько, бродящий по помещениям Румбик помнил-выхода, кроме колодезного, из данного каменного мешка небыло, по крайней мере ему о таком не сообщали никогда.
  Отогнав нескольких крыс, уютно сидящих на зомбодеде но по какой то неведомой причине совершенно не интересующихся его гастрономическими качествами, беглец захотел прибрать труху и доски, скопившиеся за довольно долгое время.
   Румбик разрешил сам себе разводить костры и вообще-наплевать на возможность быть пойманным: лучше пару дней перед казнью под солнцем ...Чем годы жизни как крыса в полумраке...-неоднократно бубнил он себе под нос.
   За одним из трухлявых шкафов оказались норы серой орды, причём скальная порода была настолько ими утыкана, что смотрящий на стену Румбик ужаснулся: до этого времени он был уверен в небольшом количестве серых грызунов случайно забегающим в гости к зомбодеду.
   Схватив кусок породы по-крупнее он швырнул им в норы и там сразу же несколько недовольных голосов яростно пискнуло. Однако именно чёткий звук эха от удара заставил остолбенеть Румбика-за норами была не скальная порода, а именно пустота!
  Схватив какую то палку, довольно крепкую на вид, Румбик стал бить по крысиным галереям-как гоплит в своё время добивал поверженного галата: сверху вниз двумя руками-чётко и резко, удар настоящего копейщика гвардейца!
   После полусотни чётких ударов появилось отверстие в которое можно было пролезть, хотя и пришлось бы ползти на животе. Румбик заглянул в него-темно. Взял стоящий рядом фонарь и осветил площадь махонькой пещерки.
 --И был смысл так стараться ради этого?!,-вопрошал он себя мысленно,-Зачем столько усилий, к чему?
 Тут плеск воды и явный звук прибоя привёл его в чувства: рядом, в новонайденной “пещерюшке”, либо был выход к воде, либо очень тонкие стены с нею соединяющие, причём-именно с морем! Пробив на радостях вдвое больший проём чем ему было нужно что бы выбраться, Румбик влез в свое новое помещение: пахло гнилыми водорослями и мокрым камнем, правда не сильно и помех это не создавало. 
  Пройдя с пяток шагов на звук воды, Румбик увидел что он нашёл лишь небольшое укрытие из всего огромного грота, который простирался метров на двадцать далее и на его конце поблёскивал свет.
  Румбик ошарашенно глядел на солнечный луч вдалеке: не возвращаясь за припасами и деньгами, с одним кинжалом-он побежал в сторону отблесков и шума волн...Тут же упал в огромных лужах, внутри грота, где был не только песок но и различная морская гниль,  превратившаяся в маслянистое “нечто”.
   Решив пробираться осторожнее, узник колодца неспеша дошёл до плескавшегося на воде света и вышел на долгожданный морской берег!
     Открывшаяся его взору земля не выглядела заброшенной: несколько кострищ явственно проступали чёрными пятнами на траве и песке, какая-то тряпица валялась недалеко от них. Судя по виду-это был грот и берег для отдыхающих крестьян соседствующих  с Тавросом поселений, так как горожане полиса больше любили ухоженные сады и купальные территории, а местное “дикое гуляние”-было интересно людям нетребовательным, для которых хорошая еда и ночные танцы у костра, были отличным способ забыть о сиюминутных тревогах о хлебе насущном.
   Румбик сделал с десяток глубоких вдохов прежде чем решиться на дальнейшие шаги. Он быстро прошёл на вершину холма над своим найденным гротом и завидев рядом так хорошо ему знакомый колодец, где его прятали-хотел уж было вернуться и сняв с него крышку забрать свои вещи. Однако передумал и зашагал в сторону небольшого посёлка, видимого им без труда отсюда и прямо противоположно располагающегося, на развилке, от Тавроса.



Александр Никатор

#11556 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги