С тобой, навсегда

Размер шрифта: - +

С тобой, навсегда

Удары сердца твердят мне, что я не убит

Сквозь обожженные веки я вижу рассвет

Я открываю глаза — надо мною стоит

Великий Ужас, которому имени нет...

 

Оргия Праведников — Последний воин Мертвой Земли

 

 

Машина затормозила, мягко съехала на грунтовую дорогу, по которой видимо уже сто лет никто не ездил, так поросла она пожухлой травой. Я оторвалась от книги, выглянула в окно. За штакетником, в глубине запущенного сада виднелись заколоченные окна двухэтажного деревянного дома. Четыре часа поездки пролетели незаметно.

— Господи, опять глаза на мокром месте! Мы же тебе обещали — всего неделя и вернешься к друзьям и своему иглоукалыванию! — воскликнула мама.

Я шмыгнула носом, молча отвернулась. Что толку объяснять? «Иглоукалыванием» она обзывала мое увлечение фехтованием. А если я скажу, что слезы от повести, которую только что дочитала, моя прагматичная суровая родительница лишь снисходительно усмехнется и пожмет плечами. А папа… папа предпочитал не спорить с женой.

— Ах, какой тут воздух! — мама выпорхнула из машины и по некошеной траве неспешно направилась к дому.

Когда-то здесь жила моя прабабушка, после смерти которой дом достался моему дедушке и… впрочем, тонкости с наследованием мне были совершенно неинтересны. То ли дело сам дом: ветхий и одинокий, стоящий в стороне от других, в окружении таких же старых почерневших деревьев.

Тугой ржавый замок отозвался надтреснутым скрежетом, открывая дверь в просторную полупустую гостиную. Солнце пробивалось в щели между досками, яркими полосами расчерчивало деревянный пол, дрожало юркими зайчиками на темной мебели.

— Пыли-то сколько, — мама сморщила изящный носик и звонко чихнула. — Так, давайте поедим, а все остальное потом.

— Поддерживаю, — отозвался папа, сваливая в угол чемодан и сумки.

— Нани, помоги мне.

Вообще-то мое имя Нина. Но с детства я упрямо требовала называть себя Нани, все привыкли и зовут так до сих пор. Мы убрали со стола запыленную скатерть, разложили нехитрую еду, что взяли с собой в дорогу. Отец умудрился раздобыть тряпку и тщательно вытер стулья. Я грызла куриное крылышко и неотрывно смотрела в окно, туда, где раскинулись поля и луга, а дальше — зеленое море леса. Наверное, вот в таком лесу и жили ситы.

Волосы тронул легкий порыв ветра. Я удивленно оглянулась на дверь — закрыта. Голова закружилась, все поплыло перед глазами, ветерок скользнул по шее, прикрыл мягкими лапками уши и голоса родителей унеслись вдаль. К горлу подкатила тошнота, я медленно сглотнула, прикрыла глаза, останавливая головокружение. Но вот взгляд прояснился, сильно вздрогнув, я уронила вилку, судорожно вцепилась в край скатерти и с усилием сжала губы, чтобы не закричать. Наверное, мои глаза стали такими же большими, как у мальчишки, что сидел напротив и с дерзкой ухмылкой таращился на меня. Иссиня-черные нечесаные космы, тонкие черты лица, в темно-зеленой радужке плясали отблески свечей. «Ааай… лоор?!»

— Ты чего? — кто-то справа дернул меня за рукав.

С трудом оторвав взгляд от сита, я повернула голову. Соломенные волосы, подозрительно прищуренные серые глаза.

— Иыыа… — едва слышно промычала я, задыхаясь.

Хейли сжал мою руку чуть выше локтя и сердито зашипел:

— Да что с тобой такое? Не смотри на него!

Я послушно опустила ресницы, удивленно разглядывая расшитое платьес длинными узкими рукавами и медово-золотистые косы, толстыми змеями свернувшиеся на коленях.

— Сыновья Старой Пущи благодарят хозяина за щедрость. Хлеб и вино этого дома выше всяких похвал, однако мы утомлены дорогой и просим разрешения удалиться, — прозвучал мелодичный голос. Я немедленно вскинула голову — над столом горделиво возвышался седовласый сит. Яркио-бирюзовые глаза смотрели высокомерно и холодно.

— Конечно, уважаемый, — пожилой мужчина церемонно раскланялся. — Лучшие покои замка в вашем распоряжении, и если гости больше ничего не желают…

Лорд Кейн — беззвучно, одними губами, прошептала я.

— Отчего же не желают? — острые уши Айлора встрепенулись, а озорная улыбка стала еще шире, обнажая острые клыки. — Лорд Кейн Мейз, молва о поэтическом даре твоего сына достигла наших ушей еще в столице, и вот уже который день не дает мне покоя. Гостить в замке Мейз и не услышать золотой голос Синедола — что может быть более несправедливым? — юный сит проникновенно посмотрел на Хейли и поклонился. — Хейли Мейз, могу ли я просить о песне?

— Благородный лорд Кейн, — четко произнес седовласый. — Сыновья Старой Пущи нижайше просят Вас простить эту дерзость. Принцу Айлоримиеллу, видимо, нездоровится… он, как всякое дитя королевской крови, хрупок: лишения долгого путешествия тяжелы для него.

— Помилуйте, дорогие гости, какая дерзость? — прозвучал над моим ухом голос Хейли. — Я охотно спою, если Его Высочество того желает. Подайте гитару.



Мари Фурсова

#8997 в Фэнтези

В тексте есть: магия

Отредактировано: 24.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться