Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава десятая

       Глава десятая 

 

     Румбик очень устал: в городе его переходы по кварталам обычно сопровождались отдыхом на скамейках или каменных ступенях, теперь же ему пришлось идти километров пять без остановок. С непривычки было тяжело.
    Дойдя до видимого им с берега села, Румбик понял что ничего кроме воровать или попрошайничать-ему не остаётся: так как свои деньги он оставил в колодце, а оружием владел крайне слабо для грабежа, даже женщины. Однако на воровство уже просто не было сил, а попрошайничать-мешало отсутствие каких-либо специальных навыков в этом деле.
  Спасение для юноши пришло неожиданно, с той стороны с какой он и не ожидал: тын, возле которого он сейчас стоял, как и довольно большой участок земли этим тыном огороженный-принадлежал одинокой бабулечке, которой с молодыми соседями было скучно.
   Углядев неизвестного хлопчика стоящего возле её территории, она неспеша взяла вилы для сена и стала “пробираться” к нему поближе. Невысокий рост был ей подмогой в этом деле, да к тому же малые вишнёвые деревья, скорее напоминавшие большие раскидистые кустарники-неплохо скрывали её от незнакомца.
    Ожидая что стоящий возле тына человек окажется вором, бабушка буквально вся извелась: c одной стороны-страшно, а с другой-какое-никакое веселье! Да и здоровенный сосед каменотёс сейчас дома, в случае чего можно завизжать и заохать на всё село-тогда мигом помощь подоспеет!
   Стоящий у ограды парень ничего не предпринимал. Он только дико озирался на село, а немного попривыкнув к тому что видит-горестно махнул рукой и сел прямо в траву. Не было похоже что собирается грабить или красть. 
   Слегка огорчившись от подобного решения юноши, бабулечка подковыляла к своему тыну и спросила сидящего возле него юношу: ”Чо с тобой? Ты хлопчик часом не приболел? Может воды из колодца?”
  Румбик, от появления человека рядом с ним и к тому же внезапно-подскочил на полметра, однако увидев свою собеседницу он быстро успокоился и поблагодарив за предложение, смущаясь попросил черпак воды. Бабушка с сомнением его рассматривала, однако хмыкнув себе под нос что-то о “сопле в штанишках”, предложила зайти к ней. 
   Женщине явно хотелось с кем-либо погутарить и случайный гость села подходил на роль слушателя-лучше всех! Поэтому бабуля расщедрилась: вынесла пару вареных буряков с щепоткой соли на свежем хлебе и одну луковицу. 
   Румбик просто сиял от такого свалившегося на него счастья: дойдя до посёлка он дико устал и уже начинал жалеть о своём бегстве из укрытия, а более всего, об оставленных в нём припасах и деньгах. Возвращаться сегодня к зомбодеду не было никаких сил, как-либо заработать на ужин-не хватало жизненной смётки и опыта. Поэтому когда старушка предложила ему с черпаком воды, со временем ещё и ужин-он был благодарен ей как никому до этого!
    Однако и одинокая бабуленька получила что хотела-Румбик слушал её и поддакивал, соглашаясь со всеми её выводами и предположениями: ”Все начальники-дурни! Бегают ко мне за советами как обустроить всё село-по десятку раз за день!”-говорила бабушка и Румбику очень хотелось ей верить.
  Так как уже начинало смеркаться, гостеприимная хозяйка предложила Румбику переночевать у неё, правда не в самом доме, ибо она  всё же его побаивалась, а на огороде-под  пугалом  от птиц. Там был приглаженной травы небольшой клочок и передав гостю рваное одеялко, бабушка пожелала ему “спокойной ночи” и ушла к себе в дом самой готовиться ко сну.
   Её гость вначале боялся что не уснёт под чистым небом, однако усталость от пройденного пути и утреннее долбление скалы настолько его вымотали, что Румбик практически сразу всхрапнул, как только его голова легла на кулак подложенный под голову.
   Несмотря ни на что- ночь спокойной быть не хотела: бабуля, у которой ночевал Румбик, имела довольно живой, но несколько склочный характер, из-за чего её соседи особо не имели повода любить эту пожилую женщину. 
  Что-бы позлить Мыколку-каменотёса, того самого здоровилу, на помощь коего она рассчитывала если бы Румбик оказался налётчиком на её дом-бабуля весь последний месяц  одевала своё чучело во дворе на огороде по возможности похоже на соседа: если тот прятался от солнца под широкополую соломенную шляпу-тут же подобная водружалась на пугало, покупал сосед в Тавросе модную кожанную куртку до пояса-бабушка тащила на  своё чучело полотняную копию и мазала её жиром до блеска, одевал Мыколка большие красные “варежки “для работы с камнем-подобные ручные обновки уже тут как тут красовались на пугале...
  Народ в селе вовсю потешался с несчастного каменотёса, однако нахамить бабульке вроде повода небыло, а слушать её визг на всё село-отсутствовало любое желание!
   В то время как Румбик мирно сопел под пугалом, сосед каменотёс как раз шёл из корчмы домой: пьян он был не сильно, однако уже слегка начинало двоиться в глазах. Заметив с улицы своего пародийного "близнеца", в трудах и стараниях одеваемого соседкой, Мыколка-каменотёс решил немного покидать в него камнями и сбить шапку с его головы, что бы хоть так насолить своему визави и бабуле.
    Набрав в руки с десяток камней, а руки у каменотёса были поистине широченные, он размахнулся и первым же камнем cбил мишень! Пока радостный сосед бабули слегка приплясывая ликовал и бухтел себе похвальбы под нос, Румбик проснулся от соломенной шляпы упавшей прямо на него и сев с прямо противоположной, не видимой Мыколке, стороны пугала-ошалело спросонья таращился на соломенный головной убор. Решив через пару секунд что это ветер натворил, Румбик весело хмыкнул и нахлобучил “соломенку” на себя-немного поразвлечься прежде чем лечь снова спать. Именно в этот момент второй камень успевшего насладиться первоначальным триумфом каменотёса, со свистом пролетев  сквозь прорехи на платье чучела-внезапно ударил Румбика в спину! 
   Вскочив с криком на ноги, Румбик забыл снять соломенную шляпу с головы и прямо в ней  стал прыгать на одной ноге и тереть ноющую спину. Он никак не мог понять причин резкой боли. Каково же было его удивление, когда возле тына послышался грохот роняемых камней об огромный одинокий придорожный булыжник и прежде чем Румбик обернулся на это событие-огромная тень  метнулась с воплем от бабкиного тына. 
  На пустой и тихой ночной сельской улочке слышался пьяный рёв убегающего со всех ног прочь Мыколки: ”Чур... чур-чур-чур,чу-у-у-ур меня! Изыди! Бабка-ведьма! Не трогай меня-уйди “нечистый!”
    Шокированный Румбик  в страхе быстро огляделся. Сзади него, кроме пугала, никого небыло-однако же “непонятное существо”, бежавшее прочь от бабкиного тына, неслось по сонному селу и истошно орало дурным голосом. Решив на всякий случай попроситься к гостеприимной старушке в дом, мало ли чего в незнакомом месте может приключиться, Румбик быстрым шагом пошёл в сторону белеющего в ночи довольно крупного здания.
     На его беду хозяйка дома также слышала вопли за своим тыном и схватив печной ухват ринулась к двери. Бабуля иногда отличалась поразительной боевитостью и решив что возможно новый знакомец привёл целую банду вслед себе, пожилая женщина решила дать бой прямо на пороге своего дома.
   Не успела она дойти до двери, как в неё громко постучали. “Хто?!”-cтуча зубами спросила испуганная пожилая женщина. После небольшой паузы в тёмном, лишь чуть освещённом луной окошке показалась огромная соломенная шляпа пугала и голос, немного глуховатый, с признаками отдышки произнёс: ”Не надо бояться...это-Я!”
  Бабуля внезапно вспомнила всё: ругань с детьми и невестками, и как мужа при его жизни “пилила” от скуки, как соседям кукиши показывала при встрече и конечно же последний свой поступок-”тихую” необъявленную войну с медлительным молчуном Мыколкой... 
   Бабушка всё поняла-дух мщения вселился в её собственное огородное пугало и пришёл утащить её под землю, где ей в наказание за грехи при жизни, заткнут тряпками рот и не дадут обсудить сложившееся положение с ближайшими к ней чертями...Ад!!!
   Вопя и крестясь, пожилая женщина стала носиться по своей хате, а пугало за дверью в это время постоянно глумилось с неё: "Слушайте-тут сыро...пустите! Мне ж только до первых петухов-потом уже всё! Ну не бойтесь-я  на вас как посмотрю...сам боюсь!”
  Услышав про первых петухов, старушка хотела было продержаться до них, авось после петушиного крика гад провалится сквозь землю, но не выдержав внутреннего напряжения открыла дверь и что есть силы швырнула в было уже подскочившее “чудо в шляпе”, свой ухват. Быстро после этого захлопнула дверь и расхохоталась: хоть мелкую пакость, но своему обидчику она сделала!
  Румбик стоял как вкопанный: "Что за гиблое место?!"-думал он,-”Вечером так хорошо приняли, а потом: вопящий “непоймиxто” камнями кидается, cдуревшая хозяйка дома, вместо того что бы приютить-бегает, вопя по дому ,а открыв дверь, когда я уж было понадеялся для того что бы у себя оставить-швыряет палку с железным концом, как рогатину, да ещё в такое деликатное место!"
   “Шелест” приседал и подпрыгивал-ему было уже не столько страшно, как обидно: дурдом происходящий в селе пугал его: ”А если это сектантское село? Днём приманивают путников, а ночью, положив у пугал, ну, как обозначение мишени-закидывают гостей камнями?”
   От таких мыслей-хотелось немедля бежать прочь без оглядки...
  Румбик и сбегал-”по нужде” в лопухи, на бабкином огороде и вернувшись с удивлением понял: полегчало не только желудку но и на душе! Спать возле странного пугала он не стал-лёг ближе к тыну, что бы в ночной темени метателям камней было сложнее его найти. После чего вновь заснул.
    День приближался к полдню, когда бабуля его нашла: она сама до первой зорьки не смыкала глаз и лишь увидев лучи солнца, свалилась с ног от нервной усталости. Утром осторожно выглянула и...не нашла гостя! 
--Наверное вместо меня утащили...-взгрустнула было старушка, однако тут же повеселела,-И тут обдурила! Хе-хе-е-ех! 
  Продолжая хихикать она пошла к соседке Ирке, Мыколкиной жене, рассказать ночные  страсти. К её несказанному удивлению, Мыколка, при её появлении сразу ушёл в другую комнату, а Ирка стала с подозрением в глазах подходить к ней медленно шажочками.
    Выяснив у соседей некоторые подробности ночных пьяных “метательных упражнений” Мыколкы и пошушукавшись с его Иркой, бабуля пошла на поиски своего гостя, коего и нашла под тыном, в дальнем углу её участка. 
   Разбуженный Румбик немного побухтел на утреннее кидание в себя ухвата, однако обещание  бабули ”Накормить его в доме и дать на дорогу еды”-окончательно примирили представителей двух разных поколений. Бабушка, весело журча своим говорком, объясняла гостю некоторые особенности своих отношений с соседями и их пьяные выходки: ”Он же не в окна дома кидал, а так-по пугалу...а там ты! Ихи-хи-хи...”
    Румбик чуть не поинтересовался: А не специально ли хозяйка его там определила на ночь?  Но в преддверии дармовой трапезы-постеснялся. Неспеша съев пару яблок и кусок сыра, с хлебом и огурцами, гость получил в дорогу краюху недавно испечённого хлеба, с парой луковиц, пять огурцов в глиняном горшке и небольшой кувшин закрытый капустной кочерыжкой, с водой.
     При прощании Румбик уже хотел идти, однако бабуля его задержала и постучав в окно соседке, стала орать:”И-и-и-рка-а! Давай-неси!”-обернувшись к гостю подмигнула,-”Щас будет молочко!” и действительно: из соседнего дома вышла та самая соседка Ирка и поднесла Румбику закрытый тряпицей горшок молока, после чего чмокнула его в щёку и рассмеявшись,  ушла к себе в дом.
-Мммм...а за что это?-Румбик никак не мог понять неожиданно на него свалившуюся награду.
--За Мыколкины страхи!-стала терпеливо объяснять старушка,-он вчерась, прежде чем домой попасть-трошкы по селу побегал, в кустиках-раз пять “приседал”, ну и домой уже полз обессиленный ...Жонка ему по морде съездила: ”Не гуляй так, тварюка! Не сам уже-женат и с детьми!” А он-в слёзы и давай ей страхи рассказывать, а в конце пообещал до Рождества не пить, ни-ни! Так Ирка на радостях тебя и решила отблагодарить...Ты главное не светись перед Мыколкой, а то вдруг и ему захочется тебе “спасибо” сказать...Каменюкой в голову!-старушка вновь затряслась от смеха, а Румбик, быстро попрощавшись, скорым шагом пошёл к центру села.
    Само поселение оказалось крупнее, чем ему вчера показалось при первом беглом осмотре: не менее трёх сотен домов, по крайней мере было видно, под ярким солнцем. В центре села стоял большой, хотя и одноэтажный дом-сложенный полностью из камня. На нём был  прикреплён большой деревянный щит с изображением, судя по виду, пьяненького поселянина-уж слишком изображение было весело и “членораскидисто”: селянин указывал левой рукой в сторону полей.
    Румбик просто не знал что ему теперь делать: он обзавёлся едой и питьём, и  минимум до завтра мысль о пропитании отпала. Однако что ему делать вообще-куда и к кому идти, чем заняться после своего “бегства от зомбодеда”, такая светлая мысль, с ответом на эти вопросы-всё ещё не посетила его голову.
    К небольшому резервуару с водой, стоящему возле конюшен на той же площади села где находился каменный дом, неспеша подъехал всадник-весь запылённый сам и на коне, бывшем в потоках грязи и конского пота. Коня можно было бы назвать взмыленным, однако пыль и песок дорогой настолько его облепили, что животное было именно грязным, а не в пене.
   Бросив поводья выскочившему слуге и дав тому пяток монет: cеребряную-за чистку коня и его корм, а четыре медных самому слуге за старание-Высокий худощавый юноша, хозяин коня, оглядел с изумлением постройки, потом хмыкнув улыбнулся под нос и зашёл в  тот самый каменный дом, со щитом.
    Как отметил про себя Румбик: всадник был его старше, правда совсем ненамного. Обладал явно неплохим состоянием, ибо конь и сбруя, даже издалека, выглядили если и не роскошно, то по крайней мере-дорого. Несмотря на пыль, плотно покрывшую одежду недавно прибывшего юноши, а она была изначально чёрного цвета с тёмной кожаной курточкой поверх и добавлением  большого количества закрытых тканью металических блях-чёрный цвет от пыльной “метели” очень быстро потерял свою презентабельность, так вот, несмотря на всё это-ткань и покрой  явно указывали на человека из Общества.
   Беглый “шелест” немного испугался, увидев ножны на боку у новоприбывшего, мысль о погоне, причём именно за ним-очень его пугала! Однако немного спокойно поразмыслив, он пришёл к выводу что посылать столь юного стражника, да ещё одного в погоню-Это была бы глупость! Для наёмника убийцы, новичок, в представлении беглеца-был также  слишком юн,а следовательно: скорее всего путешественник или скачущий впереди колонны путешествующих служка из богатого дома, в задачи которого входит организация еды и сна на пути следования “прогуливающейся” знати в экипажах.
   Успокоившись от своих выводов, ”шелест в бегах”, а Румбик теперь себя  именно так именовал, уж было снова хотел поразмышлять о своём нынешнем положении и как из него выходить, однако недавно прибывший юноша вышел внезапно из дому в который лишь пять минут назад зашёл и теперь в сопровождении трусящего чуть сзади него пухлого мужчины лет пятидесяти.
 --Мой господин-наветы! Какие там “сирые и убогие”...откуда?!  Благодаря вашим и вашего батюшки талантам в надзоре и моим скромным старанием в управлении-катаются как сыр в масле, по сравнению с соседними сёлами-живут припеваючи!  Ваша инспекция была излишня-поверьте !
--Да какая инспекция?!-Повторюсь: я теперь рыцарь, стою на страже добра и в вечном противостоянии со злом, прямо как один из Амадисов или приснопамятный правдоруб Балоболис Пересвистун...Думаю вы наслышаны об их деяниях?
--В крайне малой степени, добрый господин наш, однако хочу повторить: ”cирых и убогих” у нас нет! Всех кто был-мы давно уже, всей общиной-взашей...
--Что...?!
--Взашей... Предложили им сменить род занятий и возможно....ммм....проявить себя на иной жизненной и трудовой стезе! 
--Отлично!-вы значит смогли предложить людям выбор, который поможет им в жизни?
--Угу...вроде того! Предлагаю откушать, милостивый господин Блажь!
--Прошу прощения ! Я обязан искать несправедливость, а не почивать на лаврах предков...Спешу!
    Данный разговор позабавил сидящего на большом камне Румбика: похоже было что староста села не ждал появления хозяйского сына и “плёл “ всё что на ходу вспоминал лишь бы отбрехаться, а последний, молодой барчонок-то ли с коня упал во время путешествий, то ли эта беда ещё в люльке с ним произошла...Румбик не мог сказать с уверенностью, но по его разумению-высокий юноша был как минимум глуповат или простоват.
   Недавно приехавший молодой щёголь тепло попрощался с пытающимся его проводить до самого коня, старостой и легко вскочил в седло- на самом деле подставленный ящик слугой был на редкость удачно расположен возле самого коня. Вид ухмыляющегося Румбика озадачил данного юношу и он неспеша, шагом-повёл лошадь к камню на котором сидел “шелест”.
--Прошу прощения сударь-не с меня ли вы смеётесь?-полюбопытствовал юный Гуго Блажь подбоченясь и заломив свой берет с пером,-Если я объект вашего веселья-тогда прошу вас: выйдем за границы посёлка и скрестим наше оружие. Пускай булат определит правого!
  Румбик подавился слюной от услышанного-он никак не ожидал, что убежав из Тавроса и из колодца с зомбодедом, проведя  беспокойную ночь по причине пьяных выходок соседа бабушки, теперь нарвётся ещё и на “впечатлительного” дворянина-мечтающего вспороть ему брюхо на околице села, так как это докажет его правоту ”лучше любого юриста”.
   В Тавросе, проезжавшие аристократы или просто богатые люди, просто отмахивались от мешавшей им черни-палками. Румбик пару раз получал тумаки, но никому из самых чванливых и придурковатых среди них и в голову бы не пришло пригласить Румбика на схватку на мечах, а тут: не успел юноша порадоваться утру и подвернувшемуся случайному завтраку, как "вежливый" барчонок на коняшке, уже озорно приглашает: ”Пройдёмте за мной сударь-сейчас я в вашем теле, дырок наверчу...”
   Давившийся слюной Румбик вскочил на ноги-удушье было близко! Юноша на коне также это заметил и неловко свалившись с седла, на которое всего минуту назад так ловко смог взгромоздиться, стал бить своего ровесника ладонью по спине.
  Как ни странно, однако хлопки помогли сразу: переставший задыхаться Румбик мотал головой и бесшумно, одними губами, благодарил, а  вот его спаситель и возможно будущий противник на дуэли, почему то стал наливаться краской и шумно засуетившись принялся многословно извиняться.
   Румбик непонимающе смотрел на стоящего перед ним молодого человека просящего “простить его неловкость и он де не специально, а лишь в спешке и боязни за жизнь давившегося...вот”. 
   Внимательно посмотрев себе под ноги, до бежавшего "шелеста" стала доходить идея лепетов мямлика, стоявшего с виноватым видом перед ним : Румбик, внезапно вскочив-уронил всю подаренную ему утром снедь, а молодой кавалериствующий балбес, пытаясь ему помочь-раздавил её своими сапожками, так что у Румбика снова не было никакого пропитания на будущие день и ночь.
   Гуго Блажь, заметив искреннее огорчение в глазах нового знакомого, а был Гуго человек благородный и чего греха таить-юноша добросердечный, тут же предложил: ”Сударь, раз уж подобный случай нас свёл, предлагаю вам вместе со мной отправиться в местную корчму и в беседе и еде провести обедешнее время. Я угощаю и не отпирайтесь!”
   Румбик, Было хотевший заикнуться о своём безденежье-мигом мысленно заткнyл себе рот и заявив что не смеет отказаться от столь учтиво предложенной трапезы, книги дочерей Хозяйки были не зря им читаны, отправился с новым знакомым вдоль по главной сельской улице.  
  Гуго вёл своего коня в поводу, так как считал и говорил об этом Румбику, что ”негоже смотреть на собеседника сверху вниз”, так и по причине показаться смешным в своём неумении залихватски заскакивать в седло без помощи слуги или заранее поставленного перед лошадью ящика.
   Знакомцы через пять минут подошли к единственной рюмочной села: небольшому, по меркам Тавроса, одноэтажному зданию с обширным тыном по ограде участка. Сам дом был выкрашен в красные и жёлтые цвета, что бы и летом и зимой хорошо выделяться на фоне белых, серых и лазуревых хаток по соседству. 
   Внутри оказалась зала примерно на восемь столов. Правда все они стояли настолько плотно друг к другу, что проходить до корчмаря можно было лишь боком. Усевшись за ближайшим к двери столиком, молодые люди стали ждать когда их обслужат: оба были уверенны в наличии обслуги в каждом подобном заведении на полуострове. Пока к ним никто не подходил и юноши решили познакомится:
--Гуго Блажь, бродячий рыцарь...Ну-странствующий, да, пожалуй лучше странствующий рыцарь!
--Румбик, из Припортового района Тавроса. Просто Румбик. Решил немного попутешествовать...то да сё..
  Румбику было немного неловко заводить подобное знакомство, а вдруг его новый знакомый из осведомителей стражи? Но в голову особо ничего не приходило и он решил просто плыть по течению, что ему предлагала жизнь.
--Хмм, господин Румбик-я так понимаю вы также решили сменить обстановку: вам надоел  своей пустячной суетностью наш шумный Таврос?
--Угy, господин Блажь...Всё надоело: ”суетливые пустяки”, ну там разные всякие..Таврос-опять же. Вот и решил прогуляться. Найду себе занятие-брошу якорь.
   Помолчали оба. Никто и не думал к ним бежать с вопросом о заказе, и оба молодых человека с удивлением поняли что на них откровенно "скалятся” все посетители данного питейного заведения! Все люди в нём переглядывались и улыбались. Буквально каждый выпивоха считал своей обязанностью, откровенно махнув в их сторону головой-хмыкнуть...
    В корчму внезапно заскочил староста, которого Румбик видел десять минут назад и быстро подойдя к Гуго, осведомился: ”Молодой господин решили проверить, как отдыхают вверенные моим заботам, поселяне? “
   И пока Гуго что-то бормотал в ответ о случайном знакомстве и “просто зашли покушать...”-староста  громко заорал на хозяина корчмы: ”Чего стоишь дурень?! Неси мясо жаренное-да каши горячей, огурцов прихвати солёных, да не забудь горшков с хреном и горчицей!”
   Снова обернувшись к Гуго, старик участливо спросил: ”Вы с гостем выпить не желаете, для улучшения аппетита?” Будь молодой Блажь один-отказался бы, но при новом знакомом он не хотел выглядеть размазнёй и поэтому подбоченяь, гордо заявил: ”Безусловно! Да покрепче!”
    Радостный староста  закивал в ответ и сам пошёл к хозяину заведения за прилавок. Староста внимательно следил за отъездом Гуго из окна своего дома и когда тот повернул вместо выезда из села, в его глубь, то немного струхнул! 
--Если молодой господин начнёт опрос жителей-кто его знает что всплывёт?!”-Увидев же как Гуго с другом зашли в рюмочную, старосте враз полегчало: сытые да подпоенные, молодые люди вряд ли будут говорить гадости о сельском управляющем старшему из Блажей.
   Зайдя в корчму и увидев что стол важных гостей пуст, а староста специально не спешил, подгадывая подойти под третью рюмку когда лучше всего начинать беседу с начальством-он рассвирепел и теперь готов был  содрать шкуру с ленивого корчмаря.
   Утащив последнего в подсобные помещения, староста потребовал от хозяина корчмы наилучшего “первача”, как залог удачного впечатления о селе у Гуго. Немедленно приказал сварить свежайшую и тщательно перебранную гречневую кашу, сдобрив её горчичным зерном и небольшим количеством сала. К тому же зажарить поросёнка, можно без “изысков”-главное поскорее и “под тост”.
  Сам же, забрав бутыль с мутным белёсым напитком и протестировав его на себе-довольный качеством местного самогоноварения глава посёлка вернулся к “дорогим гостям” и буквально за пять минут убедил их хлопнуть пяток рюмочек: ”За папу и маму! За Таврос! ...раму...хм...му-му”. После чего вытирая усы вышел из питейного заведения. Теперь он был спокоен!
    Молодые люди в некоей полудрёме поглядывали на окружающий их мир. До этого времени ни семнадцатилетний Румбик, ни двумя годами его старший Гуго, никогда не выпивали за пять минут по четверти литра самогона на брата, да ещё под огурец, как единственную закуску. Теперь они пытались понять свои новые ощущения и главное: какими своими конечностями и как именно они владеют, ибо  стали возникать вопросы на данном поприще...
  Немного помаявшись, юноши решили продолжить прерванную сметливым старостой беседу: 
--Так вы, сударь Румбик-в поисках судьбы ыыы ы ,...ммм...да...да-как и я?
--А , что...а...а ну да...ага.  Ищу её, того ..не того...этого. Одним словом-”поискую”!
--А не хотели бы вы со мной ...со мной...искать там всяких-людей ...и не только? 
--Здо--о-о-ор-ово... а на кой вам всякие люди, с нетолько ...нужны?
--А я их буду...наказывать “за зло”! Моё дело...до-о-о-бро! Я-”разносчик” добра и светла... светлячко...тьфу-света! Там принесу-cюда занесу...Такие дела знаете ли...
--И в чём будет мой труд? Или обяз-з-з-заности...Ну, чего мне делать придётся?
--Вы-мой н-н-носец будете...однозначно!
--Хто?! Я на всякие там позорные дела, господин Гуго...”ни в жисть”! Я этого: страшно приличный...вот!
--Оруженосец...ахахаха-я пьян! Батюшка меня бы пожалуй вздул нагайкой, за подобное...хи-хи-хи.
--Господин рыцарь-я не могггу! У меня не хватит сил пойтить за вашей лошадкой....Да ещё и с вашими вооружениями на себе! А если скакать придёться?!-вы вперёд умчитесь, а я лишь через пару дней до вас добреду или до того, что из вас безоружного-враги сделают!
--Господин Румбик-вам нужен ослик!
--Мне он нафиг не нужен...
--Вы будете трусить рядом со мной, во всеоружии!
--Кого? Так вы рыцарь или разбо...извиняюсь, я несколько недопонял круг своих обязанностей?
--Ни кого, а рядом с моим конём вы будете трусить на ослике...а не самого серого... Отличный выход!
   Румбик, крепко уже находясь в плену Бахуса, согласился с отличностью данной идеи и они с Гуго опять "понемногу накатили”...
    Тут же подоспел хозяин корчмы с парой молодых, крепко сбитых сельских девушек на подхвате и начал уставлять стол снедью: большой горшок с кашей сдобренной грамулькой масла и несколькими кусочками сала, домашняя колбаса с чесноком и красным перцем, два каравая только испечённого хлеба, огромная глинянная тарелка с разложенными свежими помидорами и огурцами, а также белыми корневищами хрена и пучками укропа. Пообещав что поросёнка уже жарят-корчмарь умчался, а друзья принялись доказывать друг другу свою взрослость-ударным возлиянием мутно белого напитка из бутыли, с капустной кочерыжкой вместо пробки.
    Так как в заведение периодически приходили новые посетители, а двое юношей сидели прямо у дверей, то с ними знакомилось всё большее количество поселян завсегдатаев рюмочной. 
   Cпросив у образовавшейся в корчме, толпы :”Есть ли где свободный ослик для продажи?”-Гуго немедленно нашёл хозяина одного из таких животных и сговорившись о восьми серебрянных монетах в качестве оплаты-попросил слугу, что следил за коновязью при корчме, привязать и заодно одеть сбрую ещё и на серого. 
   Заплатив слуге еще пять монет за подготовку осла Румбика-четыре за попону со сбруей и одну монету, за старания, радостный Гуго Блажь провозгласил: ”Мой друг! Заканчиваем трапезу-берём с собой запас и в дорогу! Нас уже ждут!”-он хотел ещё добавить о “сирых и обездоленных” , которые по его мнению поджидают их как “волки овечек”, однако вместо этого  хряпнул ещё самогона, по привычке выработанной у него за последние пару часов!
   Румбику было уже всё равно, даже то что их “кто-то ждёт”: он был сыт, пьян и весел, а значит ноги сами звали прогуляться! Купив в корчме мешок для хлеба, Румбик засунул в него названные Гуго припасы, из которых он запомнил лишь большую бутыль, которая как и полностью опустошённая на столе, вселяла в него ожидание продолжения праздника и веселья.
  Из рюмочной товарищи вываливались под шутки и песни: Гуго пытался толкать речи, но после пары фраз сбивался и обнимал стоящих рядом, а потом обещал наказать врагов и клялся в “твёрдости духа и руки”.
    Наконец молодого господина Блажь усадили на коня: для этого пришлось одному из самых высоких посетителей принять Гуго на плечо и поднести к коню-лишь так он смог залезть в седло. После этого пара ездоков неспеша выехала с того конца села что было противоположно Тавросу и потихоньку стала продвигаться по дороге  проходившей вдоль полей с подсолнечником, который в том году был особенно популярен при севе. 



Александр Никатор

#11584 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги