Самый странный нуб

Размер шрифта: - +

Глава 7

Глава 7

 

    В провал серпантином спускалась узкая дорога, двигаться по которой мешали то и дело поднимающиеся навстречу орки, толкавшие перед собой деревянные вагонетки на крошечных колесиках, елозивших по параллельным бороздам в камне. На Роса зеленокожие обращали внимания не больше, чем на пустое место, и ему приходилось то и дело прижиматься спиной к скале, чтобы не попасть в неприятность.
    Спускаться пришлось недолго: до дна провала было не больше сотни метров,  — хотя дорога и успевала сделать несколько витков, расстояние получалось небольшим. На плоском дне дымили еще две печи, именно из-за их едкого дыма Рос чихал по дороге вниз. Пройдясь по дощатому мостику, перекинутому через узкий ручей, он подошел к одному из полуголых орков, обслуживавших металлургическое хозяйство, и вежливо спросил:
    — Я новенький, где мне найти старшего?
    — Приходи ко мне вечером в барак, пятки почешешь — тогда скажу,  — радушно ответил зеленый громила.
    Его напарник от души заржал, и Рос понял, что здесь он вряд ли получит интересующую информацию, и максимально вежливо произнес:
    — Спасибо, я обдумаю ваше предположение.
    Тут уже заржали оба орка, а Рос, развернувшись, направился к одной из многочисленных дыр, вгрызавшихся в скалу понизу провала. Эту выбрал только потому, что она была куда больше остальных и выглядела незаброшенной. Да и вагонетки появлялись только из нее. Должно быть, зеленые заняты исключительно транспортировкой, а добычей занимаются другие. К ним-то Росу и надо.
    Внутри, вопреки ожиданиям, оказалось не темнее, чем в ясный полдень. Уходящий в глубь горы тоннель, по стенам неравномерно закреплены факелы. И вагонеток больше не видно, почему-то все остались позади, Росу больше никто не мешал.
    Один орк все же встретился на пересечении первого тоннеля с другим, тянущимся перпендикулярно. Он сидел возле такой же деревянной вагонетки и на Роса на обратил внимания. Тот остерегся к нему обращаться, припомнив отношение к нему всех встреченных здесь зеленокожих его сородичей.
    Рос расслышал, что спереди доносятся далекие удары железа по камню. Должно быть, ему как раз туда.
    Дальше тоннель становился заметно уже и темнее. Факелы встречались редко, горели тускло. Но это Росу не мешало. Наверное, действует ночное зрение, тот самый расовый бонус. Ну хоть какая-то польза от выбора.
    Звуки ударов становились все громче и громче, но их источник упрямо не желал показываться. Росу уже стало казаться, что он до вечера к нему не доберется, как вдруг он вышел к пересечению с другим тоннелем. Скорее даже не с тоннелем, а узким и низким лазом в горе. Именно оттуда доносился шум работы. Рос и сотни шагов не прошел, как увидел под одиноким факелом гнома, раз за разом бьющего киркой по монолитной скале.
    — Привет. Я новенький, не подскажете, что здесь надо делать?
    — Свали, здесь занято,  — равнодушно буркнул гном, не отрываясь от работы.
    Рос заподозрил, что здешние гномы ничем не лучше орков, но все же пошел дальше — там вроде тоже стучали киркой. Долго искать не пришлось — он наткнулся на факел, под которым сидел еще один бородатый коротышка и, кажется, подремывал.
    — Доброе утро. Я новенький, вы не подскажете, что здесь делать надо?
    Гном, не открывая глаз, таким же равнодушным тоном, как и его сородич, произнес:
    — Ну ты и урод. Должно быть, именно тебя увидел мой спившийся папаша, после чего его увезли в веселую больничку. Что за раса такая? Первый раз вижу, а уж я всякого навидался.
    — Редкая.
    — Ну да. По своей воле кто же захочет стать таким образиной. Совсем нуб?
    — Совсем,  — кивнул Рос.
    — Ну не переживай: не ты первый и не ты последний. Жетон хоть взял?
    — Да.
    — На шею повесил?
    — Да.
    — Наблюдательность ноль?
    — Двойка.
    — На хрена столько? Единицы тебе с головой хватит.
    — У меня и ловкости двадцать семь.
    — Во как! Значит, накосячил с характеристиками?
    — Да.
    — Бывает и такое. Меняй перса.
    — Не могу.
    — Небось рекламный акк с однократным выбором?
    — Вроде того.
    — Затирай перса и бери другой пакет, с выбором поприличнее.
    — Тоже не могу.
    — Вот же… Тогда бери кирку и руби руду.
    — Знать бы еще, как это делать…
    — Так же просто, как в носу ковыряться. Броди по выработке, смотри на стены. Единички наблюдательности хватает, чтобы без проблем замечать места, где прячется руда. Да тут особо и искать не надо — сплошная жила почти. Находишь место с рудой — и долби по нему что есть мочи, пока кусок не вывалится. Пропадет бодрость — отдыхай, как я сейчас отдыхаю. Чем меньше движений, тем быстрее она регенится.[22 - Игровой сленг, от «регенерация» (восстановление). Термин применяется к процессам восстановления непостоянных характеристик персонажа (очки жизни, запас магической энергии, бодрость и пр.).]
    — Хорошо, попробую.
    — Пробуй, это несложно. Даже последний нуб разберется. По ходу дела научишься, что непонятно — спрашивай, подскажу. Как набьешь сумку, тащи ее к штольне, там вагонетки стоят. Сбрасывай всю руду туда из сумки. Чтобы быстрее проворачивать это дело, просто открой сумку и открой приемочное окно вагонетки, потом перетащи один кусок руды в корыто. Возникнет надпись: «Переместить кусок медной руды в вагонетку?» Скажи вслух или мысленно: «Перетащить всю руду». Сумка станет пустой, в жетон запишется передача, по итогам дня будет понятно, сколько ты сдал.
    — Спасибо. Ты первый, кто хоть что-то объяснил. Гриди я за такого не считаю.
    — Ага. Тут народ весь неразговорчивый. А Гриди — тот еще вонючий скунс.
    — А почему почти у всех голоса одинаковые?
    — Ты что, с полным погружением играешь?
    — Да.
    — Зря, переплачиваешь ведь.
    — Ну так получилось.
    — А мы почти все в три-дэ. Не так удобно, да и медленнее, зато можно направить перса на руду, зажать клавишу, и он долбит, пока кусок не вывалится. И платишь за акк чуть меньше. Здесь, у «Силы меча», заработать хоть что-нибудь — уже удача, вот и трясешься над каждой монетой. Раньше вообще в два-дэ сидел, но сейчас там лагает сильно, не работа, а сплошное мучение. Давай иди, я сейчас долбить начну, не до разговоров станет.
    — Я — Рос, а тебя как звать?
    — А я — просто Пуп, иди уже.
    Поиск руды оказался не столь простым делом, как уверял Пуп. Рос до боли в глазах всматривался в скалу, но не замечал в ней ничего заслуживающего удара киркой. Прошел не одну сотню шагов, встретив еще пару монотонно долбящих скалу шахтеров, и окончательно убедился, что совершенно ничего не понимает. Руда должна быть, но ее почему-то нет! Все работают, лишь он один бродит как слепой дурак.
    В отчаянии начал бросать взгляды во все стороны, и вдруг на короткое мгновение мелькнуло окошко с информацией, будто уставился на деталь одежды или городской дом. Попытался найти эту точку и увидел: «Никуда не годный черный сланец с явными признаками медного оруденения. Шанс добыть один кусок руды: 79,23 %; шанс добыть дополнительный кусок руды: 8,08 %; шанс обнаружить неожиданный ресурс: 0,01 %».
    Перехватив кирку поудобнее, Рос со всей дури врезал по каменной поверхности. Инструмент выбил сноп искр, с лязгом отскочил, вскользь задев его по каске. От удара перед глазами поплыло; не удержавшись, Рос упал на пятую точку, ошалело встряхнул головой, разгоняя наплывающий мрак. И заметил, что в строке чата пробежал текст системных сообщений. Прокрутил информацию: «Медному проявлению нанесен урон: 10 единиц. Внимание, получен урон: 1 единица».
    Это что получается? Он сам себе урон нанес отскочившей киркой? Похоже, что так: шкала здоровья теперь неполная, вместо двадцати восьми единиц осталось двадцать семь. Эдак он себя прибьет, и придется ему спускаться в шахту заново.
    Следующий удар нанес со всей осторожностью: «Медному проявлению нанесен урон: 6 единиц».
    Похоже, чем сильнее бьешь, тем выше урон. Нет уж, лучше по чуть-чуть, но без рискованных приключений. А это еще что такое? Над описанием свойств проявления меди виднеется тонкая красная полоска. Похожая на его шкалу жизни и тоже слегка неполная. Присмотревшись к ней, увидел цифры: «1148/1164». Выходит, для победы над рудой надо стукнуть по ней около двухсот раз.
    Ох и долгое это дело…
    Рос стучал, шкала жизни ресурса медленно пустела, и наконец настал миг, когда исчерпалась полностью. Кирка ударила в последний раз, красная полоса мигнула и исчезла, от поверхности скалы отскочил приличный камень, ударил о сапог, покатился в сторону.
    Подняв добычу, Рос убедился, что булыжник, несмотря на то что размером был не больше кулака, весит прилично. До этого от забоя отскакивала лишь мелочь, похожая на чешую очень крупной рыбы, только не серебристая, а черная. При внимательном изучении всплыла информация: «Кусок низкокачественной медной руды. Вес: 1,07 кг. Содержание металла: 3,55 %».
    Спрятав трофей в сумку, Рос изучил место, по которому только что бил, но не обнаружил там никакой информации, только следы своих ударов. Понятно: надо опять заниматься поисками.
    Опыт — великая вещь. Поиски не затянулись, а затем, уже в процессе работы, Рос заметил, что не все его удары наносят урон: некоторые проходят вхолостую. А иногда вместо обычных пяти — семи единиц прочности руды отнималось до четырнадцати, а один раз даже пятнадцать. С чем это было связано — он не знал. Надо попробовать расспросить Пупа или кого-нибудь другого. Вдруг подскажут способ поднять эффективность труда.
    Шестому куску руды осталось жить не больше минуты, когда Рос вдруг почувствовал, что руки наливаются свинцом, не в силах поднять кирку, а ноги при этом норовят подогнуться, будто ватные.
    «Внимание: вы устали. Срочно отдохните или восстановите бодрость».
    Шкала бодрости была пуста — он сам не заметил, как все ее восемьдесят две единицы куда-то испарились. Зато жизнь вернулась к первоначальному показателю.
    Отдохнуть? Стоит попробовать. Пуп ведь не зря сидел, вместо того чтобы долбить скалу.
    Бодрость восстанавливалась раздражающе медленно. На то, чтобы восполнить половину, ушло минут десять, если не больше. Ждать надоело, Рос поднялся и добыл еще два куска, после чего отправился назад, надеясь, что застанет Пупа отдыхающим.
    Увы, тот долбил с энтузиазмом перфоратора. Рос присел рядом, восстанавливая бодрость. Он уже выяснил, что чем меньше двигаешься, тем быстрее растет ее шкала.
    Пуп нагнулся за добытым куском, пробурчал:
    — У тебя опять сто вопросов?
    — Ага.
    — Узнаю нуба, сам таким когда-то был. Ладно, отдохну: бодрости всего ничего осталось.
    — А побыстрее ее никак нельзя восстанавливать?
    — Можно воды попить из ручья, это добавит с десяток единиц. Делать это можно не чаще одного раза в час.
    — До ручья ходить далеко.
    — Флягу носи.
    — А где ее взять?
    — Купи.
    — Денег нет.
    — С Гриди поговори — выдаст в счет добычи. Сдерет, правда, будто за бриллиантовую, но тут других торгашей нет, так что выбор невелик. У тебя сумка новичка, фляга займет в ней одну ячейку, но лучше уж так, чем держать ее на поясе. Стукнет упавшим камнем и пробьет. Это, конечно, если фляга дешевая. Но разве у Гриди бывают другие.
    — Один раз в час работает вода?
    — Да.
    — А другие способы?
    — Эликсирами можно поднимать.
    — А где их брать?
    — У того же Гриди. Его элики работают раз в час, но пятьдесят единиц дают. Тебе с ними связываться не стоит — и так вряд ли что заработаешь, а с такими тратами еще и в долги влезешь.
    — А ускорить добычу руды можно?
    — Ага. Чем выше сила и атака, тем выше урон при ударе, и тем быстрее уходит прочность рудопроявления. Чем выше меткость, тем реже промахи.
    — Пустые удары реже с высокой меткостью?
    — Ну да. У тебя ловкость вроде задранная?
    — Ага.
    — Она с меткостью завязана, так что мазать ты должен гораздо реже. Но урон при ударах небось совсем смешной.
    — Пять — семь, сильнее бить побаиваюсь, да и замахиваться дольше придется.
    — Да это, парень, сущие слезы. Надо ж было так накосячить. Я за один раз выбиваю минимум тридцать пять.
    — Ого!
    — Крит был больше сотни.
    — Крит?
    — Ну это когда по ресурсу наносится повышенный урон. Обычно он двойной. Замечал?
    — Да.
    — Если с мобом дерешься, то критом повреждается что-то серьезно: лапа ломается, глаз вылетает и всякое такое. У руды уязвимых органов нет — вот и уходит все на повышенный урон. Кстати, шанс крита завязан в том числе и на ловкость, так что у тебя он должен проскакивать чаще.
    — Редко, не выше пятнадцати. До тебя мне очень далеко.
    — У меня еще и кирка получше твоей, но ненамного.
    — А где ты ее взял?
    — Своя, личная.
    — А у Гриди такую можно достать?
    — Можно, но сдерет много, если в счет добычи. Деньгами по-божески выйдет.
    — У меня ни монеты.
    — Ну так молись, чтобы вывалилось что-то приличное.
    — Не понял?
    — Видел у рудника свойство: «Шанс обнаружить неожиданный ресурс»?
    — Видел. Там еще про дополнительный кусок руды говорится.
    — С дополнительным все ясно — это когда в конце падают два и больше кусков. Обычное дело, примерно с двенадцати попыток вылетает. А вот неожиданный ресурс — это вопрос посложнее. Мы долбим медь — это металл. Дополнительно чаще всего падает что-то металлическое. Обычно кусок оловянной руды, реже железной, теоретически есть шанс даже мифриловую или адамантитовую выбить, но я про такое даже не слышал, уж очень нубская эта медь. Хотя она и металл, с ней может выпасть и камень. Как правило, недорогой малахит, но опять же в теории и алмазу не запрещено к тебе в сумку попасть. Так вот, мы сдаем только медь, все дополнительное — наш личный бонус, и там уж договаривайся с Гриди. Все понял?
    — Шанс один из десяти тысяч. С моей скоростью я за неделю не выбью.
    — Как фарт попрет. Одному сыплется в день по три раза, а другой столько и за месяц не видит. Есть еще способ маленько монет заколотить, но тебе пока это рано.
    — Какой?
    — Побить мобов, наколотить из них лута.
    — Лута?
    — Ну ты и нуб. Моб — это не только кач. После гибели остается тушка, а в ней много всякого можно найти, в том числе и неожиданного. Ну шкуры там, когти, зубы и прочее — это понятно. Но бывают и поинтереснее штучки. От моба все зависит. Раньше из них даже монеты падали, но это давно уже прикрыли, еще на бета-тесте. Статы на мобах к тому же быстрее гораздо подрастают, чем на руде.
    — Статы?
    — Характеристики. У тебя сила сегодня на сколько уже подросла?
    — Была девять — и осталось девять.
    — Даже одной сотой процента не набил?
    — Получается, не набил. А где этих мобов найти? В лес надо выходить?
    — Из рудника тебя не выпустят, так что о лесе даже не мечтай.
    — Почему не выпустят?
    — Чтобы не удрал с тряпьем и киркой. Нубский клан, нубский рудник, нубские порядки. У них договор — смех один. Через горную гильдию не проводят, так что ничего тебе не предъявишь, даже если до срока сбежишь, прихватив сувениры. Привязался наверху?
    — Ну да, как сказали.
    — Через месяц привязка слетит. Ты возрождаться после смерти будешь уже не у столба, а возле алтаря ближайшего храма светлых сил. Если деньги свои с этих нубов не выбьешь и начнут уговаривать продлить контракт, у тебя единственный шанс отсюда выбраться без долгой волокиты — убиться.
    — Могут не заплатить?
    — Да здесь тот еще гадюшник. Более-менее зарабатывает кучка своих, а таких, как мы, здесь закрывают наглухо. Считай, в рабство попал. Как тебя хоть угораздило?
    Рос вспомнил слова Цифры:
    — Да так, помог один… Предупреждал при этом, что я его проклинать буду.
    — Честный парень. По-своему честный, конечно.
    — Ну пока что не проклинаю.
    — Это потому что тебя с твоей ловкостью ни в одно приличное место не возьмут. Нубам вроде «мечей» плевать, хоть в интеллект все бросай, а порядочные кланы кривого мусора не собирают. Для тебя не такой уж плохой вариант. Месяц потрешься здесь, поднимешь горное дело — глядишь, заодно и силу чуток прокачаешь.
    — Горное дело? У меня нет такой характеристики.
    — Это дополнительная характеристика, она последней строкой идет.
    — Я нажимал на эту строку, но ничего не появлялось.
    — Потому что у тебя ни одной открытой, то есть доведенной до единицы, дополнительной характеристики нет. Как качнется, так и появится. Дополнительных сотни, а то и тысячи. Да никто толком не знает, сколько именно. Ладно, мне пора продолжать.
    — Пуп, скажи: а здесь мобов найти можно? На руднике?
    — Можно, но тебе с твоими статами и киркой тяжело там придется. Прибьют как муху газеткой.
    — Да и пусть. Попробовать хоть.
    — Руду долби — это полезнее для здоровья и кошелька.
    — Сегодня я все равно не должен ее сдавать.
    — А… поздно приперся. У этих нубов регистратор только утром и вечером активируется. Если шагать по штольне в глубь горы, пойдут брошенные штреки. Ну просто не работает там никто.
    — Штреки?
    — Ответвления от штольни, вроде этого. Они тянутся по рудным жилам.
    — Понял.
    — Вот там, подальше от шахтеров, мобы и бегают. И чем дальше вглубь, тем их больше. А совсем уж далеко такие страхолюдины могут встретиться, что прикончат тебя одним взглядом. Ночью они выбираются, иногда до провала доходят и даже до поселка, поэтому вечером все работы прекращаются: на стук кирки они обязательно припрутся. Нубский рудник, нубский клан, нубская руда никому, кроме этих нубов, не нужная. Все, извиняй, но болтовню прекращаю: пора делом заниматься.



Артем Каменистый

Отредактировано: 28.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги