Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава девятнадцатая


                                  

                           Глава девятнадцатая

 

   Заскочив, сам не свой, в лишь недавно покинутую им каморку на мансарде в доме где проживал-Румбик тут же вцепился правой рукой и зубами в перчатку на левой руке и вновь попытался сильным рывком её снять. 
  События, произошедшие с ним на припортовом рынке, убедили его со всей очевидностью не откладывать данный вопрос в долгий ящик, а немедля приняться за укрощение строптивого предмета гардероба, так странно ставшего его собственностью.
  Вначале юноша просто громко пыхтел. Ему казалось что перчатка сидит на его левой руке словно приклеенная. Однако никаких самостоятельных действий или попыток сопротивляться она не предпринимала.
  Поняв наконец, после многих бесплодных попыток-что ни с помощью зубного захвата, ни с резкими рывками правой рукой ему не стащить своенравную вещь, Румбик направился к небольшому футляру и достал короткий острый нож, намереваясь разрезать толстую буйволовую кожу и стащить изрядно поднадоевший ему артефакт со своей конечности.
  Тут же последовала незамедлительная реакция со стороны "Руки", как про себя прозвал воришка найденную в доме Никифора Дукса, единственную перчатку, в странноотпертом сейфе: Рука быстро перехватила правую кисть юноши с ножом в ней и слегка её вывернула. Когда Румбик с лёгким писком выронил лезвие на пол и прижал свою правую верхнюю конечность к животу, Рука тут же сделала замах и отвесила ему хорошенького подзатыльника. Молодой человек готов был поклясться что видел сноп искр, разлетавшихся по всей его крошечной комнатушке.
  Теперь никаких сомнений уже не оставалось: Рука жила своей, абсолютно самостоятельной от носителя, жизнью. Румбику на рынке и до этого, при побеге из дома Дукса, вовсе не казалось, нет-Рука действительно сама совершала действия которые считала необходимыми в той или иной ситуации. 
   Не сразу, по мере затихания боли в правой кисти, до юноши начало доходить что же с ним произошло за последние часы: избиение секретаря Никифора, что он приписал себе. Захват самого Румбика за шиворот и скидывание через перила лестницы, на головы паникующих слуг в доме Дукса. Странные монеты и мелкие вещицы в карманах, о которых он не помнил когда их все прихватил и теперь, наконец-сегодняшние "ласки" всех встречных поперечных дам и прихват сразу нескольких кошелей на рынке, а в довершение-вырубание с одного удара пузатого охранника рынка, всё это вытворяла именно Рука! А кураж и фарт, который он себе было начал приписывать, лишь плод его воображения.
--Сбылась мечта дурака...-негромко прошептал Румбик, косясь на вновь спокойно висящую левую руку в перчатке,-ну и? Артефакт видимо настоящий, да только такой, что пожалуй лучше без него...Как теперь от него избавиться то?
  Теперь к воришке пришло понимание, что возможно легенда, с отпиливанием собственной руки "восьмым" по счёту членом легендарной воровской фамилии-не столько легенда, скорее быль или даже указание из прошлого о том как именно избавляться от "Руки", просто со временем ставшая казаться сказкой для слушателей.
  Решив пока столь радикально вопрос с Рукой не решать, Румбик насвистывая подошёл к окошку, что было размером лишь со среднюю тарелку и давало крохотную струйку света в помещение и нарочито громко произнёс: "А погода то-чудо как хороша!" 
  После чего юноша на секунду замер и прыжком, словно барс, кинулся к своему валявшемуся на полу ножу, желая повторить попытку со срезанием перчатки со своей левой руки и надеясь фразой у окна немного заболтать своенравный артефакт. Не тут то было: Рука рывком схватила его за рубаху и силой швырнула на циновку, так что Румбик с ощутимым грохотом стукнулся головой о стену. Потом начала отвешивать всё новые подзатыльники-не менее десяти штук. Когда же юноша попытался правой своей "клешнёй" её перехватить, то Рука вновь схватила его за верх рубахи и целенаправленно швахнула дважды лбом в стену, да так, что глина начала осыпаться.
   Румбик барахтался на своей циновке и отчаянно кричал: он ругался страшными словами, канючил, визжал, брызгал слюной во все стороны и клялся сжечь перчатку в костре, даже если ему самому придётся в огонь сунуть свою руку- а после очередного особо болезненного подзатыльника, обещал купить ей статую из мрамора, где бы она заняла достойное место что давно заслужила.
  Видимо молодой человек издавал настоящий грохот, так как в дверь к нему вскоре забарабанил хозяин дома и проорал: "Румбик, дурья твоя голова-ты чего там беснуешься?! Весь дом ходуном ходит, вот-вот развалится! В тебя бесы вселились или с жизнью прощаешься?-Тогда выметайся ко всем чертям отсюда и иди топиться куда к морю. Открывай немедля, балбес!"
  На миг избиение Румбика Рукой прекратилось, потом артефакт звонко щёлкнул пальцами перед носом своего носителя и указал на дверь, видимо требуя открыть. После чего Рука юркнула за спину юноши и до боли вывернула вновь ему правую кисть.
  С обеими враждующими своими руками за спиной, воришка еле смог подняться на ноги, упираясь в стену лбом и помогая себе плечами. Наконец он добрёл до двери и под не замолкавшими ни на миг ударами по ней хозяина дома, отпер её зубами, чуть было не потеряв их все, когда домовладелец резким движение распахнул открытое препятствие.
   Пожилой пузан заскочил в каморку и стал пытливо её осматривать. Однако видя что всё более менее в сохранности и большого разгрома нет-недоуменно уставился на молодого человека, стоявшего с заведёнными руками за спиной и словно гримасничавшего от боли.
--Ты чего тут шумел?-спросил хозяин дома.-Мы то с супругой думали уже чёрти что...
--Да я ...м-м-м-, в общем-после ночной ходки,-Румбик был откровенен, так как домовладелец и сам принадлежал к их общей банде "шелестов" и расщедрился на каморку для юноши именно по причине намёка со стороны Хозяйки, Плётки и Земели, в его сторону.
--А-а-а,-протянул толстяк,-и что, как добыча?
  Румбик хотел было пожать плечами, но тут заметил столбик из монет что обнаружил у себя в карманах утром, до похода на рынок и указал на них: "Вот. Возьмите что там причитается, а то я несколько того...задолжал."
  Хозяин оглянулся и коршуном кинулся на добычу что сперва и не заметил. Тут же сгрёб их все. Однако поразмыслив, две всё же оставил и тут же, с широченной улыбкой на лице стал прощаться, постоянно повторяя что он лишь заботясь о жильце сюда ломился и вообще-все "шелесты" братья ему, а сам Румбик, так считай что сын родной, которого-слава Богу, у него никогда и не было!
  Юноша пожаловался в ответ на недосып и то что немного перенервничал, и когда дверь захлопнулась за уходящим хозяином дома, оба расстались в наилучшем настроении. Чего не скажешь об отношении Румбика и Руки.
  Как только пузатый хозяин вышел, Рука бросила держать правую кисть юноши и сделала резкий тычок в живот, да так ловко что Румбик согнулся вдвое и ухнул, после чего осел на пол. Потом перчатка резким жестом указала на оставшиеся две монетки на табурете и тут же метнулась к голове зажмурившегося от страха воришки, однако вместо привычного подзатыльника последовало странное: Рука выставила указательный палец и покрутила у виска Румбика, а бросив крутить-слегка постучала костяшками пальцев в перчатке по голове.  Потом опять ткнула в бок и вновь указав на две оставшиеся монетки потёрла пальцами, словно торговец требующий оплату, прямо перед носом  юноши.
--Хм...Зачем отдал столько монет?-догадался воришка,-а что, он у меня спрашивал?
  Тут же прилетела плюха от Руки и перед носом Румбика возник его собственный левый кулак  в толстой перчатке, недвусмысленно угрожавшей своему обладателю расправой, за такое немыслимое транжирство их общими денежными суммами.
--Нет, а чё я?-захныкал воришка,-ты то чего тихо отсиделась, а? Как меня пинать-так пожалуйста, а этому хрычу навалять-страшно?
  Рука медленно помахала указательным пальцем перед носом юноши, указывая что он не прав. После чего снова продемонстрировала кулак. Вновь пощёлкала пальцами у носа воришки и выставив два пальца вниз стала изображать неспешную походку хозяина дома.
--Ага, да. Хозяин?-догадался Румбик.
  Рука ему показала большой палец и тут же вновь указала на оставшиеся монетки, после чего провела ребром ладони по шее юноши и выставила средний палец в сторону двери.
--Угу. Понял. Да только он тоже-не промах. Из наших. Ранее на контрабанде сидел плотно. Может и прибить если что...-угрюмо добавил воришка.
  Рука тут же жестами дала понять, демонстрируя при этом чудеса распальцовки: что данного жирдяя она просто спустит пинками пальцев с лестницы.
   Тут уже не выдержал Румбик, его лицо приняло плаксивое выражение и он зачастил: "Да делай что хочешь-я то здесь каким боком? Чего ты ко мне прицепилась? Спускай с лестницы, но без меня! Тебя то он не тронет, решив что это мои выходки, зато моей спине достанется за нас двоих! Мне как то неинтересно принимать чужие тумаки своей задницей!"
  Рука шустро подняла два расставленных пальца и нацелилась на шею воришки. "Вилы в глотку"-тут же догадался Румбик и нервно отдёрнул голову от направленной на него угрозы, гулко стукнувшись при этом затылком о стену. 
  Наконец он осторожно направился в центр своей комнатушки, внимательно наблюдая за всё ещё угрожающей ему Рукой: "Хм...Ты пойми-я не против! Давай, чуди как хочешь. Но без меня! Кошельки и "кашолки", дамы то есть-да, всё это было очень мило, а вот избиение стражника на рынке, а перед этим секретаря в доме  твоего бывшего владельца...Ну ведь перебор, явный!"
  Однако артефакт лишь небрежно указал ладонью параллельно двери, словно намекая незримому собеседнику возле неё что всё в порядке. Следующие двадцать минут прошли в переговорах: Румбик умолял Руку слезть с него и найти себе иного хозяина, за что стабильно получал тычки и подзатыльники. Юноша рассказывал сколько известно ему воров в Тавросе и гарантировал что на их "клешнях" перчатка будет сидеть как влитая, а уж проделок всяких сможет навытворять, так просто немерено: от ограбления нищих у папертей, до массовой резни старух в приюте-сколько ей заблагорассудится! Так как, по его словам, многие из его воровских знакомцев также давно "потеряли берега" и были способны теперь на столь многое, что хоть бери и беги прочь из Тавроса!
--Хватит! Мы не подходим друг другу-дошло до тебя?-ныл Румбик,-Да, я действительно хотел фарта и немного мастерства-но себе и под себя, а не так, что бы кто то мною управлял. Мне самому надо это проделывать, а не что бы со мной это...
   Рука лишь плавно махнула указательным пальцем перед носом своего носителя, показывая что юноша в который раз ошибается и не без явно ощутимого ехидства потрепала воришку за щёку.
   Это переполнило чашу терпения последнего и он подпрыгнув на полметра над полом, с рёвом накинулся вновь на перчатку: вцепившись в неё зубами  и уперевшись ногами, для упора, в выступавшее из стены старое закопчёное бревно. 
  Схватка и в этот раз была недолгой: Рука, большим пальцем и мизинцем, настолько больно сжала челюсть юноши, что Румбик открыл рот и выпустив буйволовую кожу артефакта неистово заорал. Вслед крику прилетел ощутимый удар в зубы, которому не помешала и правая рука удерживающая перчатку, и воришка, с грохотом мешка с костями, свалился на пол. В очередной раз за этот сумбурный день.
  Над головой стонущего на полу человечка раздались знакомые звонкие щелчки. Обернувшись, Румбик увидел что Рука опять ему угрожает "вилами", однако вскоре вновь начала щёлкать пальцами.
--И...что?-сообразил Румбик что ему что то хотят донести.
  Рука указала на две оставшиеся серебряные монетки и к немалому изумлению юноши-стала доставать кошели из его рубахи, о которых он почти совсем забыл когда сбегал с рынка и после дрался с непослушной перчаткой.
   Рука властным жестом потребовала пересчитать добычу. Оказалось что в двух кошелях и мешочке было одиннадцать серебряных и двадцать шесть медных монеток. Рука показала большой палец и жестом указала где спрятать данный клад, убрав часть отвалившихся у стены камней и аккуратно закрыв вновь.
  Потом, когда всё было сокрыто, указав на укрытие, Рука сотворила жест с "перетеканием" пальцев и Румбик научившийся многое понимать из общения с новым странным напарником, тут же переспросил: "Так себе?". Большой палец в перчатке был ему ответом.
--Ну так ведь рынок то тоже-наш, местечковый. Вот если бы на главный городской,-вякнул Румбик и тут же осёкся, раздумывая, нельзя ли себе чем рот постоянно зажимать. Рука на его слова задёргалась, засуетилась и сразу же погладила юношу по голове, видимо намекая что он "хороший и понятливый мальчик." После чего изобразила пальцами ходьбу и показала большой палец.
--Сейчас? Прямо сейчас на главный рынок Тавроса? Да зачем?!-с ужасом возопил воришка,  вспоминая что успел натворить за последние сутки: от странного ограбления дома аристократа Дукса, до шумной потасовки на припортовом рынке.
  Рука провела перед носом юноши ладонью и резко сжала её в кулак, потом указала на спрятанный клад в стене и тут же начала "строить лесенку" в воздухе-каждый раз меняя положение своё всё выше.
--Нам нужно подниматься по пирамиде...или лестнице?-догадался вновь Румбик,-расти в профессиональном и социальном статусе, копить всё большие суммы, а в дальнейшем...-он оссёкся и решил не продолжать, боясь опять вякнуть что лишнее. Рука похлопала его по правому плечу и как командир, уверенным жестом указала в окно.
  Вздохнув, Румбик привёл себя в порядок и нацепив сверху украденный утром плащ, что бы хоть как то скрыть свою бедную одежду-направился в сторону главного рынка Тавроса. Все его доводы против пресекались Рукой слишком жёстко и молодой воришка просто устал биться головой о стену или получать подзатыльники с тычками. На данный период времени ему ничего не приходило в голову и успокоив себя тем, что возможно со временем он привыкнет... или сдохнет, а так или иначе успокоишись, юноша быстро шагал по улицам что то часто бормоча себе под нос.
  Румбик зря полностью отвлёкся на свои горестные раздумья о настоящем и не следил за Рукой: последняя, видимо в качестве разминки перед скорым бенефисом после долгого простоя, постоянно мелькала вблизи штанов и мешков проходящих рядом с юношей людей и вскоре новый кошель и пара безделушек уже покоились на груди у ничего не подозревающего юноши, словно малые дети при матери.
  В метрах двухстах, от входа на главный рынок Тавроса, Рука смогла достать из скрытого кармашка какого то низенького толстячка золотой кулончик миниатюрных размеров, с бирюзой и ловко сунула за широкий пояс штанов Румбика. Ни благодушный обворованный мужчина, ни Румбик-так и не заметили произошедшего и каждый направился далее по свои делам: Румбик -на главный рынок, томясь нехорошими предчувствиями, а начальник стражи города-на личный осмотр припортового торжища, куда его отправил сам гегемон Тавроса после утреннего совещания и выволочки: за то что не уследил за безопасностью в самом дорогом квартале города, где ночью был обворован дом известного члена городского совета Никифора Дукса. Сразу по окончанию совещания, проходившего в основном под непрекращающиеся крики и ругань гегемона, прибыл гонец и сообщил о массовой краже на небольшом рынке близ порта. Туда сразу были направлены стражники во множестве и следователи, а теперь начстражи и сам степенно шествовал по городу, наслаждаясь отличной погодой и полным брюхом от недавно съеденного цыплёнка в вине.
 
                 



Александр Никатор

#11565 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги