Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава тринадцатая


                                            Глава Тринадцатая

 

    На утро следующего дня, Альфонси и Маффи Оззи, вставали с их нынешнего убогого ложа с ужасающим состоянием своих тел и духа: голова у них просто раскалывалась, во рту стоял такой привкус-словно туда нагадило по десятку ослов каждому, к тому же ни дядя ни племянник не могли в точности объяснить как именно они оказались в тесном чуланчике, да ещё и лёжа просто на полу в обнимку...
   В конце концов обоим сицилийцам удалось выбраться из слегка прикрытой комнатушки и они, ругаясь на “всех чертей” и друг друга, пошли искать свои вещи-так как на момент пробуждения на них были лишь штаны и рубахи, а всё остальное, заботливый  хозяин корчмы унёс от греха подальше и спрятал.
   По своему немалому опыту хозяин "разливайки" знал: вряд ли посетители будут просто убегать из заведения, в котором остались должны пару монеток...без сапог! А раз так-значит небольшой и временный отъём части гардероба и прочих вещей, наподобие кинжалов-должен в них пробудить лишь чувство благодарности за сохранение имущества в период их беспамятства, и как продолжение благодарности-следовала оплата счёта за питьё, столь необычно употреблённое обоими накануне и вынужденный ночлег в чулане.
   Действительно, побродив немного и поплутав во дворе корчмы, оба сицилийца всё же зашли обратно внутрь и увидев хозяина с рушником, тут же бросились к нему с кулаками: ”Где мой кошель?!”-орал дурным голосом Маффи Оззи-”Где оружие и наши сапоги?! Мошенник!-ты думаешь я не вытрясу из тебя душу?!” 
  Племянник лишь резвым козликом скакал рядом и поддакивал дядьке, иногда вздымая женственные кулачки в воздух и что-то выкрикивая, на одному ему известном наречии.
   Корчмарь, терпеливо дождавшись пока красноречие гостей иссякнет, спокойно уверено заявил им что готов отдать все их вещи-в случае полной оплаты за питьё и ночлег. 
   Тут-же снова взъерился Маффи: ”Какой полной?! После того как ты украл наш кошель-полной оплаты?! Мне проще тебя зарезать хлебным ножом...мерзавец!”
   Однако тут ему под нос, прямо на стойку, хозяин заведения вывалил и две пары сапог, и пояса с ножнами и кинжалами в них. Кошель также оказался на месте, среди всех выданных вещей.
   Удивлённый до невероятия подобным поворотом дел, старший из италиков схватил бархатный кладезь монет и потряс им-там зазвенело...Всё ещё не веря в то что это реальность он развязал его и высыпал часть монет себе на ладонь: везде было серебро, а вовсе не замена из меди, как ранее подозревал Маффи Оззи, прежде чем самолично увидел монеты.
   Спросив у хозяина уже спокойно и с улыбкой-”сколько ему должны?”-Маффи предпочёл сразу и без споров полностью рассчитаться, после чего яростно и спешно натянул сапоги и обвязал пояс. Потом, вспомнив отдалённо прошлый день, он поинтересовался у корчмаря о событиях приведших его и племянника ” в чуланчик” и был несколько озадачен услышанным.
    Оказывается, напиток, слегка белёсый-был не вином! Соответственно и пить его полными кубками-не рекомендуется. Посему господин Оззи просто несколько перестарался со своим первым же кубком, которого должно было хватить на минимум час застольного времени. Альфонси же, элементарно надуделся местной лютой”перцовки”, которая как и мутный “самогон”-не предназначена для большого употребления. А учитывая что Альфонси ещё и пытался один напиток тут же запивать другим, причём без всякой меры и толка, то и к дядьке во хмелю он присоединился уже вскоре. Люди, которые угощали Альфонси, сами в приехали в село недавно: только что  прибыли из Тавроса и успели в селе немного покуралесить-”чуть дом со всем хозяйством на окраине не сожгли и пол села напугали!”
    Последнее корчмарь сказал давясь от хохота при воспоминании событий ”бурной ночи” и всех баек и пересудов за ней последовавших: ”Шустрые ребята-то Мыколку каменотёса напугают так, что он жонке клянётся не пить до самого Рождества, то на окраине села домик , шутки ради, на приступ возьмут...Молодо-всё горит у них!”
   Пожилой сицилиец, несмотря на сильный треск в голове, уловил некоторые мысли показавшиеся ему интересными: ” Из Тавроса...подпоили Альфонси...взяли “приступом" дом...”. Решив продолжить поиск заказанной нанимателем цели, он дал пару серебряных монет хозяину рюмочной, объяснив: ”Наши старые друзья-постоянно друг друга разыгрываем! То мы над ними подшутим, то они-над нами...Так что они здесь делали?” 
   Радостный корчмарь выложил всё что знал: “Приехали порознь. Потом сбились вместе. Собрались было уехать из села ещё днём, однако остались и ночью крепко пошумели на окраине. Друзья старосты, вооружены...”-Слушая болтовню хозяина рюмочной, Маффи Оззи мрачнел с каждой минутой: ему потихоньку всё становилось ясно и эта “ясность”-его немного пугала.
   Купив себе на дорогу снеди и фляги с водой, итальянцы вышли из сельской рюмочной и пошли дорогой уводящей от Тавроса, однако как только село пропало из виду-дядька развернул племянника и скомандовав: ”За мной!”, бросился в сторону небольшой рощи, через которую можно было выйти на боковой шлях и вернуться в город незамеченными.
--Что случилось-дядюшка?!-орал задыхаясь Альфонси. Он был откровенно слаб в беге несмотря на свою худобу, а вчерашнее увлечение спиртным и вовсе лишило его последних сил на длительные пробежки. Это понял и Маффи, ставший задыхаться уже после полусотни шагов и вынужденный перейти на шаг.
--Мы с тобой два тупицы, которых “сделали”-ты это хоть понял?!-ответил Маффи племяннику.
--Да что вы говорите, дядюшка?!-возопил Альфонси,-Кто и когда?! Неужели те два мерзавца,  что крутились вчера возле вас?
--Так ты их разглядел? А ну ка, опиши хоть примерно...
--Первый, что мне напитки подносил, был ранее знаком, однако вспомнить не смогу...Совершенно молод-лет осьмнадцать, никак не более! Второй: благороден, а по возрасту-около двадцати...-тут Альфонси задумался, так как некое воспоминание его кольнуло в бок и резко ошпарило филей, а Маффи Оззи, услышав описание людей за которыми как ему казалось и следует идти, мысленно пытался представить их вживую.
--По-о-оня-ял!!! Я всё понял-засада! Это была ловушка...ловушка!!!-резко возопивший Альфонси скакал на одном месте и выдирал волосы у себя на голове. Его родственник удивлённо на него уставился.-Дядюшка-я всё понял: Мерзавец, что мне напиток подавал… Это и есть тот негодяй который сцепился с Коллодой-старшим, на ярмарке, я его узнал! Это его я пытался уколоть кухонным тризубом и за это пострадал от местных “варваров-робя”! Это он, желая надругаться над Анной и избил её слуг, и родителя! Мы с вами, дядюшка-застукали банду этого проходимца в сельской рюмочной...и они нас попытались ликвидировать!- Альфонси метался по поляне: клочки собственных волос в его руках всё росли, а он никак не мог остановиться в самобичевании, духовном и физическом.
    Его пожилой родственник около минуты обдумывал услышанное, после чего расплылся в широкой улыбке: ”Всё стало на свои места: мы их обнаружили... Они нас за это наказали! Сильны мерзавцы. Однако они сделали ошибку-не убив нас...Мы так добры к ним не будем! Не ной, племяш! Зная теперь что идём по их следу, можно “играть” и по крупному...”
--По какому крупному?! Мы их упустили...-завыл было Альфонси, однако увидев скалящееся,  словно у матёрого волка, лицо дядьки, тут же умолк
--По такому: они уверенны что вывели нас из игры-типа мы испугаемся их демонстрации силы и бегом откажемся от работы...да сейчас! У меня в Палермо были дела и с ежедневной поножовщиной-как с теми кого надо было завалить, так и теми-кто хотел сам выполнить данную работу и ничего: я здесь, живой и в меру здоровый! Так и с этими двумя шалопаями, хотя думаю банда у них значительно больше. Вернёмся в Таврос и начнём их ждать...Теперь засаду-наша очередь устраивать!
--А где ждать, дядюшка...Опять в кабак пойдём?-ну, для засады...Я бы чего кисленького выпил, пока ждать будем.
--Угомонись! Тебе мало одного раза, когда нас пьяными чуть не зарезали-надеешься на новое везение?! Никаких кабаков! Эта пара возвратилась в Таврос в твёрдой уверенности что показали нам своё превосходство и напугали нас. При этом они совершенно не ожидают что у нас, клановых фамильярных сицилийцев-особый склад ума и характера...В общем так: они почти наверное вновь пойдут на погром дома Коллоды, уверенные что старикан теперь беззащитен после нашей оплошности в таверне, а соответственно наша задача будет проста: подождать в засаде когда они попытаются вломиться и с помощью арбалетов-Там их всех и “оставить”! Дело ясное! Возвращаемся в город и заявляем заказчику что его жизнь в опасности: либо он нам кидает ещё сверху сумму, либо мы не гарантируем безопасности его и его дочери, думаю под эту “сказку” он нам запросто удвоит довольствие...Пошли Альфонси-нам надо быть в городе!
   Альфонси и так еле поспевал за родственником нёсшимся вперёд быстрым шагом. Весь  вид старшего италика показывал-”он знает что делать и когда, а главное, какую цену за свои действия спросить”.    
  У племянника Маффи Оззи всё наоборот перемешалось в голове: ещё вчера он искренне верил в то, что неизвестные бандиты сбежали из Тавроса и погоня за ними лишь дань вежливости, прежде чем получить от господина Коллоды оставшуюся часть денег, а от его дочери-согласие на брак и приданое...Теперь всё мрачнело в разы-банда конкурентов оказалась совсем рядом! Они, подпоив-запросто могли уничтожить итальянцев, однако предпочли поглумиться над ними, а значит-уверены в своих силах. Связываться с сильными и столь опасными соперниками, особенно ценой своей жизни-Альфонси, совершенно не желал!     Он ещё не до конца забыл свою порку, с “натиранием” и совершенно не желал бы её продолжения в будущем, не говоря уже о том, что получив выстрел арбалетным болтом-конкуренты ведь могут и ответный залп дать! И его последствия, на взгляд уныло подпрыгивающего сзади племянника сицилийца, могут быть непредсказуемыми, особенно учитывая что численность конкурентов им с дядькой всё ещё неизвестна...
    Маффи Оззи в чём то оказался прав-Румбик и Гуго, поднявшись рано утром по причине особо свежего утреннего бриза, быстро позавтракали довольно обильными запасами сделанными прежде в селе и так как возвращение в Таврос было уговорено ещё вчера, то не мешкая собрались и потрусили на своих ездовых животных к видневшемуся невдалеке городу. 
    В отличие от своих “подначенных” конкурентов, Румбик и его господин были верхом на животных, да и трезвы, а не с похмелья-а посему довольно скоро прибыли в город где душевно попрощались: Гуго дал свой подробный адрес и попросил через неделю его непременно навестить! К этому времени он уже надеялся оповестить в подробностях своими приключениями всю семью и Румбик ему бы сгодился как подтверждение рассказаных фантазий, живым свидетелем его, Гуго, доблести и ума.
   Оруженосец же не стал указывать своё место проживания, ограничившись фразой: ”У боевых товарищей...”, чем значительно повысил степень уважения к себе со стороны рыцаря, у которого пока, кроме самого Румбика, боевых товарищей не было вовсе.
   Итак, тепло попрощавшись рыцарь и его оруженосец разошлись довольные друг другом. Гуго сразу же поскакал в семейный особняк, расположенный в районе Цитадели, где селилось  не более полусотни влиятельнейших семейств города, а Румбик опрометью кинулся в “Бычьок”, где надеялся отчитаться и оправдаться, и верил что его не прибьют за самоличное оставление схрона с зомбодедом и некоторую “разрушительную” инициативу, при попытке вырваться из каменного мешка.
   Румбиково появление в "Бычьке" действительно вызвало некоторый фурор: его крайне вежливо попросили подождать в комнатке возле кухни, пока один из охранников Хозяйки ушёл на немедленный доклад к ней “О возвращении блудного Румбика”.
   Тут же успели подскочить хозяйкины дочки, потребовавшие от недавно приехавшего юноши  рассказа о своих злоключениях и любовных драмах: так как девицы хоть и слыли хохотушками, что для их возраста было простительно, всё-же очень “подсели” на любовные романы и постоянное влипание Румбика в подобные истории, позволяло им надеяться что если у них жизнь пресна, из-за материнской опеки, то уж Румбик ”страдает и веселится”-как сам  пожелает!
   Бывшему оруженосцу пришлось долго убеждать любопытных девиц, что на этот раз обошлось без похищенных у алтаря невест и клятв о любви до гроба, по-крайней мере он сам, никому и ничего подобного не обещал.
  Охладив их пыл своей рыцарской походной "скукотищей", молодой “шелест” вскоре освободился от внимания детей Хозяйки и смог поговорить с барменом, вызванным наверх для “перетёрок” вопросов связанных с вернувшимся Румбиком.
   Бармен поведал что никаких сильных поисков и обысков, из за беспорядков на ярмарке-не было, и всё ограничилось десятком облав близ самой ярмарки и обещаниями на форуме Тавроса: "Искоренить преступность под ноль!”, после чего довольные друг другом, власть и народ разошлись, каждый в свой угол.  
   Плётка и Земеля ушли искать Румбика и в течении недели должны обернуться. Разваленная стена и вход в грот очень понравились Хозяйке и она уже раздумывает что-бы там “учудить”,  для блага всей их банды.
   Так как подошёл охранник для вызова Румбика на разговор, бармену пришлось прервать разговор и уйти, а через пять минут позвали и Румбика в кабинет к Хозяйке, ”пред ясны очи”.
   Зайдя в помещение, где уже за эту неделю неоднократно его обсуждали, Румбик обнаружил саму Хозяйку и бармена с которым недавно точил лясы, а также ещё пару незнакомых людей. Хозяйка поманила юношу к себе пальчиком: ”Ру-у-у-мбиче-ек...ты опять за своё? Всё не слава Богу? Зачем было наш схрон разбирать на камни и уж тем более-бежать из него, не предупредив?”
   Дождавшись когда женщина замолчала, Румбик, с умудрённо-печальным видом отвечал ей: ”Виноват! Во всём виноват! Каюсь и готов понести самое...”
--Ахахаха...Дуралей! Хотела бы наказать-уже прибили. Я же понять хочу: ты, без году неделя в “шелестах”, а городская стража уже на тебя облавы проводит. Вот мне интересно стало: это у тебя так дурь выпирает или “будущие лидерские перспективы” вырисовываются?-тут женщина снова искренне засмеялась и бармен с незнакомцами вторили ей.
--Госпожа...я стараюсь! Но обстоятельства, да тут эта семейка ...сумасшедших...Всё в кучу одним словом!-подытожил своё видение проблемы, Румбик.
-- Короче зайчик: тебе придётся закрыть рот Аньке и её родителю, мы об этом уже раздумывали и кажется нашли выхо...ты чего?-Хозяйка замолчала и уставилась на мгновенно побагровевшего Румбика. 
   Тот сглотнул и помахал головой: ”Мокруха-не моё...не смогу...”-и вновь смех женщины раздался в кабинете.
--Какой ты кровожадный...Такой маленький и такой страшный! Хи-хи-хи, да не бойся!-глупей плана, чем “гасить” бывшего важного чиновника гегемона Тавроса и не придумать! Мы о другом смекнули: раз Анька читает помногу романы, а её папик крепенько ”присел” на  спиртное, по выходе в отставку...Может их чем-нибудь сверхъестественным напугать и попросить, с намёком с того, иного мира: ”От тебя отстать или хуже будет”? Ну... как в нашем порту бросаются с предсказаниями к особо доверчивым растяпам: ”Ой...вижу несчастье в твоём доме! Дай монетку-расскажу как беды большой избежать...”, примерно в том же духе.
--Прошу прощения, госпожа...Я должен поджидать их на улице, а потом бросаться в ноги с, ммм, мягко говоря  детским лепетом? Старик Коллода скорее отделает меня своей тростью, чем позволит наворковать ему глупости на ушко...
--Всё несколько тоньше: сначала пара наших “шелестов” подстраивает небольшие пакости семе    ству Коллода, которые ты, ”простой уличный гадальщик” появившийся напротив  дома Коллоды-заранее и предскажешь Анне. Так как она, как все девицы-быстрее поверит! Если всё удастся, то попробуй проникнуть в сам дом: отвести чужой наговор “на крови”, сделанный против хозяина дома, за его не очень честную службу. Здесь думаю старший Коллода также купится, вспомнив как именно ему досталось его нынешнее благосостояние. А вот уже попав в особняк-тебе придётся “поиграть в призрака”, периодически подбрасывая любые вещи к ним в постели и объясняя это ихними же грехами! Старая игра для домашнего прорицателя- объяснятеля. В конце концов, проведя одно из выдуманных гаданий, объяви: пока они не “отцепятся “ от бежавшего из их дома недавно юноши...весь дом скоро может покрыться “позором и кровью!”  В принципе, должны поверить во всю эту лабуду, а там-как получится... И главное: крути глазами и побольше странных и страшных фраз.
--Прошу прощения госпожа...Подбрасывать предметы в постель?!
--Румбик-не тупи! Призрак таким образом показывает гнев к тем, в чью кровать, например, попадёт гребень для волос или черпак для воды...Ещё можешь, шутки ради, простынь облить водой, на кровати старого ворчуна-пускай спит на деревянных досках.-Хозяйка заулыбалась,-пока отдохни, а попозже начнём тебя готовить и пожалуй уже сегодня вечером ”запустим лису -в курятник”.
  Пока Румбик обустраивался на дневной сон в таверне, в ожидании вечернего мероприятия, пока люди Хозяйки носились по всему Тавросу собирая дополнительно “шелестов” для массовки перед домом Анны. Вот в это же самое время и зашли в город двое потрёпанных иноземцев: Маффи и Альфонси.
   Прогулки под солнцем, да ещё и после выпитого-окончательно добили сицилийцев: они еле добрели до города, а зайдя в него-сразу отправились к себе, в район италийских факторий, так как совершенно не представляли что смогут ещё стоять на ногах хоть полчаса.
  Меж ними было ранее сговорено: ”Пойти завтра утром, на свежую голову, к господину Коллоде и объявив тому “об невероятной опастности”, что по их данным грозила ему и его дочери-Попросить его удвоить денежное довольствие за работу, а в случае торга, то согласиться и на полуторакратное повышение или даже меньше.
   План, разработанный ещё в дороге старшим из италиков, был прост: Коллода должен будет чем-либо приманить к себе внимание данной банды, например объявив о помолвке Анны-после чего запереться со слугами на пару дней в доме, а Мафи с племянником, вооружённые арбалетами, станут поджидать гостей в засаде со стороны улиц.
  Нападать на поместье Коллода, как бы это небыло и забавно, удобнее всего было именно со стороны парадной двери, ибо соседи по участкам имели свои, довольно укреплённые дома со слугами и псами, и налёт через их дворы-привлёк бы дополнительное и раннее внимание стражи.
  С тыла поместье Коллод впритык подходило к скальной возвышенности, на которой и был выстроен район Цитадели, первоначальной крепости эллинов с которой Таврос как полис и начинался. Оставался лишь парадный вход в особняк, как самый простой и при должном умении, относительно ”тихий” способ проникнуть в дом отца Анны.
   Учитывая все эти обстоятельства Маффи Оззи и был уверен, что в случае налёта на поместье Анну смогут вынести лишь через “главные двери”, ибо тащить подобную ”красотульку” на руках, да ещё и по крышам, и через стены оград-не удавалось представить даже в бурных фантазиях южного кавалера. Соответственно оставалось дождаться нападения конкурентов и положить ”рядком” всех принимавших в нём участие! 
  Простота плана и уверенность в его выполнимости, заставляла пожилого италика всю дорогу весело и зло скалить зубы, а грёзы о скорой мести за недавний “позор сицилийской семьи" в сельской корчме-сжимали кулаки в невольной злобе. Он ждал, ждал когда сможет погасить свой должок перед обидчиками, вместе с ними самими ...
   Около четверти пятого по-полудни, к Хозяйке в кабинет зашли трое наблюдателей за домом Коллоды и подтвердили: хозяин дома с дочерью и ещё пару слуг-все в доме.
--Всё-пора начинать нашу “проделку”,-провозгласила Хозяйка,-Румбик...Ну пожалуйста-не обделайся в этот раз! Хорошо?-Она улыбнулась широко и уверенно, и быстрым шагом вышла из кабинета.
  Идея плана "шелестов" была стара, проверенна и неоднократно обкатана ранее: за день что уже уходил, у господина Коллоды и его дочери, когда они гуляли в городе-украли несколько вещей, в основном те, что можно было быстро и безопасно вытащить. Эти то “доказательства вины” и были всунуты частью в карманы лакею Коллод, Лаэрту, а частью переданы Румбику для дальнейшего их “нахождения “им, в самом доме.
   Одетого в стёганный синий банный халат Румбика, усадили, с почестями и поклонами, напротив дверей особняка жертвы, на ковёр. После чего пара ”шелестов” стала отгонять от него мух с помощью опахала, а остальные участники действа стали бегать вокруг и постоянно “благодарить”, при этом издавая громкие звуки и высоко взмахивая руками.
  Когда из окна второго этажа показалась голова Коллоды старшего, Румбику подали сигнал: он должен был протянуть руку в сторону старика и громко расхохотаться, привлекая к себе этим жестом внимание старика.
   Однако приклеенные маленькие чёрные усики, надетые для маскировки, попали Румбику в нос и он, вместо зловещего хохота, протянул руку и...чихнул. Выглядело это скорее как некое пренебрежение по отношению к пожилому господину. Но так как последний тут же постарался спуститься вниз и узнать причину столь “наглого поведения” босяка с улицы, можно было сказать что первая часть задумки-”подманивание”, прошла успешно.
   На настойчивые и довольно грубые расспросы спустившегося на улицу отца Анны, Румбик, как и было договорено, вначале глубокомысленно молчал. Но потом, вроде бы уступив требованиям старика, ответил тому: ”Ты смешон мне, ибо смешит меня каждый-кто держа на службе вора, при этом боится быть ограбленным и запирает понапрасну двери! Аха-ха-ха...”
   Бывший секретарь поморщился и сплюнув на мостовую уже было отошёл от странного уличного предсказателя на ковре, однако вдруг вспомнив о сегодняшних  своих "неприятностях” в Тавросе, когда пропало несколько небольших и не очень ценных вещей, быстро обернулся назад к человеку в халате сидящему на ковре: ”Ты знаешь что меня обокрали...Неплохо! А знаешь ли кто это совершил и где украденное?”.
  Коллода искренне надеялся что “шкетик с усиками”, вокруг которого все так и бегают-ничего этого не знает и он, бывший влиятельный чиновник Тавроса, сможет посмеяться всласть с него, перед всей улицей, прежде чем вернуться к себе в дом. Однако ответ ему был дан тут же: ”Твой лакей тебя и обобрал-часть припрятал в доме, а малую толику носит с собой и милуется ею. Погляди в его одежде-что-то  да найдёшь!”
   Постояв с полминуты в раздумьях, бывший секретарь гегемона ринулся в свой дом и заскочив, громко захлопнул входную дверь на улицу. С десяток минут всё было тихо и привычно, а потом дверь в особняк Коллода вновь широко распахнулась и пухленький старичок буквально выволок своего рослого слугу за шиворот, словно бочкобокая низенькая дворняга огромного волкодава, постоянно вопя ругательства и поколачивая последнего ножкой от резного стула, давно требовавшего ремонта.
--Подлец... Сволочь! Ворьё! Я же тебя кормил и поил, а ты паскуда-мне уже в карман лазишь?! Всё! За-су-жу! Повесят тебя вскоре на ярмарочной площади...-вовсю разорялся Коллода старший. Он никак не мог поверить своим находкам и тому, что его лакей, вместо того что-бы броситься в ноги и молить о прощении, вопил о своей невиновности и в наглости говорил “о поклёпе”. Последнее просто бесило хозяина!
   Дотащив слугу до ближайшего угла-старичок дал ему пинок под зад и проорав очередное проклятие, направился было к своему дому, однако вдруг вспомнив что-то, повернул к Румбику и протиснувшись через небольшую толпу зевак, что собралась вокруг сидящего на мостовой человека, попросил последнего ”стать желанным гостем в его скромном доме”. 
  Взяв под руки удачливого предсказателя, отец Анны максимально гостеприимно завёл его в свой дом, а сразу вслед этому, кто-то из стоящих на улице людей шепнул соседу: ”Всё-Лиса в курятнике! Дальше сам пускай барахтается, ибо: ”Спасение удачливого висельника-в гнилых верёвках вороватого интенданта тюрьмы!"
   И действительно, помочь Румбику с улицы было уже нечем. По этой причине возле дома осталось лишь пару наблюдателей “шелестов”, на случай внезапного “возвращения” гостя на улицу с помощью коронного секретарского пинка под зад. Однако когда в течении получаса Румбик так и не появился-ушли и они.
   Сам же бывший кандидат в супруги Анны, заходил в  знакомый ему дом не без опасения, так как беспокоился что его маскарад вскоре будет раскрыт-при ближайшем рассмотрении гостя чуть пристальнее главой дома. Однако господин Коллода был настолько восхищён способностями молодого человека в определении преступлений и злодеев, что в основном сам говорил взахлёб, а не разглядывал своего нового знакомого.
   Отец Анны вовсю теперь плакался переодетому Румбику, на то что его жизнь, за последнюю неделю-совершенно разладилась: Некий разбойник и злодей постоянно угрожает покою его и его дочери, совершает регулярные, безумные по жестокости бандитские нападения на них и есть опасение-что когда-нибудь это всё завершится смертоубийством...Именно по этой причине Коллода старший и хотел бы за “отдельное вознаграждение”, узнать информацию о своём обидчике и по возможности-его покарать, если фактовзнатец сможет это как то совершить.
   Его гость в дурацком халате раскланялся в салоне с дочерью господина Коллоды, а после первоначального знакомства и общих приветствий, заявил им обоим: ”Вначале-верну всё похищенное этим разбойником, а позже, попытаюсь с помощью обрядов тайных и древних, поговорить с духами вашего дома... Возможно здесь всё дело в пришедших из “иного мира”-они вам мстят...”
   Как Румбик и ожидал, отец с дочерью совершенно испугались от услышанной белиберды и не мешали ему потихоньку раскидывать и тут же “находить” вещи в их доме, данные ещё в таверне Хозяйкой: часть “шелестов" просто обобрала самые видные и бесхозные безделушки Коллод, во время их похода на рынок. 
  Узнав о том что его обидчиком может быть дух бестелесный, глава семейства Коллод призадумался: его тоже удивило что ни стража, ни его связи среди преступников города-не смогли узнать о “залихватском бандите”, так легко избившем его напару с лакеем в первый день знакомства и повторившем свою ”методу воспитания”-на ярмарке. 
   То, насколько противник был неуязвим и практически неизвестен в Тавросе-совершенно сбивало с мыслей бывшего секретаря гегемона. Всё же он решил подождать результата гаданий своего гостя и предложил последнему остаться на пару дней у себя в гостях, а получив благожелательный ответ-немедленно приказал экономке готовить праздничный ужин, ибо умаслить гостя “решалу”, того или иного дела, было обычной практикой тавроссцев.
   Румбик потребовал что-бы за столом небыло никакого спиртного: он опасался своих пьяных поступков и откровений, либо новых поползновений со стороны Анны, которая всё это время глядела на него с вниманием кошки возле мышиной норы.
   Это заявление “вещуна” несколько огорчило родителя Анны, он то собирался как следует выпить с гостем и под хмельком выудить у последнего поболее информации о самом предсказателе, так и его возможных клиентах в Тавросе-вдруг да удастся узнать случайно чью то тайну? Но так как пришедший настаивал на полном отсутствии спиртного, а хозяину хотелось наконец то узнать кто же его преследует, то вся трапеза прошла в чинной беседе и малом употреблении пищи, ибо Румбик переживал за наклеенную “растительность” на лице и боялся лишний раз двигать челюстями.
   Помня по прошлой встрече о некоторой неуклюжести девушки, гость постарался не давать ей руки и проскочить первым в столовую-несмотря на все попытки Анны нагнать его и одновременно с предсказателем зайти в данную комнату. 
   В отличие от ужина, несколько дней назад, сейчас Румбик лишь важно кивал головой и глубокомысленно поднимал глаза или брови вверх, в зависимости от сказанного, к резному потолку и лакированным балкам. 
   Ему совершенно не хотелось подолгу беседовать и он постарался всё общение свести к поддакиваниям и отнекиванию. Рассказы хозяина дома и его дочери о невероятном несчастии, обрушившемся на их дом, гость отмёл своим заявлением: ”Проверим у духов что истина...”
  Это опять напугало Анну, которая вдруг стала подозревать что возможно она где-то чуть приврала и духи могут её за это “чуть”-вполне всерьёз наказать...
   Наконец расправившись с угощением, гость отпросился в комнату назначенную ему для подготовки к ритуалу, а на самом деле стал придумывать что-бы ему теперь предпринять?
   В принципе подходил и классический план с сидением в темноте вокруг стола и слушанием звуков, можно и за руки взяться. В подобной проказе главное не то что происходит, а то-как ведущий действа происходящее комментирует и объясняет... Всё что угодно можно вывернуть наизнанку.
   Окончательно выбрав вариант с сидением в темноте вокруг настольной свечи-Румбик вышел и тихо, по старой привычке”шелестов”, прошёл было вниз, однако остановился расслышав приглушённый разговор хозяев дома:
--Чего ты трясёшься? Узнаем кто на нас напал, либо кто порчу навёл и сможем понять как с ним бороться!
--Ба-а-а-а-тюшка... а если он всякие вещи непристойные узнает-срам то какой!
--Ох Анька-не порол я тебя... Сейчас жалею! Давай-признавайся сама!
--Ыыыыы... Я с первым кавалером-впляс ходила-а-а-а...а-а-а-а-а
--С тем, что нас с ворюгой лакеем, как котят раскидывал и всё громил тут?
--Угу... с ним. Соблазнил меня он батюшка: ка-а-ак зыркнет на меня, а потом рукою-кааак поведёт...Ну я и не утерпела...ыы-ыаа-аы-ыы.
   Румбик это запомнил и решил при случае напомнить Анне о вреде вранья. Спускался он нарочито громко и постоянно подкашливая, что-бы знали хозяева о его появлении.
  Перешёпот тут-же умолк и появились сами владельцы дома: первым шёл бывший секретарь,  а его дочь, опустив голову и утирая рукавом глаза-сейчас медленно ковыляла вслед за ним.  Поинтересовавшись у своего гостя не пора ли начинать и получив положительный ответ, отец Анны спросил где будет проведена церемония и что понадобится.
--Сгодится и ваш салон: поставим небольшой столик на троих и усевшись за него-будем испытывать ваших домовых духов на предмет: кто был у вас в доме, грозит ли вам ещё опасность, нет ли наговора на вас, каков злой умысел ещё возможен? Ну и пару вопросов что вам будут интересны...-ответил Румбик хозяину, обшаривая глазами пространство комнат в поисках столь ему памятного малого столика для фруктов и вин.
  От первого, им ранее выбранного, тут-же пришлось отказаться: гость явно не учёл параметров тела Анны и её способности занимать сразу два места, а не одно. Теснота за этим столиком создалась несусветная и Румбик предпочёл сходить и лично приволочь стол для резки овощей из кухни. Он наиболее подходил в нынешних обстоятельствах заполночных посиделок с допросом духов.
  Зажегши толстенную свечу, новоявленный оракул решил немного попугать своих клиентов, так как сам опасался их чрезмерно внимательного взгляда: когда он будет стулья ногой ронять или же тайно стучать ею же по столу, изображая активность при опросе духов "иномирья".
  Побегав немного, с припевами под нос, вокруг сидевших рядом отца с дочерью, гость заявил что всё нормально: каналы для встреч с духами очищены и можно начинать. Все, как и было сговорено ранее, сидели по местам назначенным Румбиком: гость и хозяин дома-по краям стола, ибо было подозрение у юноши, что бывший секретарь гегемона человек бывалый и может распознать  румбиковы шалости. Анну посадили по центру, так она позволяла Румбику немного заслонившись её могучей фактурой, стучать и ронять предметы-в зависимости от того что в данный момент наиболее возбуждало его пригласивших хозяев дома.
   Не успел домашний пророк истошно возопить: ”Слышут ли меня духи, живущие в сём доме  славном?!””-как Анна, державшая его и батюшку за руки, громко пискнув, нервно сжала свои ладони и оба мужчины, тут же громко заорав, вскочили со своих мест. 
  Бог не обидел девушку силой и её нервический позыв пребольно отразился на кистях отца и гостя. Анна и так напуганная возможным общением с духами-перепугалась окончательно: она решила что кто-то из злобных домовых уже пришёл и теперь, принеся страдания её батюшке и оракулу, начнёт и её домогаться.  
  Бросив наконец  держать руки людей чуть было не ставших из-за её страха инвалидами, и громко вереща и причитая-девушка метнулась в свои покои на втором этаже, однако малый столик, отвергнутый Румбиком в начале церемонии, гордо встал у неё на пути.
  Не заметив в полумраке данный предмет меблировки, девушка перевалилась через него и с оглушающим грохотом свалилась на пол. Это послужило поводом для новых воплей не только Анны, но и её родителя, бросившегося ей немедленно на помощь.
  Когда через четверть часа суматохи и перебежек в полутьме, при одной свече на столе, наконец разобрались что, с кем и по какой причине произошло, Румбик был вынужден  немного погасить градус страха им же столь умело увеличенный.
--Не надо падать в обморок и бояться-я с вами и смогу контролировать всех вызванных мною духов! Давайте просто послушаем их предупреждения и постараемся исправить то, что в наших силах.
  Снова уселись в прежней конфигурации за стол, сколь Румбику не опасливо было опять ложить свою кисть в огромную ладонь Анны-однако же выбора особо небыло и пришлось отдаться на милость Провидения.
   Во второй раз оракул решил не вопить, обращаясь к духам, а скорее вежливо так и вкрадчиво, чтоб не дай Бог опять чего не “помяли”, поинтересоваться у них: о том и всяком, а получив ответы в тихохоньких стуках-перестуках, быстренько  открыть тайны семейству Коллод и по возможности скорее отправиться на боковую.
--Кхе...хмм...мдаа...-начал ведущий данного сеанса, косо поглядывая на свою соседку по столу,-Так не подскажут ли нам духи дома-кто проник в него и устроил побоище с переполохом  нескольки дней потому?
   После десятисекундного отсчёта, Румбик как следует ударил кончиком носка сапожка по стулу, стоящему напротив Анны и тот слегка покачнувшись дробно закачался.
--Ойй...ой ой ой!-тут же запричитала девушка, однако окрик её отца, что-бы “она не ныла и дала узнать правду”-несколько успокоил её, охладив нахлынувшие эмоции.
   Румбик, сидя с опущенной головой, лишь медленно кивал и периодически возводил очи в гору, после опять кивал и снова, с крайне умным важным видом причмокивал. Наконец, уже порядочно устав играть роль “мудреца перед княжим угощением”, он стал медленно выводить изменённым, словно не в себе, голосом: ”Сие-стало наказанием дому вашему за грехи великие: поведение дщери мужа сановного, здесь проживающей, крайне недостойное и родителя её-не сумевшего чадо своё в рукавицах из меха ёжиков держать, ради её же блага и чести роду своего...”
   Закончив тираду которая уже давно  крутилась у него на языке, с тех самых, пор как Румбик сломя голову впервые убегал из данного дома, оракул снова задумался. Сидящие с ним люди также молча и со страхом смотрели в стол и не знали что ответить. 
  Первым нашёлся отец Анны: он дал своей ”дщери” отвесистый подзатыльник и заявил-”Ужо я тебя-будешь сидеть теперь под замком, а то взяла привычку новых кавалеров водить. Как они появились-так у нас и жизнь вся кувырком.”
   Анна опять захныкала и не отпуская рук мужчин, лишь поворачивала щёки, дабы утирать слёзы о верх обширного своего сарафана.
--Ну-ну, не стоит быть таким строгим к дочери!-неожиданно вступился Румбик,-Я сейчас уточню что конкретно вам угрожает и по какой причине. Думаю духи подскажут выход из данной ситуации и помогут..вам...всем...
  Он опять призвал к тишине и сделав вид что раздумывет над вопросом, медленно протянул: ”Так что именно стало причиной бед и несчастий или кто...?” 
   И опять загремел стул и Анна дёрнулась, но уже не сильно. Оракул покивав головой ответствовал: ”Юноша, приведённый девицей из лавки с пергаментами-невинный путешественник. Не местный. Не судимый и вообще: о нём можно забыть! Он просто хотел ознакомиться с Тавросом, однако ошибка Анны привела к беде-юноша люто обиделся и в гневе прошептал слова наговора, которые теперь и мешают счастию сего дома..."
--Ничего себе "невинный"!-Вмешался отец Анны, в предсказание духов дубового кухонного стола для нарезания овощей,-Да этот битюг отколошматил меня со слугой, которого вы вывели как вора! Он чуть над Анной не надругался, а что он вытворял со мной на ярмарке-уму не постижимо...причём дважды! Это-бандит! После меня он принялся избивать охрану, нанятую мной для дочери, а управившись и с нею-стал подкидывать змей под торговые ряды не платящих ему дань негоциантов и спускать  диких животных на посетителей ярмарки! Какой там невинный?! Бандит заезжий...Зверюга и отморозок!!! Вот в это-поверю!”,-разгорячённый своим ответом, бывший секретарь гегемона встал и теперь быстро ходил по полутёмному салону своего дома.-”Охренеть: ”невинный бандит” периодически метелит меня и моих слуг, берёт штурмом мой дом и устраивает беспорядки в городе...”Невинный агнец”...охренеть!”
  Когда господин Коллода присел, выходив в шагистике по салону большую часть своего гнева, Румбик решил несколько изменить свою тактику и постараться если и не полностью  обелить себя, то хотя бы перевести гнев старика на кого-то, кого в Тавросе уж и след простыл!
--Ну...невинный по отношению к приставанию к вашей дочери...-было заикнулся оракул, однако теперь возопила Анна, решившая как и бютюшка её, что с помощью хорошей театральной истерики-можно будет вернуть своё доброе имя пред духами дома.
--Да он меня на руках носил, в книжной лавке! А как домогался во время плясок-еле его сдержала! Маниак типичнейший: меня еле батюшка с лакеем, от его ”невоздержанности”, спасли! Хотел лишь одного...Да я же честная-до свадьбы  ни-ни, а ён...у-у-у-у...убёг, дурак проклятый!-Анна опять разрыдалась и пока отец её утешал как мог, Румбик предался своим грустным мыслям: план о быстром убеждении запуганного духами семейства- в том что нужно лишь отвязаться от бывшего шумного гостя и все неприятности пройдут сами по себе, теперь летел в тартарары. Приходилось вновь, прямо на ходу, менять идею о том ”Кто виноват и что делать".
--Хм...мда, в общем мы просто не поняли друг друга.-заключил гость.-Духи говорили об ином: вы с незванным гостем теперь квиты и ваши злоключения продолжаются лишь по причине вашей злобы и ненависти к нему, как только вы освободитесь от груза гнева... 
   Тут Румбик осёкся, так как заметил что у Коллоды старшего челюсть медленно отвисла и несколько капель слюны упало на стол. хозяин дома, в полумраке салона своего особняка- теперь был вылитый зомбодед, из тайного схрона "шелестов" 
   Старший из мужчин быстро спохватился и с громким щелчком закрыл свой рот: ”Мы квиты?! О как...То есть он меня избил в моём же доме, после чего глумясь и потешаясь убежал...А я с перепугу нанял охрану для дочери и мы значит сквитались на этом? Потом он меня “потоптал” ногами на окраине рынка в день ярмарки, а потом, ещё раз- возле “Тавра”. Причём на виду у всех людей и любимого чада, которая простирала к нему руки и “молила за батюшку”...И где здесь- “сквитались”?! Или духи считают: то что он первый раз меня прибил-закрыто вторым его маханием кулаками по моему организму...Или это намёк: не убили и радуйся?!”
    Старик опять зашагал по дому, а Аннa снова расплакалась. Румбик явно не предполагал что оба члена семейства Коллода подозревают его 'ярмарочные дела' за предумышленные и теперь просто не знал что выдумать, дабы успокоить бывшего секретаря и его дочь. По всему выходило что Румбик-маньяк, преследователь почтенного семейства и вытворяет что хочет, точнее: что хочет-то и вытворяет!  Требовать за такие обиды: ”а давайте просто забудем...”, было чересчур.
    Наконец все снова уселись: старший из мужчин-с кислой миной на лице, ибо уже не ожидал услышать имени “иноземца”, а соответственно потерял всякий интерес к опросу странных миролюбивых духов. Анна просто шмякнулась на свой стул заплаканной и дёрганной бабищей, так как опасалась новых раскрытий о себе-вдруг что об их шашнях с Альфонси, также всплывёт? Румбик садился задумчивым. Ему показалось что он нашёл ту ниточку, потянув за которую, можно было убедить господина Коллоду прекратить расследование и преследование...
--Ита-а-а-к... Итак: вас, многоуважаемый хозяин-избили на ярмарке в нижней части рынка?-вежливо, даже участливо поинтересовался оракул у бывшего секретаря.
--Да... Этот подлец подстерегал меня в одной из лавок.
--Где вы были по “сердечному” делу"? Не так ли?-продолжил допрос Румбик.
  После его последней фразы Анна округлила глаза и приоткрыла рот в изумлении, а её отец лишь хмыкнул и быстро заявил: ”Я там приобретал товар-в подарок дочери, всякие женские притирки...”
--Уважаемый хозяин дома пытается обмануть”тонкий мир””...как глупо.-произнёс Румбик наслаждаясь положением, ибо старый отец Анны закряхтел и под неумолимым взглядом дочери стал юлить.
--Ну так-интрижка! Да и вообще: какое отношение это имеет к данному бандиту? Я его видел с его бандою, ещё до ярмарки-гуляли, ”вынюхивали”...
--Угу...Однако вас не тронули?-Удивительно...
--Ну да...Может людей забоялись? Толпа, всё-таки...
--На ярмарке была толпа поменьше?
--Ладно-не знаю! Что духи хотят ещё сообщить?-пожилой Колода был явно расстроен своим раскрытием и сидел пред надувшейся как жаба дочерью, словно уж на сковороде.
   Румбик пожевал губами: ”Вы должны отказаться от пустой мести, ибо продолжение сего-погубит вас и весь ваш род! Вам-смерть позорная, на потеху черни Тавроса, а дочери вашей-насмешки и дальнейшее поругание...”-оракул произнёс свою речь неожиданно весомо и чётко.
  Отец и дочь ошалело переглянулись-они явно не подобного ожидали приглашая человека провести сеанс “опроса духов”, и теперь сидели просто раздавленные последней новостью.
   Гость, благо темнота позволяла, сквозь ресницы их разглядывал, делая вид что сам  продолжает “общение” с иномирьем. Когда заметил что старший из семейства уже решившись, вознамерился "дать отповедь”-бывший секретарь сжал кулаки и набрал шумно воздух в свою узкую грудь, оракул резко ударил стул ногой и тот повалился с грохотом на пол.
   Снова женский писк с причитаниями звучал в комнате, а отец Анны внезапно сдулся, как кузнечный мех-шумно и шипя, однако не стал ничего перечить. 
  Подумав немного, бывший секретарь гегемона ответил: ”Ладно-хрен со всем этим делом!  Если духи гарантируют покой и ненападения этого разбойника впредь-откажусь от преследования и мести, СЛОВО!”
  Румбик наскоро опросив духов, тут же гарантировал “мир с процветанием”, а Анне-удачное замужество ближайшие три года. Последнее говорилось от большой радости, так как груз с мстящим Румбику бывшим важным чиновником, падал с плечь оракула и можно было обещать “всем и всё”: мужикам-баб, бабам-мужей, бедным-шаровых денег и харчей с выпивкой, а богатым-дармовых рабов и прибыли на них...
  Пожелав друг другу “покойной ночи”-гость и хозяева разошлись спать.  



Александр Никатор

#11553 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги