Румбик: Первые шаги

Размер шрифта: - +

глава двадцать девятая

  К колодцу с зомбодедом, Румбику удалось добраться лишь к закату. Артефактная перчатка периодически пыталась свернуть на шляхи, но юноша лишь бурчал себе под нос страшные проклятия в адрес Руки и шёл заранее им определённым путём. Про себя он решил просто: если его начнёт разворачивать перчатка, методом привычного её воспитания зверского избиения, то он просто свалится на землю и будет кататься и выть. Так или иначе, но артефакту придётся смириться с тем, что из простого "носителя"-юноша стал управляющим в их тандеме.
  Однако Рука вскоре успокоилась и позволила воришке самому определять их совместное движение.
  Колодец, куда так стремился беглец, как и ранее казался заброшенным: заваленный досками и камнями вход сверху был засыпан песком и землёй, поверх плотной холстины, что плотно была прижата к камням. Свежих следов, на "как бы случайно просыпанном" вокруг песке-не было видно, а значит "шелесты" не входили в своё тайное убежище уже минимум неделю, когда они втроём: Румбик, Плётка и Земеля-в последний раз забрали контрабанду из османских городов и потом передали её каким то заезжим купцам из земель литвинов.
  Колодец с зомбодедом, был одним из старейших схронов "шелестов" вне городских стен: в нём проводили посвящения новичков банды, точнее проверочное испытание и в нём же прятались беглецы, когда кто из них особо сильно накосячил и вынужден был бежать из Тавроса, спасаясь от погони.
   Большой глубокий колодец в приморской скале. Сверху вход закрывали досками и полотнищем, потом  засыпали их грязным песком и землёй. Внутри колодец имел несколько просторных помещений, заботливо расширенных "шелестами" в своё время. Там обычно хранили запасы провизии и оружия, верёвки и свечи, но в последнее время использовали скорее как место где можно держать контрабандный товар привозимый по морю, до тех пор,  пока его не удастся провезти уже в сам город. 
  Территорию вокруг колодца старались держать неухоженной и заброшенной, а всех кто пытался было поселиться рядом или расчистить сам колодец-зверски избивали. Нередко "шелесты" проводили ночные рейды против ненужных соседей: прикинувшись бесами или когортой чертей и измазавшись сажей, и в постоянных их завываниях о "чёртовом месте" родилось несколько простонародных баек, о проклятом заброшенном колодце.
  "Неделю назад", эта мысль в голове Румбика отдавалась кузнечным боем молотов: словно за прошедшую неделю он прожил короткую, но вполне законченную жизнь. Мечтал о славе и власти, и вот, в какой то мере оба эти желания удовлетворены. Что же вышло?-он беглец из родного города, изгой и предатель в банде: которая его воспитала-многими ненавидимый и приговорённый к позорной смерти...
  Раздумья о случившемся с ним за последнее время разозлили Румбика, а злость-придала сил. Он быстро раскидал все камни на входе в заброшенный колодец  и сняв полотнину и доски, осмотрел верёвку с узлами, по которой "шелесты" спускались обычно вниз. Всё было как всегда. Даже зомбодед, бывший вроде цепного пса при данном схроне-привычно сопел и толкался со стуком о ящики, пугая незнакомых с "шелестами" людей, своим сумбурным передвижением по помещениям тёмного колодца. 
  Многие из чужаков и прохожих искренне верили в призрака, что поселился в данном месте и рассказывали друг другу басни о старом воине, некогда утопленном жителями села в паре километров выше по холму, в таком же колодце и чей призрак "всплыл" в данном месте и ждёт лишь шанса поквитаться с обидчиками...
  Эту байку придумал Земеля, что бы местные, из ближайшего населённого пункта-не лазили близ схрона банды и всячески её культивировал проезжая через село. Многие из жителей до оторопи боялись даже днём ходить мимо старого колодца: постоянно ожидая что утопленный воин, о котором правда никто никогда слыхом не слыхивал-да и странно было кидать людей в колодец, из которого себе самим воду черпали-проще топором тюкнуть или в море утопить, так вот: что бы страж колодца не добрался до них, в отместку за грехи прежних лет.
  На самом же деле никто даже среди банды "шелестов" не мог сказать точно кто же такой зомбодед: он был при них вроде талисмана или, что точнее-некоего символа, скрытого туза в рукаве. Странное и судя по всему бессмертное существо, безумное и при этом совершенно не опасное, постоянно теряющее свои конечности и вновь сшиваемое двумя кураторами старшаками-Плёткой и Земелей. Зомбодед был нужен как некий символ, передаваемый одним лидером банды-другому. Именно так поступил батюшка нынешней атаманши, ещё в ранние годы посвятив своё время обучению дщери любимой воровскому и контрабандному делу.
  При Хозяйке появился новый ритуал посвящения: новичка одного опускали в колодец к зомбодеду и просили собрать пять горшков масла, которое ранее рассовали старшие из "шелестов", по укромным уголкам. Кто то из новичков быстро всё выполнял и возвращался спокойным, за кем то, после его воплей и отказа отвечать на задаваемые вопросы,  приходилось спускаться проверяющим из старшаков...
  Сам Румбик сдал данный экзамен средненько: в тот, первый раз-он до одури боялся наступающего на него и вечно причмокивающего зомбодеда и большую часть из горшков с маслом просто разбил. Потом оказалось что зубов в челюстях у старика давно почти что и нет, так что: ни съесть, ни разорвать немощными дряхлыми руками-зомбодед никого не мог, разве что напугать до одури.
  Несколько раз вечный старик разваливался на части и Румбик был свидетелем того, как Плётка его"сшивал", в который раз присоединяя отвалившуюся конечность. Зомбодед был лучшим стражем от других банд и поселян, ибо обе группы этих людей были крайне суеверны и не хотели связываться с ручным призраком банды "шелестов", соответственно и особой охраны для схрона с контрабандой никто и не выставлял.
  Обыкновенно зомбодед-сутки напролёт шаркая расхаживал, медленно волоча ноги по помещениям внутри колодца, постоянно вздыхая и покряхтывая. На самом деле там давно были вырыты и оборудованы два склада и ещё пару комнат для людей, и места было довольно много. 
  Его стенания и причмокивания настолько пугали случайно слышавших эти звуки поселян, что даже пару раз начали проскальзывать байки об упыре. Но так как трупы без кровиночки или тела животных всё никак не находились, да и пропавших, если не считать пары красных девок что добровольно сами ушли с наёмными солдатами-не было, то вскоре от идеи об упыре подколодезном, как то позабыли.
   Румбик вспоминал все эти моменты и рассказы, когда спускался по верёвке с узлами для удобства движения, в глубину колодца. Вскоре его глаза привыкли к колодезной темноте и он различил "вечного" обитателя данного места: зомбодед стоял открыв беззубый рот и что то пришелёпывал, разглядывая новоприбывшего.
  Юноша быстро спрыгнул с верёвки на стол, стоявший чуть слева от колодезного входа и тут же резким движением развернул престарелого зомби к себе спиной, держа того за плечи. Потом ловко сделал подсечку и довольно скоро спеленал зомбодеда собственным плащом. Сделав всё это в течении полминуты юноша огляделся и заметив светильник на масле и огниво-зажёг его. Вновь забрался по верёвке наверх и закрыл, как смог, полотниной вход- лишь бы его отодвигание сигналило посетителю внутри, в случае если кто непрошеный будет лезть.
  Обычно никто из "шелестов" надолго в схроне не оставался, а если кого и держали-то лишь при контрабанде и те кто наверху были-всегда при этом закрывали вход от посторонних и маскировали. Но сейчас у Румбика особо выбора небыло: ему нужно было где то спрятаться и побыть наедине, прежде чем принять важное решение: отпилить себе руку в перчатке или же смириться с судьбой, к которой ранее так стремился и остаться "беговым носильщиком" при легендарной воровской перчатке.
   Перекусив найденными припасами юноша вскоре забылся тревожным сном, улёгшись просто сверху на самом большом столе и невероятно устав от нервотрёпки и постоянных перебежек и драк прошедшего дня. 
  Проснулся он лишь когда забытый им светильник погас и внезапно наступила пугающая тьма. В углу заворчал всё ещё лежащий на полу зомбодед и Румбик мигом вскочил на ноги,  ожидая  возможного нападения.
  Наконец разобрав что же всё таки случилось, Румбик на ощупь взял глиняный горшок с маслом и как зря, постоянно переливая и проливая, наполнил светильную плошку и вновь зажёг. Немного прошёлся по помещениям пытаясь отогнать сон. Залез по верёвке и выглянул из за полотнища-стояла уже глубокая ночь. Спустившись вновь поел и вдруг, даже не ожидая от себя такого-с размаху шарахнул рукой в перчатке об стол и зашипел: "Ты! Всё ты!!!"
  Перчатка ответила быстрым болезненным ударом в живот и парой пощёчин, однако Румбик словно впал в бешенство: от хватал перчатку зубами и свободной правой рукой, катался по полу и всё время обвинял артефакт в своих несчастьях:" Тварь, чего ты ко мне прицепилась, тогда, в доме Дукса?! Я всё понял: ты сама отперла сейф и сама на меня взгромоздилась, я даже и не помышлял тебя одеть!"
  Внезапно Рука дала юноше щелчок по носу и показала большой палец, словно издеваясь над глупым недогадливым ребёнком. Румбик зарычал и вновь накинулся на свою левую руку, потом свалился на пол и ещё минут пять там барахтался получая удары от перчатки, чем вызвал живейший интерес зомбодеда.  
  --Скотина-слезь!-верещал уже несколько помятый Румбик, пару раз чувствуя что Рука его могла бы легко придушить, если бы желала.-Что тебе от меня нужно?!
  Перчатка дала очередные пару пощёчин и схватив Румбика за рубаху швырнула ближе к светильнику, потом сделала неопределённый жест, словно собирая пальцами воздух и резко сжала кулак, но не угрожала им, а держала на расстоянии.
--Всех в кулаке держать станешь, так?-догадался юноша.
  Уже привычно Рука показала большой палец , являющийся у неё универсальным знаком согласия и довольства, и стала отряхивать одежду юноши.
   Воришка встал на ноги и спросил не без опаски: "Я ничего этого не желаю-понимаешь? Мне нравилась прежняя жизнь! Сейчас я это отчётливо понимаю: та, что была до тебя. Я уже не хочу великой воровской славы и добычи, если за мной гоняются в родном городе и почти все хотят повесить...На кой чёрт тогда слава и деньги?!-друзья ненавидят, а мешки с золотом-так за них скорее и прирежут, другие соискатели их содержимого...."
  Артефакт похлопал своего носителя по плечу, словно намекая что ко всему можно привыкнуть и он, не станет исключением из правил. Этот жест снова взбесил Румбика-он вновь схватил зубами перчатку и после ряда конвульсивных попыток сорвать её, в который раз повалился на землю.
  Юноша хрипел, плевался, скрипел зубами-а перчатка, периодически зажимая невероятно сильными пальцами, по очереди: нос, пальцы правой руки, уши своего противника-заставляла последнего верещать от боли и дёргаться, бросая прежде сильный захват.
  Извиваясь словно червь, Румбик каким то образом добрался до ранее им спелёнутого зомбодеда, что уже давно с интересом наблюдал за странным представлением в котором недавний пришелец отчаянно сопротивлялся своей же собственной левой руке облачённой в перчатку и катался по полу схрона как умалишённый. 
   Внезапно зомбодед что то громко ухнул и вытянув свою тощую шею, одним неуловимым движением схватил беззубым ртом за отворот перчатки. Потом дёрнул в сторону и стал мотать головой, словно пёс с тряпкой. 
  Перчатка, не ожидая  атаки ещё и со стороны связанного зомбодеда, отпустила Румбика и в пару весомых ударов костяшками в лоб, скинула зомбодедову голову снова на пол и вырвалась из захвата беззубого рта.
    Но этого времени вполне хватило юноше для выполнения задуманного: зомбодед слегка стащил прежде казавшийся незыблемым "насест" Руки и когда  артефакт отвлёкся на наказание хулиганствующего умертвия, Румбик смог правой рукой что есть силы дёрнуть за большой палец легендарной перчатки.
   Неожиданно, со странным звуком, похожим скорее на лёгкий звон монет чем шелест кожи-старинный воровской артефакт свалился с левой руки юноши и пропал в черноте плохо освещённого пола, рядом с часто ухающим зомбодедом, что тряс своей почти полностью лысой головой.
  Воришка не веря своему счастью уставился на обе руки, потом ощупал их: левую-правой, а правую-левой и вдруг вскочил на ноги и стал отчаянно отбивать какой то неведомый никому танец, с подпрыгиваниями и воплями радости, угрозами кулаками потолку и громким свистом. Тусклый огонёк светильника постоянно качался во все стороны и мимо проходящие поселяне, возвращавшиеся ночью от морского берега, услышав из им и так знакомого, как "проклятый", колодца очередные пугающие звуки, как они потом вечерами часто рассказывали просивших их об этом друзьям: " Вопли гнева и боли, словно в неизбывной грусти кто прощался с жизнью и готов был убивать всё живое..."-добавили новую байку в копилку о схроне "шелестов"
  Юноша внутри колодца был сам не свой от радости: мечта последних трёх дней наконец сбылась! Проклятущая перчатка снята и теперь...
  Когда он подумал о том что теперь, то вынужден был остановиться в праздновании победы и призадуматься-а действительно, что теперь?-возвращаться в Таврос было плохим вариантом: в лучшем случае арест стражей, в ином-пытки и позорная казнь "шелестами". Что бы уплыть куда подальше нужны были деньги, что бы скрыться пешком-знание местности и хоть какая подготовка к походу. Ничего подобного у юноши небыло.
   Громкие шорохи и ворчание зомбодеда привлекло внимание Румбика. Взяв в руку, на которой ранее восседал артефакт, светильник-он подошёл ближе к старику умертвию и ахнул: лежащий на земле зомбодед активно дрыгал во все стороны ногами, а плащ, его связывавший-был уже почти полностью развязан! На левой руке связанного символа "шелестов", что всё это время шустрой змеёй проделывала с путами для освобождения всего спелёнутого тела умертвия-уже красовалась легендарная перчатка! Артефакт нашёл себе нового носителя и явно собирался теперь поквитаться с прежним.
  Пока воришка завороженно смотрел на происходящее, не зная что предпринять: наброситься с кулаками на Руку было бесполезно-её силы и умений хватало на десяток таких как он, а чем то подавить издалека-не приходило в голову и не попадалось на глаза, чем именно.
  Рука наконец распутала плащ и пару раз бесцеремонно перевернув зомбодеда бросками за плечо-защёлкала пальцами. Потом направила пару из них на Румбика и резко ими тряхнула.
--Вилы...в глотку?-тихим испуганным голосом спросил юноша, увидев знакомый жест сделанный пальцами Рукой. 
  Перчатка в пару рывков поставила умертвия на ноги и указала на стоящего со светильником Румбика, показав пальцами что следует бежать догонять. 
  Однако нынешний её носитель лишь что то хрюкнул и потащил артефакт в свой беззубый рот. Последовала серия ударов, тычков и подзатыльников, но Рука не знала о бесчувственности зомбодеда к боли и того, что у него "в голове пусто", причём давно. 
  Всё то, что почти безотказно действовало на хлюпика юношу сразу, совершенно не помогало справиться со странноватыми  желаниями зомбодеда: он шагал во все стороны разом, урчал и причмокивал, бил Руку в ответ и совершенно не боялся её ударов.
 Попытка схватить его за плечо и просто дёрнуть в сторону врага-завершилась их общим падением и Рука на каменном полу отчаянно хватала воздух пальцами, желая дотянуться до Румбиковых штанин и повалить бывшего носителя на пол, что бы разобраться с ним находясь на одном уровне.
  Юноша схватил наконец замеченное им на стеллажах короткое весло и нанёс пять ударов по перчатке сверху вниз, с замахом. Та дёргалась и пыталась защититься, но привязка к телу зомбодеда не давала ей манёвра. Вскоре однако Рука смогла перехватить весло у уже изрядно подуставшего махать им в тесноте и полутьме юноши и тычком рукояти в челюсть самого Румбика, сбила последнего с ног. 
  Воришка свалился на землю и с ужасом наблюдал за тем как Рука хватала умертвия за все части его почти полностью обнажённого тела, скользила по ним и вновь хватала. Наконец перчатке удалось видимо крепко сделать захват и она попыталась рывком приподнять тело зомбодеда на ноги.
  Хихикающий престарелый зомбик действительно на долю секунды почти принял вертикальное положение, но тут же свалился вниз, сбив попутно горящий светильник и в полной темноте вновь раздалось его уханье и причмокивание с пола.
  Ещё несколько раз воришка слышал шлепки перчатки по телу зомбодеда, потом, словно кто махом перекидывал мешок с костями и сразу вслед этому грохот, в который раз падающего на пол тела умертвия. Наконец стало тихо и Румбик, пытавшийся привыкнуть к темноте, услышал звук волочения. 
  Чуя подвох он мигом взгромоздился на стол и стал отчаянно думать как вновь зажечь светильник: стол стоял рядом с полками, на которых должны были быть лучины или свечи и юноша надеялся их найти на ощупь, и осветить поле будущего боя с легендарной перчаткой.
  Странный звук продолжался: сначала шлепок по полу, потом волочение и вновь шлепок и опять волочение...Когда наконец воришке удалось запалить сухую лучину, то он сразу попытался осмотреть место возле стола, однако лучина сильно дымила и почти не давала света. Пришлось с помощью лучины найти свечу и уже ею проводить рекогносцировку около столовой местности и проползавших там в сумраке врагов.
   Рука делала большой "гребок" и выпластав все пять пальцев ухватывалась ими за пол, после чего подтягивала к себе остальное тело столь непослушного её воле зомбодеда. Видимо ей тоже пришло в большой палец, или куда ещё, служащее аналогом головы-что нужно как можно скорее захватить управление над молодым вором, что ранее её носил, иначе она вновь будет погребена на руке сумасшедшего умертвия и не сможет отомстить человечеству за своё заточение.
  Это же быстро сообразил и Румбик-он стал шарить глазами в поисках чего-либо и вновь наткнувшись на весло, что впопыхах драки обронил совсем недавно и которым, и сам бил и его били, сперва отвёл взгляд, но вспомнив как Плётка несколько раз ловко сшивал привычного к избиениям зомбодеда тонкими верёвками и суровыми нитками, вновь вернулся к разглядыванию весла.
  Поняв, что благодаря тому что сама Рука, при непослушном теле не может быстро передвигаться, а волочимый ею зомбодед не позволит догнать убегающего противника- воришка спрыгнул со стола и вновь поднял весло над головой. Потом схватил запасной светильник и зажёг его. 
  Следующие пять минут Румбик запалил три больших свечи, и опрокинутый и вновь наполненный первый масляной светильничек. В помещениях близ стола стало достаточно светло, хотя и не без тёмных проплешин, где ничего было не разглядеть.
  Перчатка, всё это время пока юноша носился готовясь к схватке с ней, пыталась менять направление движения и начинала вновь, в который раз преследовать юношу. Но делала каждую новую попытку со всё большим опозданием.
  Румбик сделал три глубоких вдоха и начал приводить задуманный план в исполнение: он методично бил лопастью весла в плечо зомбодеда, левое. Постоянно в одно и тоже место,  целенаправленно желая отделить данную конечность умертвия. Кроме того что на этой руке находилась зловредная перчатка, так именно данное сочленение в своё время Плётка, при помощи того же Румбика-минимум трижды пришивал зомбодеду, когда тот его отрывал при разных обстоятельствах.
  На этот раз Рука выдохлась или просто угол атаки и время были подобраны удачно, но артефакт почти ничем не смог помешать юноше вновь оторвать левую руку от остального тела умертвия: десяток точных ударов распушили или разорвали связывающие сустав и тело нити и он вскоре был отделён от остального тела зомбодеда. 
  Легендарная перчатка, видимо не ожидавшая подобного-затихла, но когда последний её, уже давно мёртвый обладатель, тяжело опираясь на оставшуюся конечность попытался подняться на ноги-она схватила его за правую ногу и с силой дёрнула вниз, заставив зомбодеда с оглушительным грохотом свалиться на землю.
  Перчатка теперь была отделена от тяжёлого тела стража схрона "шелестов" и могла вполне самостоятельно, с лёгкой рукой умертвия в качестве седла на котором умещалась, передвигаться по помещениям схрона. Тут только Румбик понял свою роковую ошибку и то, что теперь ему придётся как то уворачиваться от гораздо более шустрого, чем ранее, противника. Он предполагал что без тела перчатка потеряет часть своей силы, совершенно в спешке боя забыв о её умении самостоятельно проводить небольшие рейды.
  Тем временем артефакт, словно некий мифический краб, быстро пополз в направлении стола и начал, споро перебирая пальцами, влазить на него. Вскоре он уже взобрался на саму столешницу.
  Румбик схватил данного сборного скорпиона из легенд за условный "хвост", что ранее был рукой зомбодеда и попытался отбросить подальше. Однако Рука, незаметным быстрым движением успела ухватить за носок мягкой обуви воришки когда тот наклонился и крепко, до боли, его сжала. Юноша закричал от боли и уже не соображая что делает-рванул сильнее за плечевой сустав умертвия, что бы отбросить как можно далее от себя продолжавшую источать опасность легендарную Руку: естественно он тут же свалился на стол и с оглушающим шумом  скатился с него далее, на пол. При рывке воришки, Румбик и Рука уже представляли некий замкнутый круг и резко дёрнув, юноша себя самого свалил с ног. 
  Начался новый раунд борьбы: артефакт пытался сдавливать болевым приёмом панкратиона ногу юноши, но тот парой ловких ударов о стол смог всё же сбить на пол настырную Руку. Последняя тут же бросилась вдогонку, однако бегать на пальцах за тем кто скрывается от тебя на двух ногах-дело сложное и пару манёвров и отскоков спустя, Румбик вновь залез на стол, наблюдая за очередным героическим вскарабкиванием Руки к нему.
  На этот раз дважды удалось её сбить вниз всё тем же веслом, нанося множество ударов по пальцам, ставшими щупальцами в новых условиях. Перчатка снова и снова сваливалась в лужицы пролившегося ранее масла из лампад и сильно в нём извазюкалась. 
  При очередной попытке, Руке удалось провести свою атаку благодаря тени возле ножки стола, однако когда она неожиданно появилась на его поверхности и бросилась к юноше-Румбик быстро спрыгнул на пол и решил повторить ранее неудачное действие-схватить за условный "хвост" и размахнувшись швахнуть о каменные стены, словно пойманного хоря в курятнике: может удастся вытрясти или выбить таким образом настырный артефакт.
  Захват прошёл удачно благодаря тому, что юноша старался и сам теперь копировать стиль перчатки: действовал быстро и чётко, не раздумывая или рассусоливая схватил за оторванный сустав зомбодеда и рванула чуть в сторону, для замаха. Перчатка находясь в воздухе уцепилась за полки с запасами возле стола и крепко за них теперь держалась. Как Румбик не дёргал, как не бил попавшейся доской-перчатка не отпускала своего зажима полок. Наконец терпение отказало юноше и он сделав упор ногами в приколоченный стол, совершил рывок изо всех сил, на какие ещё был способен.
  Случилось неожиданное: вместо того что бы оторвать Руку от полок и продолжить борьбу как прежде, на полу, воришке удалось...вытащить рывком им же самим отбитую веслом руку зомбодеда!
   Возможно тому причиной стало то, что перчатка часто перед этим падала в лужи пролитого  масла, то ли что ещё-но сам легендарный воровской артефакт обвис клочком обработанной кожи на средних полках, а в руках Румбика оказалась отбитая им же конечность умертвия. Уже без всяких легендарных облачений на ней.
  Кинув в сторону всего бурчащего тела часть зомбодеда, юноша уставился на висящую перчатку. Подумал немного и взяв бывшее рядом весло-осторожно вдел его округлую часть в артефакт. Ему показалось что последний издал вновь звук перебора монет и слабо шевелился, хотя возможно это лишь страх и неверный свет сыграли свою роль.
  "Рука" больше никак себя не проявляла и Румбик отнёс, её держа на весле, до пустого пыльного ящика и скинул внутрь. Почти тут же он закрыл его вначале плетёной клетью, а сверху и крышкой. Потом поставил сверху большой камень и принялся искать чем забить. Найдя пару гвоздей он крепко забил, как смог, ящик и лишь теперь, усталый но счастливый, уселся на него сверху. Пришло время думать как избавляться от данного "подарка Судьбы". 
 --Выбросить?-размышлял вслух Румбик.-Нет! Никакой гарантии что "Это" вскоре не вернётся с очередным дураком вроде меня и тогда...А оно ведь мстительное! Мало ли чего в её большой палец взбредёт или в средний?-Тьху срамота!...Утопить?-лучше всего! Но следует самому выбраться из колодца с ящиком, идти к морю, найти лодку и отплыть подальше-иначе кто обнаружит из ныряльщиков и всё по новой. Утопить лучше всего, но уж больно много мороки-есть шанс уронить ящик и всё пустить к чертям под хвост.
  Взгляд юноши упал на недавно заделанный проход, через который он пугал дурным голосом Гуго, когда тот стоял в морском гроте на берегу, а Румбик, будучи его оруженосцем-вещал от имени призрачного охранителя сей морской пещеры. Идея вновь зародилась в голове воришки: в колодезном схроне "шелестов" есть куча всяких выемок в скале, а песка и глины рядом-навалом! Он просто поступит как в своё время делал Никофор Дукс, из дома которого и была похищена Рука-схоронит её от людей и никому не станет сообщать где и как, авось на пару столетий и хватит...
  Вскоре Румбик карабкался наверх с пустыми мешком и бурдюком: первый был для глины, второй-для морской воды. Песок в обилие находился в самом схроне, иногда полностью укрывая полы маленьких помещений.
  Ящик с воровским артефактом был установлен в глубокую щель или скол в скальной стене помещения, которым крайне редко пользовались "шелесты", и Румбик быстро залепил везде где мог глиной, смешиваемой в бурдюке с песком и морской водой и присыпав для "усушки",  сухим новым песком, а после отошёл посмотреть. 
  Потом юноша недовольно скривился и свалил рядом кучу камней, что бы новая "заплата" на стене не так бросалась в глаза. Там же бросил три рваные корзины: что никому не понадобились в сто лет и старый, давно развалившийся, ящик.
  К раннему утру план дальнейших действий созрел и юношей было начато его исполнение: Румбик написал на старющем, многократно очищенном скоблением и оттого тончайшем,  крохотном куске пергамента, записку: "Прошу всех меня простить-Хозяйка, Плётка, Земеля. Клянусь-не я! Вы зря мне не поверили-Рука существует. Постараюсь увести её и себя подальше отсюда. Не стоит нас останавливать, Рука-беспощадна!"
   Последние слова были скорее как возможное охранение, если его бывшая банда начнёт преследовать его вне стен Тавроса и юноша надеялся что они просто побоятся, после прочтения записки, продолжать его поиск что бы казнить. Сама Записка была прижата на столе оторванной рукой зомбодеда и вскоре после её написания Румбик выбрался из схрона в старом колодце, наверх. Закрыв и засыпав как и ранее было вход, он отправился на шлях, надеясь скорее найти повозку или просто кампанию для дальнейшей долгой дороги.
   Уже через пару сотен шагов он догнал несколько телег с людьми: испуганными и заваленными своим барахлом выше головы.
--Доброе утро! Позволите с вами пойти?-вежливо поинтересовался юноша.
  Старший в поезде, бородач, его осмотрел цепким взглядом и видимо не найдя причин отказать, махнул рукой, приглашая сесть на одну из повозок. Недолго выждав Румбик завязал разговор с бабами, что держали обеими руками какие то мешки, видимо с тряпьём: "Откуда вы?"
--Из Тавроса! Еле ного унесли, думали всё-конец света!
--Хм...А что там у вас такое?-сделал вид что не местный Румбик.
--Да как что?!-антихрист прибыл, не иначе: людей каждый день на рынках многократно грабят, стражу бьют, дома сжигают...А когда банды решили всех знатных порезать и самими городом править, то вообще-насилу стражники и гвардия гегемона справились! С сотню домов сгорело, сколько душ побили до смерти-и не ведомо! Таврос словно пережил эпидемию чумы, но сразу-за одни сутки!
--Банды...что?
--Банды хотели свергнуть гегемона и благородных и самим начать править: стали в тавернах резать стражников, строить баррикады, сжигать дома и насильничать в городе...Их уже где то в порту заперли, но готовят вести штурм. Мы решили бежать к родственникам в сёла-зачем в таком погибельном месте оставаться? Таврос прокляли-верно говорю!
  Ещё с час женщины бойко рассказывали все слухи и байки, а мужик с бородой важно кивал головой, соглашаясь с бабьим трёпом. В ближайшем селе Румбик поблагодарил за путь и соскочив с телеги, словно пьяный, пошёл прочь: его родную банду "шелестов" возможно уже перебили, родной город словно после набега пиратов-разграблен и сожжён, а сам он-в непонятных бегах...Всё плыло перед глазами юноши.
  Перед богатой хатой старосты села, сидел на коне богато одетый всадник. Увидев Румбика он расхохотался и проорал: "Вот так встреча! Румбик-ты тоже решил покинуть наш гибнущий город?!" 
  Присмотревшись, тот к кому обращался всадник замер и остановился как вкопанный, разинув рот: перед ним был рыцарь Гуго Блажь, собственной персоной! 
--З-з- здравствуйте...-промямлил Румбик, ожидая новых обвинений за своё подозрительное исчезновение с салонного вечера и дальнейшую пропажу, с одеждой Гуго.
--Приветствую вас, мой друг! Мы с вами частенько стали встречаться вне стен города-не находите?-немного хохотнув своей остроте, всадник продолжил.-Столько всего произошло, со времени наших салонных бесед: господина Дукса, что должен был стать женихом младшей сестрицы-неизвестная банда иноземцев, ну, вы о ней наверное слыхали?-так вот, его они ограбили первого! А потом уже всё завертелось самым необычным образом: массовые отъёмы кошелей на рынках, драки со стражей, запугивание граждан, захват казны города...В конце сговорились с бандами и хотели устроить мятеж, и полностью очистить Таврос об благородных!
   Пеший молодой человек стоял уже у самого коня своего ровесника и жадно просил рассказать ему подробности. Услыхав что мятеж перерос в резню именно в таверне "Кусай-глотай", Румбик заметно вздрогнул и его стала бить крупная дрожь.
  После рассказов Гуго о ночи боёв и пожаров, и окружении Припортового квартала гвардейцами и стражей, последующей выдачи ворами двадцати зачинщиков для показательных виселиц для успокоения толпы-Румбику стало совсем нехорошо и он упросил Гуго пойти с ним в ближайший кабачок.
  За парой кружек крепкой медовухи горести потихоньку перестали столь отчаянно занозить в душе и оба молодых человека сговорились о новом совместном походе: Гуго желал немного просветить крестьян, на принадлежавших его семье землях близ Тавроса, о последних веяниях наук и вообще-мироустройства, надеясь, что они став учёными крестьянами, совсем по иному станут относиться к податям землевладельцам, понимая всю их нужность. К тому же оказалось что в городе сейчас бардак и казни, и Гуго совершенно не хотелось при всём этом присутствовать-ночи бунта и пожаров ему хватило сполна.
  Вскоре рыцарь Гуго Блажь и его оруженосец и компаньон Румбик, оба ехали на конях-мощном волохатом коне тяжеловесе рыцарь и обычной сельской коняге-его оруженосец. Обоим хотелось покинуть Таврос и на время забыть о его существовании...



Александр Никатор

#11561 в Фэнтези

В тексте есть: юмор

Отредактировано: 18.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги