Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава одиннадцатая


                                                 Глава Одиннадцатая

 

 


    Пьяненьким приключенцам, рыцарю и его оруженосцу, было отчаянно весело после выезда за пределы села и они постоянно шутили-по-крайней мере им так казалось. Хотя проходившие мимо них люди видели несколько иную картину: два  юных балбеса, под хмельком, гогоча и громко ругаясь что то громко и бессвязно твердили невпопад, обращаясь поочередно как друг к другу-так и стенам домов, тынам и глиняным горшкам, высящихся на вышеозначенных тынах, а то и просто-своим ездовым животным.
   Ни один из них не собирался выслушивать собеседника, так как хотел, после  всего ими выпитого в корчме, сам поделиться внезапно открытыми, дном бутыли с мутной жидкостью, истинами о жизни и её смыслах. Одновременное обсуждение всего и всех, привело парочку юношей,  тавросских борцов “за права сирых и убогих”-в поля с кукурузой, что росла недалеко от села из которого они лишь пару минут назад и выехали.
   Гуго, свалившись со своего седла во время очередного приступа пьяного хохота, заявил Румбику "что они уже достаточно проехали и пора делать привал!” Признаться в своих крайне скудных навыках наездника ему не позволяла семейная гордость Блажей.
  Недавно произведённый, по крайней мере на словах, в звание оруженосца-Румбик довольно быстро, со второй или третьей попытки, слез со своего серого. После чего достал запасной мешок и расстелив его  на придорожной запылённой траве, церемонно пригласил нанимателя: ”Господин рыцарь, прошу откушать снедь после трудов ратных!”
  То, что они лишь полчаса как вылезли из-за стола их совершенно не смущало, даже наоборот: немного отдышавшись от испарений спиртовых, новоявленные “борцы со злом” очень устали и были уверены в том что уже осилили немалый путь от села в направлении мест,  где их ждут награды и слава.
  Если бы Гуго и Румбик ограничились едой и небольшим послеобеденным сном-всё бы прошло нормально и они под вечер смогли  продолжить своё необычное путешествие, или как утверждал рыцарь Гуго-”Поиск”. 
  Однако желание вернуть себе эйфорию, полученную с опорожнением бутыли самогона в корчме, привёло обоих молодых людей к простому выводу: ”Надо снова выпить!... ”За удачное начало боевого пути!” Сказано-сделано!  
   Хряпнув по пять крышек от фляги в которую и был налит очередной запас “огненной воды”-путешественникам вновь стало весело. Хотелось подвигов и любви дам. Однако господину Блажь, кроме этого всего, ещё и резко захотелось в туалет, а так как по словам его оруженосца,  Румбика: ”Вне дома-туалет везде!”, то радостный Гуго быстрым шагом отправился вглубь кукурузного поля.
    Cправив свою малую нужду и натянув наконец  свои штанишки которые постоянно путались у него в руках, впервые за все девятнадцать лет, что по  глубочайшему убеждению пьяненького рыцаря он их носил-Гуго Блажь было хотел вернуться к привалу, как вдруг заметил человека в драной шляпе и таких же лохмотьях на теле, который стоял прямо возле него. Буквально в семи шагах!
   Гуго слегка подпрыгнул, однако решив  про себя что недостойно “рыцарю в поиске” подпрыгивать от первой же неожиданности, уверенно поправил свой пояс с ножнами и отставив правую ногу вперёд, потребовал громким голосом: ”-В-в-вы-ы...кто? Зачем вы-и-и-и тут...стояли? Вы ждали или поджидали, подлый вы человек?”
  Стоящий к нему спиной незнакомец даже не удосужил себя ответом, на данную тираду младшего из Блажей. От подобного хамства Гуго рассвирепел: вытащив небольшой палаш и короткий кинжал именуемый Зуб или “клык”, за свою почти точно треугольную форму относительно короткого лезвия при вдвое длиннейшей рукоятке, Гуго заорал в неописуемом гневе: ”Доставайте оружие или падайте ниц, подлое сущ-щ-щ-ество!!!” 
  Его противник не повёл и плечом...Он был всё так же хладнокровен и не менял своего положения.
  Начинавший было подрёмывать Румбик, проснулся от неистового крика господина его, рыцаря Блажь. Вскочив на ноги, Румбик было решил сначала удрать, однако  вспомнив что он не в Тавросе, да к тому же ещё теперь и рыцарский оруженосец-вытащил собственный кинжал и вереща пьяным, а оттого дурным, а в чём-то даже и бабьим голосом: ”Убьу-у-у-у!!”-бросился на помощь своему нанимателю. 
   Как назло он не знал куда именно отошел его компаньон и соответственно мчался ему на помощь по довольно извилистому пути. Наконец остановившись через два десятка шагов, Румбик услышал где то рядом: ”Умертвий...Я не взял с собой намоленного против мёртвых оружия! Ла-адно: рыцари из дома Блажь-умирают с улыбкой на улыбке...Тьху ты-на лице! Во-от тебе-получай! “
  Оруженосец понял что ошибся с направлением своего спасательного движения и помчался на голос Гуго. А подбежав довольно близко к последнему, однако не настолько что бы потерять шанс спастись бегством самому, в случае если загадочный противник одолеет его сотоварища, Румбик изо всех сил заорал компаньону: ”Что случилось, мой господин-кто на вас напал?!”
--Румбик-вы здесь?! Берегитесь сударь, здесь в поле находится опаснейший неупокоенный труп и я пытаюсьс ним справится!
--Как он выглядит, господин рыцарь ...вам нужна помощь?-последние три слова Румбик пискнул через силу и лишь воля, которая с помощью пинка под филей, данного ею благоразумию, заставила Румбика поинтересоваться этим вопросом.
--Да, друг мой-давайте вместе попробуем одолеть данную нечесть на этой благословенной земле!
   Оруженосец нехотя пробрался поближе к схватке и заметил наконец куда Гуго тыкает своим палашом. К немалому удивлению и ужасу Румбика, ”жертва фехтования “ рыцаря Гуго действительно-двигалась лишь в такт сыпавшемся на него ударам. При этом совершенно не отвечая ни них и не падая на землю, словно бы они её и не беспокоили вовсе. Тогда оруженосец метнул свой кинжал в спину их с хозяином врага, однако тот просто воткнулся в одежду незнакомца и обвис рукояткой вниз, словно не смог впиться в плоть странного противника!
   Гуго Блажь, отойдя на пару шагов, громко, как его и учил отец, провозгласил: ”Отступление!”  и немедленно бросился со всех ног выполнять данный боевой приказ, как настоящий солдат-”со всем тщанием и выучкой!”
   Румбик немного притормозил с отступлением: ему жалко было своего оружия и решив вспомнить собственные воровские навыки “шелеста”, он внезапно выскочил на противника со спины, благо враг, после отступления рыцаря Блажь всё также как и прежде не шевелился никоим образом и оруженосец схватил за рукоять своего кинжала в его спине, и резко дёрнув её к себе-сделал прыжок вдогонку несущемуся прочь Гуго. 
  “Неубиваемый противник” покачнулся и сделав круг на месте-пребольно навернул Румбика  по голове чем то деревянным. Пискнув от внезапного нападения до этого смирного “неубивамца”,  оруженосец упал на колени и принялся истерично тыкать кинжалом во все стороны: надеясь либо поразить обидчика, либо напугать и в любом случае-cпасти себе жизнь!
  В десятке метров от него раздался новый вопль Гуго и его отчаянные крики: ”Повсюд-уу-у-у...они везде! Получай, получай-не дамся!”
   Ошалев от осознания того, что он с хозяином не успев отъехать за приключениями от села как тут же попали в засаду, оруженосец вскочил на ноги и увидел перед собой...пугало.
   По “пьяному глазу”, когда он слушал храбрые речи Гуго, Румбик особо не задумывался: ”А кто же мог здесь устраивать засады на путников, идущих по “малой нужде?” В поле места много и угадать будет кто и где именно сюда забредать-почти невозможно. Вот поэтому разбойники  обыкновенно и поджидают своих жертв возле дорожных развязок или трактиров, где можно выбрать жертву ”По деньгам и силе сопротивления”.
   Присмотревшись снова к противнику перед ним, Румбик увидел очередной вариант того, по чьей вине он получил прошлой ночью тумаки, а сейчас-чуть было не замарал свои штанишки. Подойдя к  пугалу оруженосец наотмашь ударил его и процедил сквозь зубы: ”Всё озоруешь? Ну-ну...довыделываешься!”-после чего пошёл искать Гуго, уже примерно представляя с каким именно противником тот сейчас яростно и азартно рубился в кукурузe.
   И действительно: пьяно воя и путаясь в собственных ногах, достойный рыцарь Гуго Блажь неистово, хотя и плашмя, молотил по "шее" и голове пугала, всаживал свой палаш на половину лезвия в дырявую, ещё до появления искателей приключений, одежду, стоящего перед ним ”гонителя птах”.  
   Румбику было жаль прерывать данное зрелище. Ему хотелось немного посмеяться с незадачливого хозяина, однако решив быть благодарным за еду и работу, пускай пока что и очень сомнительную, он громко кашлянул и тут же уставился себе под ноги, что бы скрыть насмешливый взгляд своих глаз.
   Гуго остановился от жаркой рубки и повёл плечами: от пробежек и “художественного махания” палашом он изрядно устал, и теперь, выдохнувшись-уже довольно вяло реагировал на события: ”А , ааа-что? Что вам, господин Румбик? Я вот...опять и опять. Представьте себе-неубиваем! Это заговор! Враги поставили на моём пути ”непоразимых” соперников, которые,  своим пренебрежением ко мне, должны довести...привести меня в отчаяние!”-последние слова господин Блажь проговорил сквозь пьяные слёзы.
    Ему хотелось что бы сейчас рядом были мама и сёстры, которые  его бы утешили и объявив как всегда ”молодцом из рода Блажь!”-чмокнули в щёки и угостили вкусной сдобой с изюмом и орехами...Как раньше дома всегда бывало.
   Однако его оруженосец опять кашлянул и Гуго, сделав вид что утирает пот-быстро вытер навернувшиеся слёзы и уже твёрдо спросил: ”Чего вам?”
--Милостивый сударь-это пугала...для птиц! Если мы хотим их изничтожить-надо развести костёр и кидать их туда! А сталью их поражать-это  пожалуй лишь молотом или топорами, а не нашим “благородным набором...”-Румбик стал ждать ответа на свою идею.
   Его собеседник  с минуту бешено вытаращившись глядел на тряпочно-деревянного оппонента, которого он так и не смог ни заколоть ни зарубить, после чего плюнул последнему на спину и пнул его ногой, отчего пугало немного отклонилось в сторону на толстой ветке на которую его насадили.
--Нда-а-а...-протянул наконец Гуго,-О как! Начинаю славный рыцарский путь c “бухла рекой” и драк с пугалом в кукурузном поле...А до чего дальше дойду, а?-Наверное стану кидаться на мельницы и молотить крестьян по корчмам: обвиняя первых что они-”великаны”, а вторых-что “демоны”, раз от них несёт чесноком и луком...Как вы, господин Румбик, думаете?
--Бросьте!  Мы немного перебрали и под солнцем нас развезло...но-”чуть”! Так что вновь взаберёмся на своих животинок и айда в дорогу! Небось вскоре отойдём от выпивки в пути!
   На данном предложении и порешили. Дойдя до коня, Гуго попросил Румбика, моментально усевшегося на своего серого, разведать дорогу впереди-так как не был уверен что сможет с первого раза взобраться в седло и дождавшись выполнения своего приказа оруженосцем-взгромоздил себя с Н-ной попытки на спину боевого коня.
   Румбик вскоре возвратился спокойный и гарантировав что всё тихо-поехал впереди, указывая путь их движения. Добраться искателям приключений удалось лишь до края поля, как их сморила дремота послепьяная на жаре и они единогласно решили прикорнуть чуток под: ”Во-о-он тем, миленьким таким, деревцем!”
   На этот раз всё прошло спокойно: их никто не побеспокоил и не обокрал, солнце уже еле освещало дорогу и поле, когда двое юношей проснулись с ужасной головной болью и сильной сухостью во рту.
   Побродив немного вокруг импровизированной стоянки, товарищи посовещавшись вместе решили: во первых-идти назад в село и ночь провести там, ибо хочешь не хочешь, а бродить при неверном лунном свете-хорошо лишь в сказках, а в обычной жизни, скорее можно ноги в  корневищах деревьев или ямах переломать! Во вторых-пить ничего, кроме воды, не стоит-так как своё спиртное, на ближайшее время, они уже явно всё выпили и наконец третье: к старосте не идти! Гуго не хотел там пьяным показываться, что бы это не стало известным его семье.
   Обсудив положение дел Румбик предложил пойти к весёлой бабуле, у которой он вчера ночевал. Её бывший постоялец был почему-то уверен что она снова, с “распростёрными объятиями “, встретит новых гостей. На том и порешили.
   Было уже собравшись просто вернуться по дороге назад, искатели приключений призадумались: у обоих трещали головы и  засветиться в селе, с похмелья, и это после “утреннеобедней бравады в корчме”-ни одному из них не хотелось! Снова провели военный совет и выработали очередное решение: идти огородами, как "тати ночные”, а уж завтра, как проснутся с первыми петухами-сразу в путь!
  То, что им показалось сперва таким правильным решением-сразу же пошло наперекосяк: вести двух ездовых животных в поводу, даже и по дороге-дело непростое, а гулять с ними по буеракам и холмам вокруг села, да ещё и таиться-полный бред! 
  Однако головы у Гуго и Румбика, после пьяного “дневного веселья”, работали несколько заторможеннее чем обычно и они, с упорством достойного лучшего применения, продолжали тащить упиравшихся и брыкающихся животных, за собой. Сквозь кусты и огромные лопухи, наступая в коровьи “лепёшки” и давя ногами неудачливых ящерок на своём пути...
    Продравшись наконец по бездорожью к первым домам села, искатели приключений пошушукались и решили зачем то начать обходить село, а не ночевать в нём-по правую от себя руку.   
   Первые шагов двадцать всё было хорошо, однако  потом Румбик споткнулся о корягу в темноте и упал лицом в довольно глубокую яму, огласив окрестности воплем и последующими за ним ругательствами. Гуго, от неожиданности произошедшего, выпустил поводья своего скакуна: Румбик при падении свои оставил в руках и его серый, наполовину, заднюю-торчал из ямы, а передней частью толкся в одной дыре вместе с Румбиком и высказывал своё неудовольствие постоянным жалостливым рёвом. 
   Выпустивший поводья своего коня Гуго схватился сперва за палаш, потом убрал руку с рукояти и пошёл вытаскивать осла, так как Румбика он в ночной темени не видел и искренне надеялся что вслед за серым-обнаружится и его хозяин.
  Так и произошло: шалый от внезапного падения и встречи своего лица с землёй, Румбик, когда Гуго подал ему руку что бы он выбрался из ямы-несколько секунд лишь набирал ртом воздух и крутил головой, после чего уставился на компаньона и прошептал: "Чуть шею не сломал...” Покрутив немного спасённой шеей, оруженосец внезапно уставился за спину рыцарю Блажь и протянув руку удивлённо добавил: ”Чего ваш творит-то?”
  Перед обернувшимся Гуго предстало странное зрелище: брошенный им конь, то ли от страха  перед рёвом осла, то ли от счастья внезапно свалившейся свободы-перескакнул тын ближайшего к ним хозяйства и радостно носился по территории, разбивая и роняя всё, до чего дотягивался боками или копытами...Было шумно и страшно!
  Cотоварищи  в поиске приключений дружно наморщили свои лбы, пытаясь придумать как вытащить разбушевавшуюся животинку из чужого участка, да ещё по возможности и  незаметно?-однако вскоре открылась дверь хозяйского дома и из неё вышел пухленький  невысокий дяденька, в широких серых штанцах и такого же цвета рубахе: ”Кой хрен тут шумить?! Щас как дурака отделаю дровенякой!” и он смело пошёл в сторону огорода.
   Настречу ему выскочил из темноты конь: сбил своим потным, замыленным боком, с ног мужчину в пышный лопух растущий под домом и громко начав ржать помчался  к той стороне тына, возле которой уже пригибаясь стоял и звал его хозяин. 
  Удивлённая, до издаваемых неприличных звуков жертва конского “веселья”, вскочив с воплями с земли-бросился не обратно к своей хате, а в огород, из которого и появилось это скачущее “исчадие ада”: то ли спросонья, то ли из-за очень слабой луны в ту ночь, однако селянин не разобрал кто же именно его сбил на землю и решив по чёткому звуку топота копыт, что это черти пришли за ним, за грехи его-пулей из пращи метнулся к соседу своему, служке  одной из церквей Тавроса, в которую и ходило по праздникам большинство поселян.
   Гуго и Румбик, боясь себя выдать, крались вдоль тына и вдалеке слышали чей-то невнятный лепет: ”...О-о-ой-последние дни! Сосед-спасай...бу-бу-бу...уже здеся-пришли! Спасай соседушка...Начинай моленья чертей отпугивающие!!!”
  Решив что это их не касается, компаньоны нашли низенькие воротца в тыну и дружно перемахнув через них стали искать палку, которая служила в воротах засовом. Убрав засов и открыв ворота, Гуго надеялся всё ещё по возможности незаметно увести своё ездовое животное с чужого подворья, как он представлял ”без лишнего шума и скандала”. 
  Когда ему уже почти удалось это сделать и он с конём развернулись для выхода из чужого двора, раздался чей то зычный голос: ”Да какие черти, дурья твоя голова-у тебя воры уводят конягу и осла со двора! Хватай дреколье-вместе молотить мерзавцев будем!”
   Сразу после этой проникновенной тирады, большой камень, пролетев достаточное расстояние из тьмы огорода-попал прямо в бок ослику Румбика, отчего тот, до этого смирно шедший за хозяином, снова заревел дурным голосом и отскочив от всей компании метра на три, бросился спасаться от камней неожиданных врагов.
   Как назло, спасение своё серый искал в открытой двери дома, так сильно ему напоминавшего хлев, где до сегодняшнего дня он и стоял в тепле и без всяких ненужных его здоровью, “приключений”.
  Жена хозяина дома, напуганая отсутствием супружника и услышав со двора крики о “ворах”-решила выскочить из хаты и помочь в поимке мерзавцев! Правда одевая в спешке накидку и платок, она сильно удивлялась: ибо коня с ослом-сроду их семья при доме не держала!
   На пороге хаты ослик и грузная женщина встретились: благодаря скорости серого-женщина просто перевалилась через него вверх ногами и добавив истерики той ночи, стала истошно вопить, а осёл Румбика, испуганный новой громкой опасностью, начал  повторять бешеные скачки коня Гуго-только на этот раз в доме, а не на дворе.
    Ему удалось создать достаточный уровень шума, для условного инфернального представления: дом вовсю сотрясали звуки роняемых табуреток, разбиваемых глиняных тарелок и кувшинчиков, столь любимых хозяйкой данного дома, стук копытец-чёткий и хорошо слышимый при соприкосновении с деревом, заставил и хозяйку дома вспомнить про”нечистого с хвостом”, тем более что у своего, мигом прошмыгнувшего мимо неё обидчика, как ей казалось-хвост точно был!
   Испуганная женщина вприпрыжку кинулась в сторону дома соседей-авось помогут! Именно там она столкнулась со своим супругом  и тяжело перелазающим через их тын грузным соседом служкой.
 --Ты чего здеся делаешь?-удивился толстенький хозяин дома, в котором сейчас носился ослик Румбика,-Ты чего дом бросила, дура?!
--Аааа-боюсь!-причитала, давясь слезами, его супруга,-Вышла посмотреть за кем вы гонять собираетесь...а тут-чертяка! Подскочил-с ног меня сбил и давай в доме хозяйничать...Чуешь?-посуду бъёт...Аааа-это за грехи наши...Здоровенный такой: всё хозяйство, копытами своими железными растопчет нам в наказание...
  После слов своей “половины”, хозяин дома растерялся: мало того что неизвестные уводили с его двора животину...которой у него здесь отродясь никогда и не было!-так ещё и что то незнамое, жонку из дому выгнало и теперь крушит его как хочет! Паника овладела мужчиной, стало казаться что вот она-его личная Голгофа, когда всё заработанное и , чего греха таить, немного “прихваченное”, добро-всё это уничтожается прямо у него на глазах! 
  Повернувшись к соседу, хозяин подвергшегося напастям дома, возопил: ”Что делать? Кто виноват?!”
--Ты в свой дом посмотри-кто там “шурует”, а я, этих шнырей малохольных возле ворот-немного попинаю. Луна, когда минуту назад вышла, там два задохлика показались в твоём дворе...сдюжаю!-отвечал хозяину, подверженного “Божьему наказанию” дома, сосед служка и заорав что то , “татьпугающее” -ринулся с колом в руке на парочку молодых людей, недавних подростков, которые буквально лишь теперь полностью открыли ворота что бы быстро покинуть вместе с конём сие злополучное место.
  Сразу по открытии ворот, Румбик честно предупредил Гуго: ”Валим скорей-хрен с  моим серым...Будет компенсацией хозяевам за наш ночной набег!"
  Румбику совершенно не хотелось устраивать большой шум в этом селе, где они отлично провёли время в корчме и оруженосец готов был немедленно убраться прочь от шума как настоящий "шелест", главное побыстрее! 
   Гуго Блажь также не возражал подобному плану: ему казалось что их приключения “под парами”, несколько затянулись, а прослыть разбойником, в посёлке платящем аренду его отцу...было просто позором! 
  По этой причине молодые люди довольно споро вывели коня Гуго из шумного двора, когда их обоих кто то схватил за отвороты запылённых курток и втащил назад-одним быстрым рывком. Конь, испуганный подскочившим незнакомцем, заржал и понёсся по улице, прямо в центр села, к уже знакомой ему и закрытой теперь, корчме.
--Что, плесень малохольная-воровать сподручнее, чем драться?! Ничо, щас мы вам “пропишем “ по задницам лозы, а потом, утром, на сельском сходе, порешим...Порешим что с вами делать!-словесно разорялся неизвестный, тащивший Гуго и Румбика внутрь двора. Потом он громко и раскатисто расхохотался от своей шутки и отвесив юношам по десятку пинков под зад, что было особенно обидно рыцарю Блажь, кинул их, опять же-рывком, к стене дома: ”Стойте и не рыпайтесь-иначе ”порешу” на месте!”
  Произведя все эти манёвры, державший молодежь под угрозой дубины человек крикнул вглубь дома: ”Сосед! Кто там у вас?-тащи поганца на двор! К остальным."
--Да ...не пойму! Ходит, цокает копытами, но я держу крестик перед собой и молитвы читаю...Боится подходить! Но как же вонюч зараза...Точно-чёрт!
--Это сера наверное-пни его и гони к выходу!
   Послушавшись совета соседа, хозяин дома, который примерно представлял где находился ослик- запустил в него железной чушкой: снова раздался рёв и топот, после чего непонятное пятно серого цвета метнулось из дома наружу, сходу сбило охранявшего Румбика и Гуго мужчину, соседа служку в церкви, который до этого неспеша прохаживался на выходе из дома и промчавшись  мимо испуганных своих хозяев, бросилось в открытые ворота.
   Увидев что их караулящий повержен, Румбик подскочил к нему и как следует врезал ногой в бок-в основном за те “замечания действием”, что мужчина весь путь, от ворот к дому, делал ногой по заду Румбика. Однако в этот момент из темноты огородов выскочила хозяйка разгромленного ослом дома, с распущенными волосами и в растрёпанной одежде, громко вереща: ”Ии-ии-и!!!”,-бросилась вся в слезах царапать оруженосцу лицо и выдирать волосы.
  Удивлённый Гуго Блажь не знал как поступить: то ли оттаскивать невесть откуда появившуюся “ведьму”, от своего оруженосца, то ли сначала наподдать, лежащему и чертыхающемуся на земле, мужику, что держал их “в неволе” угрожая мужицкой дубиной и пиная довольно часто. 
  Сомнения Гуго тут же  развеял сам хозяин дома-отойдя от  реакции осла на его метания тяжёлых предметов, пухленький мужичёк вышел на крыльцо дома и обомлел: его жену пытался тискать, а именно так хозяину дома казалось, малолетний ворюга, а она-как могла защищала свою и мужнину честь!
  То что вопил и просил “прекратить “, Румбик-хозяин дома в гневе просто пропустил мимо ушей. На земле, во дворе, лежал избитый бандитами сосед, который видимо недооценил  “бандитскости” преступников и теперь расплачивался своим здоровьем за оплошность, а прямо перед вышедшим из дома владельцем подвергшемуся нападению дома, причём спиной к нему, стоял ещё один из налётчиков и судя по его виду со спины, раздумывал: ”Зарезать мужчину на земле или вначале надругаться над женщиной?”  
    Последняя мысль буквально взбесила  толстяка на пороге: схватив деревянное ведро, что обычно стояло при входе в его дом-он размахнулся и задев при взмахе часть посуды, чудом не разбитой "серым", заставил Гуго резко на себя обернуться!
   Увидев летящее к его голове ведро, молодой человек отклонил корпус, однако удару ведром по правому плечу помешать уже не успел.
  Гуго, от внезапности атаки и боли, сначала упал на колени, а потом молнией вскочил на ноги  и метнулся к воротам. На ходу он достал палаш и кинжал. Правда кинжал пришлось вернуть на прежнее место-правая рука жутко болела и никакой возможности работать ею сейчас, не было.
  Возле ворот рыцарь Блажь вновь внезапно развернулся лицом к противникам и с палашом в левой руке стал медленно возвращаться к дому, на крыльце которого всё ещё стоял его ударивший толстяк, что то громко истошно крича. 
    Видя бегство, шокированного его ударом ведра, юноши-хозяин дома  уже  было собирался приняться за второго из воров, который теперь откровенно выл, спасая лицо и волосы от неистовства супруги хозяина дома, однако к своему немалому удивлению мужчина заметил неспеша возвращающегося к нему первого бандита, да ещё и с большим “боевым лезвием “, в руке!
    В этот момент стал подниматься и сосед служка. Так как его больше никто не бил, то он посчитал возможным подняться на ноги-ибо если враги убежали, грех  у хозяина дома не вытребовать чарку ”за помощь”. 
  На визжащую рядом жену хозяина сосед старался не обращать внимания, так как всегда считал её откровенной дурой и совершенно не удивился бы, если узнал что всё это время она со своим тулупом “бодается” в пыли.
   Став на четвереньки и опершись на левую руку, сосед посмотрел на хозяина, стоявшего на пороге дома с медленно открывающимся ртом и глазами-”блюдцами”. Подивившись такой реакции на происходящее, сосед служка также посмотрел через своё плечо на ворота и...обмер! На них обоих, медленно, твёрдо и как казалось безжалостно-наступал профессиональный “убивец”: полусогнутая рука его держала длинное лезвие, остриём направленное на мужчину в дверном проёме. Идущий медленной поступью к ним юноша никуда не спешил, а его кривая ухмылка в лунном свете-и без оружия не предвещала никому и ничего хорошего!
   Служка сосед сориентировался моментально: вскочив на ноги он метнулся в сторону своего дома и тут же впопыхах врезался в Румбика. Тот, в свою очередь, свалился на жену хозяина дома, а сверху, на них двоих-теперь оказался бывший конвоир Румбика и Гуго, угрожавший расправой им на сельском вече.
   Теперь уже хозяйка вновь верещала от души: ей даже не мешало то, что двое мужчин, её сбившиие с ног, пытаясь встать-”награждают” ударами и щипками друг друга и её заодно.  
--Не трожь бабу мою!!!-завопил стоящий в дверном проёме хозяин и кинулся к своей жене, по дороге он отвесил подзатыльник соседу и отличный  пинок в движении-Румбику. Отчего последний, уж было совсем поднявшийся на ноги-полетел к небольшому сарайчику где хранились вилы и косы, а также иной инвентарь. Небольшого толчка вполне хватило, что бы оруженосец рыцаря Гуго сбил старую корявую дверь и оказался внутри.
  Рыцарь Блажь, до внезапных резких движений служки соседа так красиво пугавший всех одним своим видом, опять остановился удивлённый и с открытым ртом: бить палашом хозяина дома, да ещё когда тот бросился “спасать свою даму”-было бы постыдно, Румбик загадочно сгинул в полумраке небольшой деревянной постройки, а мужик что их с оруженосцем втащил, на свою беду, назад во двор-сверкал пятками и что то громко кричал женщине на соседнем участке.
   Хозяин дома поднял свою супругу с земли и отряхнув, поцеловал всхлипывющую женщину в лоб, и уж было  хотел, от всех этих переживаний он позабыл что “веселье “ ещё не закончилось-вернуться в свой разграбленный и развороченный  "ночными демонами” дом...Как вдруг из сарая абсолютно тихо выступил Румбик, с вилами в руках и указав остриём на трясущихся от страха супругов, спросил у Гуго: ”Что с этими делать? Тот, с дубьём-убёг...а жаль...хммм”. 
   Супруги вновь вспомнили и о втором налётчике. Повернувшись к ним, Гуго Блажь теперь стоял держа палаш за головой, лезвием на обоих плечах.
  Увидев снова во всеоружии своих обидчиков, обнимавшиеся мужчина и женщина непроизвольно “подпустили ветру”, а когда Гуго поморщившись сказал им: ”Ну что вы так болезненно реагируете-прямо сейчас всё и разрешим...”-хозяин ловко швырнул супругу подальше к дому соседа служки и проорав ей в догонку: ”Бежи-и-и-м!!!”-сам бросился исполнять свой же кличь. 
   Семейная пара за пару секунд перепрыгнули через тын отделявший участки и забежали в тёмную зону соседского огорода.
   Ни Румбик ни Гуго не собирались их преследовать, а посему, просто проследив взглядом за отходом хозяев-оба “искателя приключений” лишь пожали плечами и ухмыляясь, в меру довольные своей боевитостью, пошли на выход. Они всё ещё подумывали заночевать в селе и надеялись, поймав своих животных, устроиться где на ночлег.
   Рыцарь и оруженосец слабо себе представляли сельскую  жизнь, в том числе и ночную, а поэтому скажи им кто, что после того как конь рыцаря доскакал до корчмы: он тут же стал,  скуки ради, ржать и видя свет в окнах хат проснувшихся поселян, подходить к окнам и биться в них мордой, оба приключенца лишь пожали бы плечами не видя ничего страшного в этом. 
   Однако конь действительно напугал  много народа в соседних с корчмой хатах. Увидев ”морду чёрта”, что рвётся к ним в окна ночью-люди стали выходить с дубинами и топорами из своих домов...
  Ослик, с рёвом промчавшийся вслед коню, никак не смог успокоить проснувшихся людей: его обиженный последними событиями рёв-заставил вооружиться и женщин с ребятишками-”Если враги громят село...Все-на защиту очага!”
   Потом по селу стала метаться с криками соседка хозяина дома, столь варварски разгромленного Румбиком и Гуго, напару с их ездовыми животными: женщина визжала и стучала в окна ближайших домов, утверждала что её мужа чуть до смертоубийства не прибили! И "Там целая банда!”
  В тихом селе близ Тавроса, подобные озорные возгласы вызывали лишь воспоминания о набегах малых “безханских” отрядов татар, либо грабежах-учиненных капитанствами Генуи и Венеции, когда они, борясь с конкурентами-грабили всех беззащитных подряд!  
   Жена служки своими призывами подняла из постелей старосту, Мыколку-каменотёса и бабушку, вчера приютившую Румбика. Все трое бежали на её крики с другого края села: староста, что бы возглавить то-что надо “возглавлять”, Мыколка-что бы поглумиться с кого-либо и восстановить своё душевное спокойствие, так как соседка с жонкой его затюкали шуточками и подковырками, а общительная бабушка-мчалась по причине кампанейскости: сама бы она спряталась, но раз “все бегуть...”
    Когда к идущим, с разным подручным инструментом для наказания бандитов, людям, выскочил и “главный пострадавший”: начавший в горестных слезах рассказывать о грабителях, которые буквально минуту назад его с супругой ”чуть вилами не закололи-да саблюкой не рассекли надвое”...Народ разозлился по полной: ”На яблоню их! Камень на ноги и в воду! К двум волам привязать...Да угомонись Мыколка!-вот ведь фантазёр...”
    Вышедшие навстречу толпе ухмыляющиеся рыцарь Блажь и его оруженосец, что хотели всех изысканно попривествовать и извиниться за своих животных и переполох ими учинённый, встали как вкопанные: к ним со стороны центра села подходила толпа с факелами, мужики и бабы были вооружены дрекольем и мотыгами, малышня, бегущая и визжащая сзади и по бокам этой оравы людей-кидалась камнями и подобранными овощами, да зелёными твёрдыми яблоками.
   Румбик схватил Гуго за плечо и проорав тому на ухо: ”За мной!”-забежал в разгромленный его серым, дом. 
  Как только господин Блажь проскочил вслед за ним, Румбик моментально заблокировал дверь засовом и стал в темноте тащить тяжеленный стол к двери, что бы забаррикадировать максимально плотно все крупные входы в доме где они прятались. Во дворе дома уже раздавались предложения: “Спалить бандюков с домом-к “едренне матери!”
    Хозяин возможного  воспитательного костра, вовсю вопил: ”Выбейте дверь и вяжите...Зачем палить-то?!  О Господи, чем мы тебя так прогневили? -Среди ночи врываются бандюки: всё переворачивают во дворе вверх ногами, врываются в дом-нас с жонкой избивают, в самом доме всё ломают...Так теперь ещё и хату спалить надо?! Ой ой оййооо...!!!"
   Староста успокоил его и остальных людей: ”Ничо сжигать не будем: а то у нас в суховей-всё село погорит к...матери! Предложим выйти и честный суд...а потом-повесим!”
     Это сразу успокоило всех, кроме сидящих в тёмном доме рыцаря и его оруженосца: такая уверенность что их нужно обязательно повесить, крайне огорчала обоих. Румбик предложил не сдаваться-оружие у них есть, а припасы в доме быть должны! На это Гуго ответил молчаливым пожатием руки своему оруженосцу и кивком головы.
  Так как никто из дома не показывался и предложения о сдаче приняты небыли, мужики селяни пару раз ударили импровизированным тараном из сухого ствола средней величины, однако дверь не поддалась, а из за неё ещё и послышались угрозы : ”Лишить детородных органов всех кто войдёт!”-это господин Блажь проявил своё знание в нравах простых селян. Румбику он сказал следующее: "Простые люди: крестьяне, настолько любят детей, что узнав что их могут лишить органов их производящих-мужчины обычно разбегаются далеко и надолго, и всё это я узнал из завещания своего прадеда своему же деду, где первый объяснял как разговаривать с селянами в случае их отказа от работ “на пана” или нежелания проводить на этой панщине-всю свою неделю... Крайне поучительное описание: психологии и нравов...”-мечтательно добавил младший Блажь.
  К дому подошёл знакомый Румбику Мыколка и гнусно улыбаясь проорал в окно: ”Давай -вылазти оттедова...А не то-ууух, как начну каменюки пудовые швырять...”
--Как вчера в пугало, а-бухарик с выдумкой?-перебил его Румбик.
--А...что?! Ты чего...ты того..откуда это ...того?-Мыколка уже был не рад что сам вызвался “пужать воров”. 
   За прошедший день бабуля-соседка и его жена Ирка всё село, по секрету, оповестили о прошедших ночью “приключениях” и успокоив знакомых, которые слыша вопли Мыколки думали что он до полоумия допился, понарассказывали ещё кучу новых небылиц о нём!   Решив смыть позор вчерашней ночи храбростью и смекалкой сегодняшней, Мыколка никак не ожидал что и бандиты, засевшие в доме, начнут его попрекать недостойным поведением на хмельную голову.
 --Та идите вы все!!!-в сердцах выпалил Мыколка и отойдя от  дома смешался с зубоскалящей,  при его виде, толпой.
  Снова вышел вперёд староста: ”Мы нашли лошадь господина Блажь-его отец , наш господин и крайне влиятельный человек из Тавроса! За преступление против его сына-он приведёт сюда армию и она снесёт этот дом катапультами и таранами!"
   Вновь завыл горемычный хозяин несчастного дома, а Гуго искренне подивился услышанным от старосты, на ухо Румбику: ”На кой хрен для этого дома ...армия?!-пару охапок хвороста под стены и на крышу-и всё!”
   Староста продолжал: ”Если вы сообщите где тело убиенного  вами молодого господина...мы добьёмся что бы вас толпа не растерзала, если же...”
--Какое тело...чьё?!-возопил Гуго,-господин староста-я жив!
   Сказав это он выбил одно из окошек выходящее на ворота, ударом ноги и выглянул из него. Староста и ещё несколько человек стали креститься, а большинство селян довольно шустро уходить, ибо связываться с наказанием барского сынка никто не хотел...
   Удивлённый староста подскочил к окну и подскакивая на месте стал стрекотать одно и тоже: ”Да как же вы, господин, что же вы так, а?”
   Гуго и Румбик быстро раскидали блокировавшие дверь стол и табуреты и вышли из дому.  Блажь изысканно извинился за “случайное вторжение”, сослался на глупость коня-который сам не смог выйти из чужого двора и заявив: ” что готов покрыть все расходы пострадавшего”, уплатил привселюдно последнему три золотых и ещё двадцать серебрянных монет-более чем достаточное вознаграждение за погром внутри дома и беспорядок-снаружи!
   Мыколка, увидев вновь Румбика, горестно всплеснул руками и бросился наутёк, шепча себе под нос что то о ”злыдне, который ходит по пятам”. Бабушка, приютившая прошлой ночью Румбика-размахивала перед носом юноши сухонькими ручонками, однако узнав от своего бывшего постояльца о том что они вчера ”Несколько перебрали”-указала вслед убегавшему Мыколке и прошептала Румбику на ухо: ”Посмешище села...Не дури дитятко-учись на чужих “шишках”, а то свои-могут все мозги в голове отбить!”-после чего перекрестила Румбика и пошла к себе домой.
   Когда всё выяснилось и разрешилось, староста увёл молодых людей в свой дом: ему было спокойней нахваливать собственный управленческий дар и умение отца Гуго подбирать людей-на своей территории. Обоих искателей приключений разместили в одной довольно просторной комнате с окнами, выходящими в сад.  
  Утром дня, когда Гуго и Румбик ещё спали, приходя в себя от переживаний и возлияний прошлых суток, в это же село зашло двое прохожих: высокий, но крайне худой юноша и заросший короткой, иссиня-чёрной бородой в помытом, и грязно коричневой сейчас-мужчина ” хорошо за сорок”.
    Юноша постоянно жаловался: ”Дядя Маффи-давайте поедим! Кого и где мы ищем?-ветра в поле...”-на что мужчина ему отвечал: ”Не ной Альфонси-один удар под ребро и сытая жизнь на полгода или роскошная-на пару недель...не ной!”



Александр Никатор

#11535 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги