Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава семнадцатая


                                              Глава семнадцатая

 

    Добежал, к дому Никифора Дукса, Румбик довольно быстро: несмотря на обилие патрулей ночной "тёмной" стражи-последние ему особо не мешали, предпочитая самим собираться группами по шесть и более человек, и неспеша вести разговоры. Юноше пришлось немного проплутать в малоосвещённых проулках, однако и здесь помог случай-громкий заливистый смех поблизости.
  Пойдя на него и желая осведомиться у смеющихся как пройти к дому Никкифора, сам Румбик считал это безопасным, потому что в полутьме ночи и неверном свете факелов-его мало кто запомнит, да и свой наряд, после данного "дела" он планировал сразу скинуть и через неделю или когда придётся вернуть Гуго. 
 Неожиданно молодой человек услышал сквозь уже совсем близкий смех, следующую фразу : "А наш то, хрыч, опять решил жениться-на очередной молоденькой дурочке, из Блажей!", далее несколько голосов взахлёб стали рассказывать о занятных случаях с предыдущими четырьмя жёнами хозяина дома.
  "Шелест" остановился как вкопанный-вот оно! Сразу забилось чаще сердце. Шанс. Тот самый уникальный шанс, о котором Румбик так часто грезил: большого дела, фарта, возможности заполучить некий легендарный воровской артефакт...
  Пока Румбик стоял прислушиваясь близ ограды дома Никифора Дукса и стараясь успокоить своё дыхание, пытался разобрать разговоры внутри двора, ему пришла в голову идея, что старик ведь мог быть обычным сдуревшим дедуганом просто начитавшимся мистических книг-не суть! Даже если артефакта и нет, теперь, находясь на ночных улицах Тавроса, Румбик уже совершенно не верил в его наличие у них в городе-всё это уже было не важно! У него появился уникальный шанс самостоятельно обчистить дом: настоящий, большой-почти что дворец, да к тому же в квартале аристократов. 
   Хозяин дома сейчас был занят салонной беседой, служки и охрана чешут языками и видимо не менее приятно проводят время за возлияниями во дворике, по крайней мере звон кубков и разливание напитков Румбик слышал регулярно, вместе со словами и частым смехом.
  План созрел быстро: обойдя ограду по трём свободным, не граничавшим с соседними поместьями сторонам, воришка решил сделать следующее-кинуть что либо через двухметровую каменную ограду, что бы привлечь внимание гомонящих служек во дворе, после чего быстро обежать и с обратной стороны ограды, взгромоздившись на притянутый небольшой бочонок-влезть во дворик возле проплешины в углу каменной стены, где свет факела почти был бесполезен. Там следовало замереть и осмотреться.
  Сказано-сделано! Сонный кот, что мирно брёл по ночной улице-был схвачен и запущен через ограду, словно метательный сосуд полный гнева и острых когтей. Через пару секунд, когда сообразительный юноша уже мчался к ранее подтянутой к стене бочке: раздались громкие крики, кошачий вой и женский визг, топот множества ног. В суматохе и многословных ругательствах, сидящими во внутреннем дворике, возле факелов, служками Никифора Дукса осталось незамеченным появление ещё одного человека-в секунду перемахнувшего к ним на огонёк через стену и замершему сперва ничком у самой каменной ограды, а чуток погодя, когда кота с прибаутками перебросили обратно и все слуги во дворе вновь уселись пить за большим Т-образным столом напитки, незаметно в полутьме поднявшегося и на четвереньках пробравшемуся за бочку для сточных вод, стоявшую рядом с ним.
  Из дома вышла ещё пара людей и видимо старший из них громко спросил: "Что тут произошло? Шум и гам, а потом опять ваши смешки с разговорчиками."
--Да ничего страшного, господин секретарь!-бойко ответила одна из трёх женщин, бывшая с мужчинами во дворике,-бедная кися свалилась нам на голову, словно камень из катапульты и пока мы отбивали его нападение и возвращали на родную ему улицу-пришлось немного поволноваться.
--Только кот?
-Да!-хором ответили люди за столом,-злобный такой котяра. Вольке руку сильно разодрал, зараза.
  Опять наступило время каких то шепотков и разлива напитков. Вышедшая из дома пара приблизилась к столу и им также плеснули в деревянные кружки некоего душистого напитка. 
  Воспользовавшись тем, что дворик в поместье у Дукса был совсем маленький и тот, кого женщина назвала секретарём, подойдя к столу, почти полностью заслонил свет факелов, тем самым сделав проход в дом зияющей чёрной дырой-Румбик быстро, всё также на четвереньках, приблизился к проёму двери и юркнул тёмной ящерицей внутрь здания.
  Сердце воришки вновь предательски колотилось, готовое выскочить через горло. То, что это его первый самостоятельный рейд, всё же сказывалось на организме Румбика: руки постоянно потели, нос чесался, сердце стучало. Неожиданно, бешено, до оторопи-захотелось пить.
  Стоя возле двери внутри дома и наблюдая через небольшую щель за скопившимися за столом слугами Никифора, Румбик быстро стал обвязывать ноги шерстяными тряпками, что похитил из главной залы поместья Гуго. 
  Их задача была проста: смягчить звуки шагов, особенно по деревянным полам не покрытым коврами. Когда удалось дрожащими руками  нацепить тканевые обрывки, Румбик решил подняться по лестнице как можно выше и начать осмотр дома там, заодно проверив-есть ли возможность выбраться через окна на улицу, что бы с добычей вновь не идти через дворик с весело проводящей время прислугой.
  Дом Никифора Дукса был трёхярусным: два этажа, примерно по полтораста метров каждый и стометровая мансарда с террасами, уставленными кадками с большими растениями. Румбик помнил недавние рассказы Гуго о том, что обычно на ближайшем к земле этаже в подобном особняке аристократов располагаются залы, салоны, помещения слуг, а вот спальни и личные кабинеты-на этажах повыше, и поэтому сразу направился, осторожно крадучись, по лестнице на второй этаж. Он посчитал, что если удастся быстро где стащить большую добычу, то нет смысла много времени проводить в поисках поместье-ибо в любой момент может прибыть вернувшийся со сватовства хозяин: и слуги факелы с его приездом зажгут и воришку обнаружат. 
  Проще, для первого крупного самостоятельного дела: взять каких статуэток редких или расшитых золотом одежд, может книги с драгоценной оправой или попавшиеся по пути шкатулки и всё, айда бежать!
  Нащупав в кармане взятую в доме у Гуго тряпичную маску, для ежегодного карнавала что проводился в Тавросе, Румбик её быстро нацепил на лицо и оглянулся на всё ещё распахнутую дверь. Никого.
  Став бродить согнувшись в три погибели по второму этажу, воришка быстро понял что не всё так радужно: большинство кабинетов были заперты, а те что позволяли свободно войти, если и имели какие ценности, то довольно больших размеров амфоры или же бронзовые чеканки в человеческий рост. 
   Красть последние мог либо большой любитель коллекционер, либо-просто сумасшедший. Инструмента с собой у юноши для взлома запертых шкафов или дверей не было, и он переходил от одной запертой двери к другой, задавая самому себе один и тот же вопрос: "Какого перепуга он так уцепился за этот "Шанс", если понятия не имеет как им воспользоваться?!" 
  Наконец решив что пора двигаться в сторону мансарды и там осмотреть всё, и по возможности прихватить хоть пару безделушек в доме, вроде фарфоровых блюд или серебряных ложек из кухни, Румбик неожиданно для себя услышал разговор уже в самом помещении: "Да, хорошо. Я опять проведу обход и спущусь вниз. Скоро..." После чего медленные шаги и скрипы стали слышны на лестнице. 
  Испугавшись вновь до состояния, когда руки и ноги невольно делают лишние движения-Румбик засуетился и заскочив в один из уже осмотренных им открытых кабинетов постарался спрятаться за небольшим столиком в углу. 
  Пока он елозил ногами-задел деревянную панель у стола за какую то фигурку на ней и та мягко подалась вглубь. Румбик тут же заскочил в проход за панелью и затворил за собой скрытую дверь. 
   Вскоре ему пришлось задержать и своё дыхание, так как секретарь Дукса, а это именно он проводил обход дома- зашёл в тот кабинет где лишь совсем недавно пребывал сам юноша и из которого непонятно куда теперь переместился, и пройдя по нему несколько шагов- развернулся на каблуках и вернулся в коридор.
  Воришка выдохнул с облегчением и вновь набрав в грудь воздуха, не без опаски огляделся. Он стоял прямо при входе в огромный кабинет с несколькими стеллажами до самого потолка. Окон было несколько, но они все были закрыты крупными решётками. Света попадало внутрь крайне мало и Румбику пришлось идти вытянув руки, что бы не упасть. Наконец он приблизился к ближайшим стеллажам и нащупал...книги!
 Юноша чуть не подпрыгнул от радости от нежданной находки, вот он-"Шанс": дорогие экземпляры, что хранят лишь в частных библиотеках, при охране и за семью замками-каждый можно продать по десятку золотых монет. Многие должны быть затянуты в кожу и драгоценные металлы и камни.
  Тут же бросившись к окну, Румбик быстро понял двусмысленность своего положения: он то конечно попал в сокровищницу, но нести тяжёлые книги придётся всё же либо через не зарешёченные окна, которые ещё предстояло найти, либо через дверь-где столпились выпивающие слуги. 
  Поиск окон годных для побега мог и затянуться, а выйти через дверь с собравшимися там людьми-было равносильно мученической смерти, без всяких приятных плюшек после, в виде Рая и признания потомков. Да и таскать на себе, больше пяти тяжеленных экземпляров человеческой мысли, головоломной занудной дури или простой и краткой истины-вряд ли представлялось возможным. 
  Ещё не найдя ничего дорогостоящего в библиотеке Никифора, воришка уже заметался, вновь, в двадцатый раз проклиная свой странный внезапный поход и то, что не продумывал как будет ускользать после удачного дела. 
  Где то в библиотеке раздался чёткий шорох заставивший Румбика резко остановиться. Потом второй. Наконец короткий лязг и небольшой скрежет. Приблизившись к одному из столов у зарешеченого окна, юноша заметил что бюст рыцаря, который он сперва принял за красивую безделушку-на самом деле является сейфом и этот сейф, до этого стоявший закрытым, теперь непостижимым образом был отперт и в нём лежала плохо видимая в полутьме ночной библиотеки...перчатка.
  Светло коричневая, видимо из толстой буйволиной кожи-скорее облачение боевого всадника, чем кавалера для встречи с дамами. В неверном плохом свете с улицы, Румбику даже пару раз показалось что перчатка немного шевелит, перебирает пальцами, словно разминая их или "переминаясь с пальца-на палец". Однако он решил что это у него галлюцинации от плохого освещения и страха.
  Наконец решившись и медленно подойдя к сейфу, Румбик протянул руку и вместо того что бы просто взять, найденный таким странным образом предмет и рассмотреть его, непроизвольно, сам не понимая как это случилось-одной рукой юноша тут же одел перчатку на себя. Хотя на самом деле "шелесту" показалось что когда он протянул взять добычу из сейфа, та словно немного изменила положение и его левая рука быстро вошла в плотную перчатку. 
  Хмыкнув от такой неожиданности и своей сноровки, воришка уже более уверено потрогал плотную кожу перчатки, потом заглянул в сейф и пошарил в нём-там больше ничего не было. Юноша отошёл и стал вышагивать по библиотеке, изображая удары кулаком одетым в новое облачение. Потом плюнул на пол и решив стащить странную безпарную перчатку, позже заняться поиском дорогих фолиантов, а добытое из сейфа-прихватить. Может Дукс потом за неё выкуп даст, раз держал взаперти-значит она ему дорога?
  Однако то ли юноша надел её слишком плотно, то ли сама перчатка была мала, даже для почти детской кисти Румбика-но она совершенно не желала слазить с руки и воришке в библиотеке пришлось начать подпрыгивать от напряжения на месте. 
  Он сильно вспотел, стаскивая непослушный предмет одежды и даже начал немного задыхаться: от гнева и постоянных рывков правой рукой. В конце концов разозлившись, Румбик упёрся ногами в шкаф с книгами у стены и свободной рукой и зубами схватился за вцепившуюся в него, словно клещ, перчатку-тут же резкая боль пронзила его пальцы правой руки и зубы, и он вскрикнув высоко подпрыгнул на месте.
  Шкаф громко зазвенел в ответ на все прыжки и ужимки воришки, и часть книг, закреплённых цепями, стали из него выпадать в большом количестве. При весе каждого тома не менее полупуда, их падение на полки ниже и удары о деревянные стенки шкафа в полупустом ночном доме, звучали, словно частые действия тарана в ворота осаждаемого города.
 Через секунду раздались шаги и крик снизу возвестил что слуги что то почуяли: "Да, грохот! Похоже на втором этаже. Двое осматривают гостевые спальни и кабинет, я и Волька-идём на осмотр библиотеки, а потом все вместе смотрим на двери на мансарду: если не повреждены, то вряд ли кто туда проник. Там металл и дуб, разве что отрядом выбить..."
  Зазвучали приближающиеся шаги и Румбик заметался в ужасе по библиотеке. Наконец он присел под одним из небольших столиков, в самом тёмном углу и затих там. Деревянная панель, через которую воришка и сам попал в помещение библиотеки, отворилась и с факелом  появились двое: секретарь и некий мужчина, бывший выше секретаря на целую голову. Они стали внимательно осматривать помещения книжного хранилища Дукса и секретарь сразу же вскрикнув, указал рукой: "Сейф! Господи, да ведь там был сейф! Никогда бы не подумал..."
--Он пуст господин секретарь,-поддакнул Волька.
--Да сам вижу! Всё. У нас грабители-созывай всех, бегом! Блокируйте все выходы и смотрите на окна на первом этаже, со второго никак не выбраться, у нас на верхних ярусах решётки везде!"
 Пока тот кого именовали Волька, сбегал вниз и орал приказ о тревоге и перехвате возможных грабителей, секретарь с факелом заметил вывалившиеся книги из шкафа, о который опирался в своей тщетной попытке снять перчатку Румбик и подошёл к нему.
   Сам воришка не мог объяснить потом себе как вышло, что его левая рука, в перчатке-схватила секретаря за ногу и рывком дёрнула вниз, а потом, в долю секунды-нанесла удар небольшой глиняной статуэткой, схваченной со стола под которым и прятался юноша, прямо по голове лежащему слуге Дукса. Секретарь был повержен в мгновенье.
 Ошарашенный своими действиями, Румбик вскочил и опрометью бросился из библиотеки вон, надеясь лишь на чудо. Так как понятия не имел как выбираться из сложившейся ситуации и не знал чем объяснить свои действия по отношению к неудачливому секретарю. 
  Внизу уже стоял гвалт: громко причитали перепуганные внезапным нарушением покоя женщины, коротко переговаривались мужчины-договариваясь чем вооружиться. Румбик услыхал что уже побежали позвать ближайший патруль, который видели в паре сотен метров от поместья Никифора Дукса. 
  Внезапно вновь его левая рука дёрнулась и он снова, как ему казалось непроизвольно-разбил броском миниатюрной табуретки, подставляемой под ноги при молитвах, мозаику в окне первого этажа, прямо возле входной двери.
 На пару секунд наступила почти абсолютная тишина, а потом шумно заговорили все слуги во дворе. Волька заглянул в проём двери и начал окликать: "Господин секретарь, что там у вас случилось?!" 
  Не получив никакого ответа, мужчина быстро отпрянул назад от дверей и громко начав шептаться достал из за пояса широкий короткий нож, напоминавший клык медведя. После чего Волька обернулся к остальным и проорал: "Они в доме-хватай их ребяты!!!"
  Возвестив это, он кинулся в тёмные помещения. Женщины завизжали и запричитали, а трое слуг бросились вслед за Волькой с дрекольем над головой 
 Когда все четверо заскочили в дом, то тут же сразу вновь остановились и с минуту внимательно  прислушивались. Наконец Волька, ставший видимо вожаком в этой группе, зашептал: "Хрен его знает где они лазят. Секретаря я оставил в библиотеке, на втором этаже-надо бы сходить проверить, что там..."
--Ну это, давай. Мы туточки тебя подождём,-тут же предложили сопровождающие инициатору Вольке.
--Неа. Не годится! А если их там орава? Пара пойдёт со мной и ещё один на дверях останется.
  Потом ещё минуты три сговаривались кто и куда пойдёт и наконец, когда Румбик уже был готов сам броситься назад в спасительную тьму библиотеки и там баррикадироваться, тройка мужчин стала подниматься по лестнице. Они громко часто дышали и кхекали, одного оставили у дверей первого этажа, прямо перед началом лестницы.
  Когда слуги Никифора Дукса уже почти полностью поднялись на второй этаж, левая рука Румбика и теперь он готов был в этом присягнуть, совершенно самостоятельно-быстро сорвала один из гобеленов на стене и швырнула его в первых двух в поисковой группе, несущих факелы. 
  Гобелен большой летучей мышью тяжело накрыл  всех троих слуг и тут же раздался многоголосый  крик ужаса-люди бросились со всех ног из дому прочь. Рука в перчатке  схватила за шею Румбика и ловко перекинула его через перила лестницы, так, что бы он ловко свалился на головы в панике отступающих и почём зря голосящих людей.
  Когда троих поднимавшихся слуг Дукса атаковало непойми что: почти потушило факелы и совершенно не испугалось их ударов ножом и дубинами по одежде атакующего-они решили срочно бежать и подождать городскую стражу, что бы уже вместе начать поиски загадочных преступников. Однако почти сразу же последовавшее за тем падение на них сверху, во время отступления, как им показалось просто огромной, словно у мифического циклопа, чёрной туши-привело в совершенную панику всех четверых мужчин: трёх сбегавших с криком с лестницы и ждущего у её основания прикрывающего. 
  Они дружно выскочили из дома, словно ошпаренные и стали орать благим матом, ещё сильнее запугивая стоящих рядом женщин, своим поведением: "Черти! Там черти!! Нечистый гонится за нами!!! Стража! Тащите святую воду и серебряное оружие, да что угодно!!!"
  На выскочившего вслед пугливой четвёрке Румбика, что первые мгновенья был невидим за спинами тараторящих без умолку четверых мужчин-вначале никто не обратил внимания и лишь когда он проскочил в открытые ворота поместья, где одна из женщин поджидала уже приближавшихся хорошо видимых стражников-вновь поднялся истеричный вопль и крики о том, что к ним в дом влез сам чёрт и сейчас, услышав о святой воде, он сбегает от заслуженного наказания.
  Тут же раздались радостные голоса и улюлюканье, кто то начал дудеть в рожок и предлагать начать погоню за сбежавшим чертякой. За своей спиной юноша слышал топот многочисленных ног, представление старшего патруля стражников и резкие женские визги, что продолжались ещё с пару минут. 
 Когда Румбик выбрался наконец из квартала Старых Эллинов-Цитадели, где проживали обыкновенно  аристократы, и немного передохнул, так как погони видимо не было и стража не решилась самостоятельно без прикрытия из святых отцов-гоняться за чёртом в ночном городе, его вновь стало одолевать недоумение по поводу того: как ловко он огрел секретаря, накинул гобелен на бойкого Вольку и его сопровождавших, и что более всего смущало во всех этих событиях-сам себя перекинул за перила лестницы.
  Вновь вспомнилась легенда о легендарной воровской перчатке и старческое бухтение Никифора Дукса, в доме у Гуго. Правда пока что Румбик не слышал ни голосов предков, ни чего ещё, о чём вроде бы предупреждали в легенде.
   Да, было какое то новое чувство-уверенности, что ли. Немного странно вела себя левая рука с надетой перчаткой, но полной самостоятельности её, от воли самого воришки, пока что и не пахло.
--А, Ерунда!-успокаивал самого себя юноша, быстро шагая к  дому, где ещё предстояло объясниться с хозяином о пропаже его штанов и жакета, взятых вечером "напрокат",-просто я смог в одиночку совершить полноценный налёт, вот и всё! Пускай особо добычей и не разжился, но зато понял на что способен когда работаю в полную силу и теперь, получив такой бесценный опыт-обязательно попытаю счастья ещё разок. Да с таким важным нарядом-можно пару лавок обнести или с Плёткой какое мошенство провернуть. Всё-теперь новая жизнь!
 И он был прав.
 



Александр Никатор

#11528 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги