Рыцари Ямы

Размер шрифта: - +

Главы 1-4

  Глава 1.

- Ты будешь смотреть под ноги, дэсово отродье? Сколько раз я повторял тебе, визит мусорщиков Гавани- это верный кусок хлеба и верный глоток пива. И мы здесь оказались первыми, такой удачи не было уже четыре цикла . И упускать её из за тупого сонного щенка, который глазеет по сторонам ,вместо того, чтобы смотреть себе под ноги я не собираюсь.
Обычно немногословный Хаксли сопроводил свою пламенную речь парой увесистых затрещин. Кори почесал свой многострадальный затылок, по которому и пришлась рука Хаксли, но возражать ему не стал. Во первых, он был прав, во вторых , любое возражение могло привести и к более серьёзным последствиям. Пару недель Кори начал спор по поводу своей доли в дневной добыче. Уж больно хороша была заколка белого металла с искусственным камнем , которую он уже мысленно примерил на свой замызганный плащ неопределённой расцветки. Но у Хаксли было насчёт неё своё особое мнение, и он энергично изложил его руками и ногами на теле Кори. Рёбра ныли до сих пор. Открытое же неповиновение своему десятнику могло привести и к более серьёзным последствиям на общем сборе Стаи № 5 , к которой он принадлежал. Например, к избиению палками по пяткам, или подвешиванию  ногами вниз на пару дневных единиц. 
Кори по привычке вытер простуженный нос рукавом и ещё ниже склонился к грязной земле, высматривая добычу.  Парень второй месяц находился в рядах  Вольных сборщиков Ямы. Для сына шлюхи ,родом от неизвестного отца карьера была хорошая. В ряды Вольных сборщиков его отрекомендовал один из посетителей трактира «Ярость Неназванного» , где Кори трудился прислугой «за всех»- отмывал полы от плевков и блевотины, чистил овощи, мыл посуду за пару медных квадрансов в день и прохудившуюся крышу над головой и клок соломы под бока. Чем Кори глянулся Стилу-одному из десятников Стаи № 5-оставалось загадкой, но факт есть факт. Стил в один из вечеров коротко переговорил с мальчишкой, и дал свою рекомендацию- кусок полотняной бумаги с оттиском своего перстня десятника. Правда, его благотворительность не простиралась настолько далеко, чтобы взять его в свой десяток-лучший в Стае. Кори стал юниором в десятке Хаксли. Несмотря на то , что Хаксли был скуп на слова- и щедр на тумаки, это был не самый плохой вариант- добыча его десятки была стабильной, репутация- хорошей.
И день сегодня ,правда обещал быть удачным. Десятка Хаксли , за исключением приболевшего Куницы Нара редкой цепочкой прочёсывала закреплённый за ним участок свалки. Буквально час назад несколько десятков флотских повозок республики  привезли на свалку, которую все называли Яма, очередную порцию отходов своей жизнедеятельности. Рваные матросские робы, обрывки канатов из знаменитой пеньки Подветренных островов, прохудившуюся металлическую посуду из олова –всё это богачи из хозяйственной службы флота- которые звались мусорщики Гавани с легкомысленной щедростью выбросили. Кори недоумевал- почему столько много полезных и нужных вещей с безумной расточительностью вывозится в Яму. Матросские робы швеи Ямы приводили в порядок, перекрашивали и продавали всем обитателям Ямы- ткань на робы шла добрая и ноская. Обрывки канатов местными умельцами кропотливо сращивались в целые канаты и продавались потом по дешёвке под видом фирменного, но контрабандного  продукта капитанам Вольного братства . Подветренные острова принципиально не торговали с пиратами- и поэтому настоящих канатов флибустьерам не видать было как своих ушей. Жители Ямы успешно решали для них эту проблему. Оловянная посуда с успехом переливалась местными же кузнецами в новые изделия. Обрывки парусов вываривались в вонючих чанах и становились тканевой бумагой. В дело шло всё.
Мысли Кори по  поводу  расточительства жителей Гавани он держал при себе. Некому их было высказывать- весь его десяток, как и он сам рождались, взрослели и умирали здесь же- в Яме. Промежуточный этап жизни под названием старость аборигены обходили стороной. В Яме до старости не доживал никто. Согласно правилам- каждого, достигшего возраста пятиста сорока циклов умертвляли. Да и редко кто доживал до такого возраста. Голод, болезни, нападения  дэсов  и войны Стай делали своё дело надёжно и быстро. 
Впрочем- была категория жителей Ямы ,которые родились вне неё. Бастарды. По традиции республики-все незаконнорожденные оставлялись на границах Ямы- в строго определённом месте под названием Врата жизни и, если было угодно судьбе  и случаю ,доживали до того момента, когда за ними являлись светлые гении Ямы- сёстры Двух звёзд. Они занимались спасением жизни младенцев и держали их у себя в Длинных домах до наступления возраста двадцати семи циклов. После чего бастард выходил в большую жизнь- и чем он добывал себе пропитание на хлеб насущный- никого дальше не интересовало.
В Яме жили отверженные. Десять тысяч циклов назад –когда из осколков огромных государств прошлого после катастрофы Первого финала образовалась республика- первый собравшийся республиканский совет принял свод жёстких правил- выработал новые законы и кодексы на общем собрании жителей и путём всеобщего голосования. На этом же собрании части уцелевших после финала людей это не очень понравилось. За то время анархии и безвластия сложилась целая каста сборщиков артефактов, наёмных бойцов, охотников за головами и прочего сброда. Новая жизнь, предложенная республикой, казалась им невыносимо скучной и пресной. Поэтому, после жаркой дискуссии на ножах и рапирах , оставшиеся в живых после неё бунтари отступили в Яму- огромный котлован времён Первого финала , закрепились там, и ,отбив несколько атак новой республиканской армии остались  на вечное жительство. Первое время бунтари занимались сбором уцелевших артефактов, рыболовством и разбоями.  С течением лет республика окрепла ,нарастила мышцы и провела серию успешных операций по уничтожению отребья Ямы. Покончив с разбоями- республиканские власти предложили изгоям новую альтернативу. Растущая промышленность и флот оставляли после себя горы отходов. Их утилизацией и занялись жители Ямы. Обе стороны со временем это вполне начало устраивать. Территория благоустраивалась- появились первые Стаи и их неписанные кодексы , появились трактиры и ночлежки, Длинные дома сестёр Двух звёзд- жизнь налаживалась.
Республика забыла о детях Ямы- Яма забыла о республике. Со временем, это государство в государстве разрасталось, и сейчас там проживало не менее двадцати тысяч человек  обоего пола.
Как любое государство –Яма имела своих граждан- членов Стай. Своё дворянство- десятников . Свою армию- охранные Стаи № 14 и № 15. Свой суд-совет Стай. Совет Стай выполнял также законодательные функции, и функции исполнительной власти.  Республика же не вмешивалась в дела Ямы- за парой исключений. Первое- жители Ямы ни под каким видом не могли её покидать. За нарушение этого правила полагалась смерть ослушнику- и сотне других жителей , первых попавшихся на глаза гвардейцам. Второе правило- захват новых земель вне Ямы. Наказание было таким же. И третье, запрет на изготовление , хранение и ношение огнестрельного  оружия. Около ста восьмидесяти циклов назад оно было создано в республике и других местах- и вооружать им бродяг из Ямы , во избежание ненужных проблем никто не собирался.
Проблема идентификации личности решалась властями республики очень просто. На плечо гражданина наносилась особой краской татуировка с изображение герба республики- трёх смотрящих вперёд дэсов- полу волков –полу собак- самых беспощадных и умных хищников этих земель, которые имели зачатки цивилизации и обладали интеллектом, а также, по совместительству, были большими любителями человечины. Краску татуировки невозможно было подделать- она светилась в темноте нежно зелёным цветом. Татуировка наносилась сразу после рождения.
Таким образом, бродяг Ямы можно было опознать сразу. Попытки местных пытливых умов создать аналогичный состав заканчивались провалом. Секрет краски, по видимому , был оставлен прошлыми цивилизациями- существовавшими на этих землях до катастрофы Первого финала. Такой же краской печатались и изображения на бумажных ассигнациях республики- во избежание подделок. 
Бумажных денег, впрочем , в Яме не признавали. Только медь и серебро.
Тем временем Кори нашёл пару флотских ботинок с крепким верхом, только без каблуков. Подумав про себя, что за них дадут не меньше четырёх квадрансов, он двинулся дальше.
Разгребая палкой с металлическим острым наконечником кучу мусора перед собой, он заметил в глубине неё какое- то шевеление. Скорее всего –береговая крыса, подумал парень. Береговая крыса- хитрое и умное создание, к тому же весьма кусачее и быстрое. За меховую шкурку грызуна тоже можно было выручить пару квадрансов. Приняв решение, Кори нанёс пару быстрых ударов в глубину кучи своей палкой.
На его счастье, или на его беду- это смотря с какой стороны посмотреть- мальчишка промахнулся.  Но от удара раскололся лист местной плитки для крыш – и Кори увидел то ,чего он здесь видеть был не должен. Бастард лежал в плетёной корзине и беззвучно открывал свой рот с уже посиневшими губами. О том, что это бастард неопровержимо свидетельствовал лист бумаги с изображением вырванного с корнями дерева. Лист был наклеен на корзину.  Этого не могло быть- традиции , которым тысячи циклов были незыблемы- всех незаконнорожденных оставляли у Врат жизни. Иного быть не могло . Но опровержение традиций Кори наблюдал своими глазами. 
Минуту подумав, парень громко свистнул, подзывая людей своего десятка.

Восемь мужчин и один подросток полукругом стояли возле плетёной корзины. Сил кричать у малыша в корзине уже не было , и он только беззвучно открывал свой беззубый рот и округлял в муке свои огромные ярко-фиолетовые глаза.
-Смотрите парни, ублюдок гэльфовской крови- произнёс Хаксли.
Гэльфмами называлось благородное сословие республики. По давней легенде- гэльфы были прямыми потомками Раннего Человечества – первых людей этого мира. По совсем уже глухим преданиям, гэльфы прибыли в этот мир из других миров. Жители Ямы не имели возможности знакомиться со старинными рукописями, но ,по глазам- сословие отца малыша определили верно. Фиолетовые миндалевидные глаза  могли быть только у благородных- признак передавался исключительно  по отцовской линии. Женщина- гэльф, понесшая от простолюдина( что было вовсе уж невероятным событием) не давала своему потомку такого дивного цвета глаз.
Корзина бастарда была перевита тонкой серебряной проволокой, а укутан он был в атласное одеяльце фиолетового же цвета.
- Ну и что нам делать, десятник ? произнёс  Коротышка- один из десятки.
-Я не знаю- медленно протянул Хаксли. Небывалое дело- на моей памяти такого не было. Но из за какого то мелкого гэльфовского крысёныша останавливать сбор я не собираюсь- время к обеду. И за обедом я хочу есть мясо. И запивать его пивом, и хорошим пивом. Кори!
-Да десятник- отозвался парень.
-Берешь это мелкое отродье и быстро дуешь к любому Длинному дому, там спрашиваешь любую из сестёр , и отдаёшь им бастарда. Или можешь выкинуть его по дороге. Дело твоё, ты создал нам проблему- тебе её и решать!
-Но десятник- заныл Кори….
-Бегом, я сказал, а вы бездельники, быстро вернулись к участку!
-Плюнув и крепко выругавшись, Кори взял корзину за ручки и потянул  её  по направлению к жилому сектору Ямы. Ноша ,впрочем была не очень оттягивала руку всего то фунтов 8-10. Дорога в жилой сектор была грунтовой, но дождей последнюю неделю не было, и поэтому шагалось  по ней  легко.  Путь занял половину дневной единицы- халф- и через это время худой долговязый подросток с корзиной уже стоял у врат Длинного дома Южной окраины. Всего длинных домой было пять- четыре Дома окраин и Центральный дом. Бастардов в Центральном доме почти не было- он был занят под склады, зал Совета сестёр и другие административные нужды.
Кори подошёл к входным дверям Длинного дома ,изготовленным  из корабельного дерева и позвонил в небольшой привратный колокол. Через некоторое время смотровое окошко приоткрылось и в нём показалось заспанная физиономия одной из сестёр.
- Что тебе надо , оборвыш? –строгим голосом осведомилась она у Кори.
- Ваше сестринство – у меня ребёнок. Бастрад- пролепетал Кори. С сёстрами Двух звёзд ему приходилось общаться впервые, и он немного робел.
-Какой ещё ребёнок ?
-Бастард. И Кори ,запинаясь изложил всю историю о обретении бастарда от начала и до конца. Времени, впрочем, это заняло немного.
-По мере продолжения рассказа мальчика рот сестры открывался от изумления всё шире и шире. Входную дверь она уже открыла и, присев на корточки, внимательно рассматривала корзину и её содержимое.
После окончания рассказа, она коротко приказала Кори оставаться на месте и скрылась в полумраке коридора Длинного дома.
В ожидании её прихода, Кори достал из кармана кусок хлеба с обглоданными  крысами краями и начал его грызть ,откусывая небольшими кусочками, чтобы продлить наслаждение от еды. Краюха была подобрана на свалке , но Кори абсолютно не переживал по поводу происхождения пищи. Жизнь в Яме не способствовала чистоплюйству.
-Мальчик ! –прозвучал красивый грудной голос от входных дверей, и Кори от неожиданности чуть не подавился последним куском краюхи.
У дверей он увидел женщину средних циклов – высокую и статную. На оранжевом головном платке женщины была эмблема из двух звёзд- и по ней Кори  понял, что эта сестра из Старших сестёр- то есть из тех, кто может отдавать приказы и смело ожидать их неукоснительного исполнения.
Помимо бастардов , сёстры занимались финансовыми операциями- как внутри Ямы, так, по слухам ,и в республике.  Охранные стаи брали у них ,по истечении положенного срока наиболее крепких бастардов для пополнения своих рядов в будущем. Сёстры также занимались медицинской магией и просто лечением больных Ямы. Для силового решения некоторых вопросов у них имелись и охранные отряды сестёр- крепких молчаливых девиц, отлично вооружённых и обученных. В Яме сёстры были реальной силой.
-Повтори мне свою историю – мягко сказала она. Кори принялся за изложение своего рассказа во второй раз. Старшая сестра задала мальчику несколько наводящих и уточняющих вопросов , касающихся места обнаружения ублюдка, времени прибытия обоза флота , не было ли при нём ещё чего ни будь из вещей.
-Как тебя зовут , малыш?
-Кори, Ваше сестринство.
-Послушай меня, Кори. Правила сестринства и Длинных домов незыблемы- бастарды обретают жизнь только у Врат жизни. Иных путей попадания их в Яму нет. И быть не может- все остальные пути грешны и беззаконны. Я не могу навлекать на людей гнев Двух звёзд.  Вместе с тем, если лишить его жизни здесь и сейчас- значит совершить не совсем законный поступок. Решение должен принять Совет. Но до его сбора ещё треть цикла, и незаконно проникший в Яму бастард не может находиться в Длинном доме ,на его освящённой земле. Поэтому слушай моё решение- бастард остаётся на твоём попечении. Мы будем утром и вечером давать тебе по бутыли питательной смеси. Сестра Анда- тут она коротко кивнула в сторону привратницы- покажет  как кормить его и ухаживать за ним. Монет ты не получишь – ты делаешь дело ,угодное Двум звёздам- то есть плата за это дело оскорбит их- и навлечёт на тебя и нас много бед. Я всё сказала. Первую бутыль получишь прямо сейчас. И мой тебе совет, перепеленай его чистой тряпкой, положи его у костра. Смесь давай подогретой. Прощай, с тобой свяжутся через треть цикла. В каком ты десятке?
- Десяток Хаксли, юниор.
-Получай смесь- и иди!
- Но ваше сестринство, но как же так, как я буду зарабатывать себе на жизнь эту треть цикла?- не веря своим ушам спросил Кори.
-Я всё сказала! – тут в мягком голосе старшей сестры отчётливо стали слышны стальные нотки. – Не искушай судьбу. Делай то, что должно делать!
Сестра Анда вынесла бутыль из стекла с белёсой жидкостью и вручила его раздавленному словами Старшей сестры  пареньку. Кори механическим жестом сунул бутыль в корзину и медленно переступая враз отяжелевшими ногами побрёл к своему дому- земляной норе, вырытой около трактира, где он раньше служил . Вообще, десятка жила с отдельном помещении- но он пока был юниором- на испытательном сроке , и переступить порог жилища свое десятки мог только после официального принятия в неё.
По пути Кори вяло катал по голове нехорошие мысли. Старшая сестра обрекла его как минимум ,на муки голода. Присматривая за ублюдком, он не мог полноценно работать. Ему и так, как юниору оставляли шестую часть добычи. После её продажи Кори еле хватало на пару краюх хлеба , небольшой- с половину ладони  кусок мяса, да на маленькую кружку самого дешёвого пива.  С появлением обузы ему не светило и этого. А значит, на второй, максимум третий день у него не будет сил выйти на промысел. И тогда- смерть. Неминуемая. В Яме никто не любил слабых- никто  не делился куском хлеба с голодным, за исключением членов Стай в отношениях между собой- но  не бескорыстно. Согласно правилам Ямы- за каждую услугу, тот ,кому она была оказана обязан был оплатить её вдвойне. Зная, что Кори юниор -никто бы ему не дал в долг еды.
Кори редко плакал, но сейчас злые непрошеные, слёзы сами потекли по его грязным щекам.  Он опустил корзину на землю- вернее ,почти её бросил , опустился на колени и с ненавистью уставился на ребёнка.
Крыса, обдристаный дэс, проклятый ублюдок! Ну почему, почему я? Звёзды, скажите, в чём я провинился перед вами? – Кори набрал полный рот слюны и смачно выпустил её в лицо бастарда.
Парень начал собирать слюну для повторного плевка, но не стал этого делать. Малыш ярко фиолетовыми глазами не мигая внимательно рассматривал его,  будто запоминая. Потом его беззубый рот расцвёл в робкой улыбке , и он, вытянув из под одеяла свою ручонку, протянул её по направлению к Кори.
Кори внимательно посмотрел на лицо своего подопечного, потом тяжело вздохнул, и ,взяв в руку рукоятки корзины потянул свою ношу домой. Путь предстоял долгий, а ему надо было ещё найти покупателя на найденные ботинки. Он надеялся, что Хаксли про них из за поднявшейся суматохи не вспомнит.



Ротмистр Токарев-Тульский

Отредактировано: 29.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться